Sidebar

12
Вт, нояб

Казачья одежда

Статьи

Особенности жизни донских казаков отразились на их одежде. Своеобразный вид донской казачьей одежды складывался веками. Облик одежды воссоздают старинные казачьи песни.


На стружках, сидят гребцы — удалые молодцы,
Удалые молодцы — вседонские казаки.
На них шапочки собольи, верхи бархатные,
Пестрорядные рубашки с золотым галуном.
Астраханские кушаки полушалковые,
С зачесами чулочки,
Да все гарусные.
Зелень-сафьян сапожки, кривые каблуки.

Казаки свободно относились к самобытности в одежде и рассматривали ее как один из существенных признаков своей самостоятельности. На Дону любили одежду ярких живописных расцветок, которую казаки привозили из походов. "Их одежда, уборы и оружие, - пишет Сухоруков, - принадлежали разным племенам и народам. Собственно своих одежд долгое время у них не водилось. Русские, турецкие, черкесские и татарские одежды составляли их пестрый наряд, иногда по цветовой гамме и сочетанию вещей весьма и весьма странный.

Один являлся в лазоревом атласном кафтане с чисто серебряными нашивками и жемчужным ожерельем, другой — в камчатном или бархатном полукафтане без рукавов и в темно-гвоздичном зипуне, опушенном голубою каймой, шелковой гвоздичного цвета нашивкой; третий — в камчатном или бархатном кафтане с золотыми турецкими пуговками и серебряными застежками... У всех шелковые турецкие кушаки и на нем булатные ножи с черенками рыбьего зуба в черных ножнах, оправленных серебром, красные или желтые сафьяновые сапоги и кунья шапка с бархатным верхом. Многие одевались в богатые турецкие, черкесские, калмыцкие платья, украшали оружием, оправленным с азиатской роскошью серебром и золотом под чернь".

О том, что носили казаки в 1705 году, говорил в Посольском приказе атаман донской зимовой станицы Савва Кочет: «...платья де они носят по древнему своему обычаю, как кому из них которое понравитца: иные любят платье и обувь по черкасски и по калмыцки, а иные обыкли ходить в русских стародревнего обычая в платье, и что де кому лутче похочется, тот тако и творит. И в том де между ними распри и никакого посмехания друг над другом нет». А дальше, как бы предупреждая Петра о том, что среди казаков петровские нововведения не приживутся, говорил: «А немецкого платья де никто из них казаков у них на Дону не носит, и мастеров, то есть портных, которые б немецкое платье могли делать, в городах их казацких не живут».
Петр I и не стал коверкать традиционную казачью одежду. Может быть, просто руки не дошли, а может, понял, что казачья одежда и вообще внешний вид — нечто большее, чем мода, и бритье бород и введение «немецкого платья» у казаков бескровными не будут. Но скорее всего, царь-реформатор в совместных с казаками походах убедился, как приспособлена одежда казаков к боевой жизни в степи.
Одежду донцов А. И. Ригельман описывает так: «Платье носят совсем татарское, парчевое, штофное или суконное, кафтан и полукафтанье или бешмет и штаны широкие, сапоги и шапка черкесские, опоясываются кушаком».

Характеризуя особенности семейного уклада и хозяйственной деятельности верховцев и низовцев, И. Краснов отмечает: «в нравах своих верховые казаки обнаруживают строгость, переходящую иногда в суровость, умеренность в пище и одежде, доводимую иногда до скупости». … «...у низовых казаков не наблюдается ни простоты нравов, ни патриархальности... С давнего времени отличались они щеголеватостью в одежде».

Действительно, казаки верхнедонских станиц одевались весьма непритязательно, практически так же, как жители южно-русских губерний. Примером такого костюма служит одежда казаков-некрасовцев. У них традиционный мужской костюм включал белую рубаху, подвязанную поясом, плетеным из шерстяных нитей. Рубаха одевалась навыпуск поверх портков-шаровар. Сверху рубахи надевали бешмет — стеганый зипун без застежки, желто-оранжевого цвета. Он служил в качестве будничной и праздничной, в том числе свадебной, одежды.

Костюм низовых казаков поражал своей необычностью. Он представлял собой причудливую смесь русских, малороссийских, польских, татарских, калмыцких, турецких, черкесских элементов. Мужской костюм низовых казаков включал рубаху калмыцкого покроя (с прямым разрезом на две полы), широкие шаровары, вбиравшиеся в сапоги, зипун, кафтан, шапку, пояс.

В зимнее время казаки носили шубы и тулупы. В походы они одевали грубого сукна зипуны, подпоясанные ремнем, широкие шаровары, убранные в голенища сапог, и шапки из овчины.
При шитье одеж¬ды казаками использова¬лись домотканые конопляные, льняные, а немного позднее — шерстяные суконные ткани наряду с покупными хлопчатобумажными, шелковыми и, реже, шерстяными тканями.

Любимыми цветами казаков были красный и синий. Они использовались и в домашней, и в походной одежде.

Казак более всего ценил одежду не за ее стоимость и даже не за удобство, которым славилась казачья «справа», а за тот внутренний духовный смысл, которым были наполнены каждый стежок, каждая деталь казачьего костюма. По верованиям древних, одежда — вторая кожа, поэтому коренные казаки никогда не носили чужую одежду, не совершив над ней очистительных обрядов, и уж тем более одежду с убитых. Надеть «чуждые покровы» означало войти в «волю» дарителя и потерять свою. Поэтому казак ни за что не надел бы «шубу с царского плеча». Награждая казаков, атаманы дарили им материал «на справу», но никогда не дарили атаманский кафтан. Наиболее ценилась одежда, шитая матерью или женой. Первую крестильную рубашку шила и дарила крестная, она надевалась один раз, всю жизнь сохранялась нестиранной вместе с прядями первых волос, погребалась с умершим или, если казак умирал вдалеке от дома, сжигалась вместе с вещами, которых он касался.

А теперь более подробно о каждом виде одежды:

Шаровары

Казачья старинная одежда очень древняя. В первую очередь это относится к изобретению скифов — шароварам, без которых невозможна жизнь кочевника кон¬ника. «За столетия покрой их не изменился: это широкие шаровары — в узких штанах на коня не сядешь, да и ноги они будут стирать, и движения всадника сковывать. Так что те шаровары, что находили в древних курганах, были такими же, какие носили казаки и в XVIII, и в XIX веках».
Шаровары, как и рубаха, были основными частями мужской одежды. Эта одежда была и нательной и выходной одновременно.

В литературе шаровары называют: «штаны широкие», «простые шаровары», «широкие шаровары» (у низовых казаков), портки-шаровары. Они, как правило, заправлялись в сапоги.
Шаровары отличались по цвету. В будни носили только синие (киндечные), а в праздничные и свадебные дни наряжались в красные (кырмызовые).

Обязательная часть одежды — шаровары. Подвязывались тонким ремешком — гашником, за которым «в припарку», ближе к телу, пришивался кошелек. Отсюда «спрятать в загашник»

У некрасовцев цвет полотняных или ситцевых портов зависел от возраста мужчины. Красные, «кармазинные», порты носили в будни молодые («портки кырмызовые киндяком подшитые»), синие, «киндяшные», — «сердовые», т. е. среднего возраста казаки, а белые — старики. Зимой поверх полотняных надевали домотканые суконные порты.

Шаровары шили из холста, сукна, плиса, бархата, шёлка, кожи (чембары) и др. Носили их на учкуре - тонком шнуре, протянутом внутри мягкого пояса казачьих шаровар; туго затянутый учкур (гашник, вушкар, вушкарник) поддерживает их на бедрах и незаметен под бешметом и черкеской.

Особое значение имели казачьи лампасы. Считалось, что введены они впервые Платовым, но лампасы обнаруживаются и на старинной ка¬зачьей одежде. Так что при Платове ношение лампасов было только узаконено, а существовали они и прежде, знаменуя принадлежность их хозяина к вольному воинству. Не случайно так гордились и гордятся ими казаки. Не случайно с ними огнем и мечом боролись большевики. За погон, за кокарду, за лампас полагался расстрел на месте.

Рубаха

Казаки верхнедонских станиц одевались практически одинаково с жителями южнорусских губерний. Так традиционный мужской костюм казаков-некрасовцев включал белую полотняную рубаху, украшенную на груди вышивкой и стеклярусом и отделанную красной полосой (кырмызом) по нижнему краю (подолу). Юноши и женатые мужчины носили рубахи с «воротом» — яркой вышивкой счетным крестом на груди (т. е. крестиком, который имел равные лучи и который использовался в счете как зарубка на память). Рубаха подвязывалась поясом, плетенным из шерстяных нитей, и одевалась навыпуск поверх портков-шаровар.

Мужской костюм низовых казаков включал рубаху калмыцкого покроя (с прямым разрезом на две полы).
Рубахи в зависимости от их назначения шили из холста разного качества, шелка, пестряди; с распро¬странением фабричных тканей — из ситца, ку¬мача и пр. «Степняки вообще предпочитали шелк другим тканям — на шелке вошь не живет. Сверху — сукно, а на теле — шелк!».

Рубахи: украинская и русская косоворотки с вышивкой. Надевалась под мундир. Считались нижним бельем, «спидницей», в котором «показаться на людях неприлично»

Бешмет

Сверху на рубаху и штаны надевали бешмет. «Большей частью он представлял собою кафтан с перехватом, иногда отрезной в талии, но не со сборками, а с клиньями. Его шили из разных тканей (шерсти, шёлка, репса, атласа, сатина и др.), на подкладке, часто стеганым на вате». Бешмет был длиной чуть выше колен или до колен, с подрезной по талии спинкой, прямыми цельными полами, застёгивавшимися до талии на крючок, с боковыми клиньями. Воротник всегда был стоячим, рукава узкими и длинными. Подпоясывался так называемым сабельным опоясьем, то есть кожаным поясом, украшенным медными и серебряными бляшками, к которому прикреплялся кинжал или сабля.

Среди казачьих бешметов XVIII — первой четверти XX века выделяются бешметы казаков-некрасовцев — это верхняя, стеганная на вате или шерсти одежда из шелковой ткани типа «хан-атлас» оранжево-желтого цвета с черными полосами (длинный цветной стеганый кафтан), украшенный тесьмой и стеклярусом. Одежда распашная, подрезная по талии, с длинными узкими рукавами, от пояса слегка расклешенная, застежка справа налево, косая, на восьми пуговицах и воздушных петлях. В последние годы жизни некрасовцев за рубежом бешмет был свадебной одеждой.
Впоследствии ватный бешмет стал прототипом ватника (теплушки), а легкий укороченный защитного цвета - гимнастерки. Бешмет утверждённого по цвету и покрою образца входил в состав форменной одежды всех казачьих войск. Во внеслужебное время казаки могли носить бешметы любого цвета и материала: пожилые казаки носили синего, чёрного, коричневого цветов; молодые — красного, бордового, зелёного, голубого. Бешметы использовались как в качестве уличной, так и домашней одежды. Молодые казаки носили тонкие бешметы в летнее время во время гуляний и праздников. Старые казаки носили дома стёганные на вате бешметы. Стеганые бешметы стариков были более свободного покроя и шились обычно ниже колен. Выходя на улицу, они надевали поверх бешметов каф¬таны, черкески или другую дополнительную одежду.

Теплушка (дон.) - короткий ватный бешмет; цельные полы, правая поверх левой, мягкий стоячий воротник и застежка до пояса на крючках; спина в талии обрезная и нижняя часть от пояса собрана в складки, по 2-3 с каждого бока.

Архалук (архалух, архалык), тюркское наименование бешмета, употреблявшееся в Закавказье. Связано с названием спины, спинного хребта – "аркъа", т.е. "спиногрей". 

Зипун

К началу XVIII в. сложился традиционный тип одежды, обязательной принадлежностью которого был зипун. «С зипуном носили рубахи, бешметы (кафтаны), шаровары, сапоги, шапки».

Зипун — это вид распашной одежды (часто из верблюжьей шерсти) полуприлегающего, расширенного к низу силуэта, с узкими рукавами, без ворота, надевавшийся поверх рубахи. Представляет собой кафтан без воротника, изготовленный из грубого самодельного сукна ярких цветов со швами, отделанными по рукавам и вороту контрастными шнурами из кожи. Как правило, это была двубортная одежда с длинными рукавами, застегивающаяся справа налево на крючки или кожаные пуговицы и кожаные петли. Часто надевался на рубаху под бешмет.

Зипун подвязывался кушаком, таким образом, что концы, завязанные спереди, заправлялись за кушак справа и слева.

Он считался настолько важным элементом костюма, что походы за военной добычей часто назывались «походами за зипунами». Первоначальный смысл «ходить за зипунами» не имел вульгарного значения, грабить всякого, кто попадется; это означало вылавливание в степи богатых иноплеменников, одетых в дорогие одежды для того, чтобы получить за них выкуп или обменять на собратьев, попавших в плен. Популярность зипунов можно объяснить их удобством, особенно при верховой езде, обусловленным небольшими объемными размерами, а также относительно мягкими климатическими условиями донского края.

Носили казаки и зипуны своей работы, они были опушены "голубой каймой с шелковыми нашивками".

Кафтан

Поверх зипуна надевался кафтан, спускавшийся ниже колен. Казачий кафтан имел сходство с польским, благодаря рукавам, очень широким и пышным у плеча и узким от локтя до кисти. Кафтан изготавливался из парчи, бархата, атласа, камки (шелк с одно-цветным рисунком) ярких расцветок, застегивался серебряными или позолоченными площами (род пуговиц). Дополнением к кафтану служил пояс, украшенный золотом или турецкий кушак, на котором носили булатный нож или шашку. Поверх кафтана иногда одевали черкеску из сукна с разрезными рукавами и заковражьями (обшлага), отделанную золотым позументом (золотая, серебряная или мишурная (медная, оловянная) тесьма) с блестками. А. указывает на кафтаны и полукафтаны парчовые, штофные и суконные.

«В Черкасске, городе необыкновенно оживленном и людном в дни праздников, казаки щеголяли в самых пестрых одеждах — атласных кафтанах с серебряными нашивками и жемчужным ожерельем, с золотыми, серебряными пуговицами и серебряными застежками. Можно было увидеть на казаках бархатные кафтаны без рукавов».

Чекмень, чапан

Чекмень — старинная верхняя одежда казаков удобная для верховой езды («чекмень» - на Дону, «керея» - у Запорожцев). Он шился из сукна в талию и с широкими рукавами, стянутыми в запястье манжетом; по основным линиям кроя и по способу запахивания правой полы на левую, подобен скифским кафтанам с древних изображений, а также кавказской черкеске. Расхожий чекмень длиною до колен, а праздничные на 15 или 20 сантиметров длиннее, передние полы цельные, спина разрезная по талии, грудь открытая почти до пояса, как в черкеске, полы обшиты кругом широкой парчовой или узорчатой цветной ширинкой; рукава часто имели разрез по внешнему шву между локтем и плечом, так что их можно было откидывать за спину. Парадный чекмень носился в распашку поверх бешмета и холодного оружия, а расхожий стягивался поясом, на котором снаружи навешивалась шашка. (По рисункам А. И. Ригельмана).

Чекмень почетный, жаловался лицам, занимающим общественные должности в станицах и хуторах. Выполнялся по образцу мундирной черкески, без погон, с обшивкой узким серебряным галуном: у урядников и нестроевых старшего разряда – по бортам, краям рукавов и вокруг напатронников; у казаков и нестроевых младшего разряда – по краям рукавов. Алый бешмет к чекменю имел также галунную обшивку. С ним носились: укороченные шаровары, кинжал, шашка и папаха установленного в войске образца. Почетный чекмень носился во время службы в должностях станичного атамана, почетного судьи и хуторского атамана постоянно, а по окончании службы в этих должностях – на станичных и хуторских сборах, в войсковых кругах в торжественные дни и при представлении начальству. К почетному чекменю представлялись лица, на должностях станичного и хуторского атамана, почетного судьи, и прослужившие на одной из них не менее трех лет и имеющие при этом хотя бы одну медаль для ношения на шее.

Чапан – восточный мужской халат.

Черкеска - распашной однобортный кафтан без ворота. Изготовляется из сукна темных цветов: чёрного, бурого или серого. Длиной ниже колен, с низким вырезом на груди, открывающим бешмет; рукава с широкими отворотами. Кроится в талию, со сборами и складками, подпоясывается узким кавказским поясом. Рукава длинные, широкие. Отличительной особенностью и хорошо узнаваемым элементом являются газыри — кожаные гнёзда для деревянных трубочек, нашиваемые на груди. Ранее в газыри вкладывались ружейные патроны (по 4-8 штук с каждой стороны). На праздники одевали черкеску более длинную и тонкую.

Черкеска, хотя и отличается от чекменя отсутствием манжет на широких рукавах, нашитыми на груди патронташами и другими мелкими частностями, но в основе крой ее подобен крою чекменя и, безусловно, в какой-то мере связан со скифскими образцами. При этом во всех таких одеяниях от скифского времени правая пола обязательно запахивается поверх левой.

Теплая верхняя одежда

В дорогу надевалась двух- и трёхслойная одежда (поверх тулупа — зипун). Во время промысла или охоты предпочитали укороченную одежду (куртка).

Шуба

Шуба — это длинная меховая одежда, разного покроя. На Дону бытовала шуба в виде длинного, широкого, запахивающегося халата. Мужские шубы — того же кроя, как и женские запахивались правой полой на левую, но шились на волчьем меху того же фасона и покрывались толстым сукном.

Тулуп

Тулупы казаки носили русского образца. Кроме того, поверх тулупа зимой и в непогоду надевался балахон — валенный из овечьей или верблюжьей шерсти плащ с капюшоном. По нему скатывалась вода, в сильные морозы он не лопался, как кожаные вещи. На Кавказе балахон заменила бурка, а капюшон издавна существовал как самостоятельный головной убор — башлык.

Овчинную одежду шили из дубленых — главным образом красных — вохренных овчин, иногда — черных и редко — белых, недубленых. Применение недубленой, сыромятной овчины — явление очень старое, на Дону оно сохранялось до конца XIX в.

Бурка

Верхняя одежда в виде плаща – накидки без проемов для рук, валяная из грубой шерсти. Название, вероятно, от русского обозначения цвета – "бурый". Татарское название "кепенек", у казаков - некрасовцев "епанча", у Запорожцев "копенек". Она защищала от дождя, снега, холода, жары, ветра. На привале служила подстилкой и одеялом одновременно. Наброшенная на колья, играла роль заслона или палатки. Надетая на плечи, маскировала оружие и спасала его от сырости.

Бекирка
- зимняя черкеска с закрытой грудью, высоким меховым воротником и меховой полоской от него до пояса.

Доха
(яргак) — верхняя зимняя мужская и женская одежда, надевавшаяся поверх основной зимней одежды при дальних поездках в санях; изготавливалась из осенних шкур оленей, маралов, диких коз, собак и волков. Собачьи дохи считались особенно теплыми.

Дохи шились, так же как и тулуп, длинными, до самых пят, с широкими рукавами, большим отложным воротником, который в холода поднимался так, что закрывал всю голову. Спина дохи — широкая, прямая, иногда расширенная книзу. Две полы прямые, правая иногда расклешенная. Доха запахивалась справа налево и подпоясывалась кушаком «в два обмота». Кушак завязывался спереди, а концы подтыкались около бедер. Воротник у горла подвязывался платком или шарфом.

Термин доха был заимствован из языка казахов, кочевавших по Нижнему Поволжью и Южному Уралу. «Даха-яргак» у них — распашная халатообразного покроя одежда из шкурок двух-трехмесячных жеребят, сшитая шерстью наверх. «Даха» — это одежда из шкур взрослых лошадей. «Даха-яргак», хорошо защищавшая человека от ветра и дождя, не портящаяся от влажности, широко использовалась уральскими казаками.

Старинная традиционная мужская казачья одежда просуществовала до начала XIX века. К этому времени казачество уже окончательно превратилось в военное сословие и соста-вило иррегулярные войска. Как и всем российским войскам, им была введена форма. С тех пор всю одежду можно разделить на служебную (военную) и домашнюю.

Обмундирование донских казаков состояло из темно-синей куртки на крючках, зимой - темно-синий чекмень - куртка того же покроя, но длиной до колен, с темно-синим воротником, обшлагами и погонами с красной выпушкой, темно-синих шаровар с красными лампасами. Головной убор - черные папахи либо фуражки с козырьками, красным околышем и темно-синей тульей, вытянутой вверх наподобие колпака.

А для кубанских казаков, наоборот, черкеска черного сукна. Количество газырей, расположенных на груди с каждой стороны, первоначально равнялось десяти, но со временем увеличилось до 15 (калибр патрона винтовки, бывшей в употреблении у казаков Кубани, - 15.24, что равнялось 6 линиям). Крайние внешние газыри по своей высоте были на треть меньше основного ряда, в котором в специальных пеналах хранились капсюля. Бешмет - зимняя форма одежды - из белого шерстяного сукна, подбивается каракулем черного (темно-коричневого) цвета. Кубанский башлык - съемный капюшон с кожаными накладками на швах и удлиненными полами для защиты лица в ненастную погоду, прототип современной лицевой маски, - всегда красный. Точно как и рубаха "косовороткой", одеваемая под черкеску тоже красного цвета.

На голове чаще всего кубанка - папаха уменьшенной высоты. У кубанских казаков на шароварах отсутствуют лампасы - это одно из основных отличий. Форма покроя прямая.
Форма сохранила ряд традиционных элементов мужского костюма - бешмет, черкеска, чекмень, бурка. В то же время такие элементы формы, как китель, гимнастерка, фуражка, настолько полюбились казакам, особенно донским, что получили широкое распространение в качестве повседневной одежды. Кубанские же казаки остались верны своим кубанкам и газырям.
Домашняя одежда напоминала военную, но она однобортная и отличалась по материалу. Чекмени черкесиновые или нанковые. Шаровары без лампас, белые холстовые рубахи, а также портки.
Фуражка в быту носилась военная.

Костюм и в наши дни говорит о месте человека в обществе. Как говорится, «по одежке встречают...» Но в отличие, пожалуй, от всех народов и сословий мира казаки, жившие в строгих рамках военного сословия, обязанные носить стандартную униформу, видели в одежде и другое... Мельчайшие детали: пуговицы на мундире, серьга в ухе, особым образом повязанный башлык или надетая папаха — для казака были раскрытой книгой, паспортом, по которому он узнавал о незнакомом собрате все.

Особо следует сказать о стариках. И тут говорить больше следует не о костюме (старики, как правило, донашивали мундиры или даже шили новые сообразно с теми, в которых служили), а о той роли, которую играли старики в станичном обществе. Как у всех народов средневековья, старики составляли особую часть общества, были хранителями казачьей нравственности и обычаев. Формально власти они не имели — скорее, это была власть авторитета и мудрости. В 61 год казак считался «вышедшим вчистую», то есть не имевшим никаких обязанностей ни перед властью, ни перед станичниками. Но тем горячее принимался он за новое свое служение. Как правило, старики жили в семьях старших сыновей на положении постояльцев, не входя в домашние дела и держа монашеский пост. Сознательно питаясь скудно, они не сидели за общим столом и только по субботам отдавали снохам в стирку белье. Такого старика можно было сразу опознать не только по долгополой опрятной одежде, но и по посоху, который делал его особо уважаемым среди людей незнакомых. Не имея никаких обязанностей перед казаками, старики были в постоянных хлопотах: посещали больных, вдов, сирот, постоянно подсказывали атаману, как наладить жизнь станицы. Они знали все и помогали всем. Разумеется, не всякий старик годился для такой роли.

Может быть, из сотни выживших на войнах быть совестью и памятью станицы способен был один... Потому он и пользовался громадным уважением и почитанием. Потому и снимали перед ним шапки и генералы, и увешанные орденами герои. Если на кругу старик вставал — умолкали все. Если старик выходил на майдан и поднимал на посохе папаху — сбегалась вся станица, как по призыву сполошного колокола.

Такой знак говорил о чрезвычайной важности происшедшего. Не случайно старики, атаманы, мировые судьи и учителя пали первыми жертвами репрессий при расказачивании.

Головные уборы и прически

Головной убор занимает особое место в комплекте мужской одежды. Описания головных уборов чрезвычайно скудны. На голове казаки всегда носили цилиндрические меховые шапки различной высоты, в старое время с клиновидным тумаком.

Самое раннее описание головного убора донских мужчин находится в "Дневнике" В. Рубрукиса. По его словам жители Дона в 125З г. носили "высокие островерхие шапки, по форме очень схожие с головой сахара". Очевидно, подобные войлочные шапки фасона "скуфьи", как внешний признак, послужили на Руси поводом для прозвища "Черные Клобуки". У Запорожских и Черноморских казаков этот фасон встречался еще и в конце ХVIII века. На хранящемся в Киевском историческом музее портрете, Войсковой судья А.А. Головатый держит в руке именно такую черную скуфью, обшитую понизу серебряным галуном. В это время на Дону шапки - трухменки уже покрывались мехом наружу, но носились и низкие папахи. Кавказские казаки тоже стали носить папахи и трухменки, причем их форма менялась в зависимости от горских мод. Появились расширенные кверху "кабардинки" "вороньи гнезда" и низкие "кубанки" с плоским верхом.

Ригельман А. в «Истории или повествовании о донских казаках…» отмечает, что шапки они носили черкесские. «Этнография восточных славян» констатирует: «цилин-дрическими по форме были овчинные высокие папахи казаков…». Практически все авторы указывают на то, что традиционные казачьи шапки были круглыми, меховыми и с околышем. Шапки носили бараньи, куньи, из курпея (овчина ягненка). Околыш или опушка были из овчины, меха норки или черной выдры, соболя или куницы. Верх или шлык шапки изготавливался из сукна, бархата голубого или красного, вышивался золотом или обкладывался позу¬ментом.

Папаха - барашковая шапка с суконным верхом. В древности славяне называли папаху клобуком, современное название вошло в употребление позднее, так же как трухменка или кабардинка, они связаны с именами кавказских народов папагов, трухменов и кабардинцев. Казаки носят папахи разных фасонов: низкие — с плоским верхом или высокие — с конусообразным верхом. Донцы и Запорожцы в 16-17 вв. снабжали папахи суконным тумаком, падавшим на бок в виде клина, в него можно было вложить стальной каркас или иной твердый предмет, для защиты головы от шашечных ударов.

Для войны папахи шились только из меха барана, волка и медведя, т.к. только этот мех смягчал удар шашки, благодаря своей специфике. У офицеров и подхорунжих при парадной форме одежды колпак папахи по швам (крест-накрест и нижнему шву) обшивался узким серебряным битевым галуном, шириной 1,2 см.

Атаман носил трухменку — серую папаху с красным шлыком, сделанную из бараньей смушки.

У казаков папаха или фуражка играла огромную роль в обычаях и символике. Папаха с цветным верхом или казачья фуражка с околышем символизировала полноправную принадлежность к станичному обществу. На кругу казаки находились в шапках. Собственно, ими голосовали. Перед избранным атаманом шапки снимали, а он свою надевал. Снимал шапку и выступающий. Если есаулец нахлобучивал ее обратно — значит говоривший лишался слова.

Шапку кидали во двор «хваленке», предупреждая, что придут свататься. Папаху или фуражку привозили с войны и клали на божницу, если казак погибал. В такой дом никто не мог войти без приглашения старшей в доме вдовы. Сбитая с головы шапка, равно как и сорванный с женщины платок, были смертельным оскорблением, за которым следовала кровавая расплата. «При возвращении с войны или службы казаки приносили шапки в дар родовым рекам, бросая их в волны».

Казак, женившийся на вдове, приносил к Дону или Кубани фуражку погибшего казака и пускал ее по воде со словами: «Прости, товарищ, не гневайся. Не грехом смертным, но честию беру твою жену за себя, а детей твоих под свою защиту. Да будет тебе земля пухом, а душе райский покой».

В шапку зашивали иконки и написанные детской рукой охранительные молитвы. Обычай нашивать на фуражки и папахи награды — бляшки с надписью, за что награжден полк, еще больше увеличил духовную ценность головного убора.

За отворот папахи казаки клали особо ценные бумаги и приказы. Надежнее места не было — потерять папаху казак мог только с головой.

Башлык

Суконный головной убор в виде широкого остроконечного капюшона с длинными концами-лопастями. Служил для укрытия от дождя и холода. В русском языке слово известно с первой половины XVII в. в написании «башлак». В начале XVIII в. встречается уже в современной форме. Заимствовано из тюркских языков (тур. baslik, азерб. башлыг, ногайское баслык). Производится от bas – «верх», «голова» и суффикса luk, обычно употребляемого в названиях одежды, означает "головной", "во главе", "на голове".

Шили его из сложенного вдвое куска материи. Шов проходил сзади. Надевали на шапку. Концы, обмотав вокруг шеи, спускали назад. Иногда носили на плечах, скрестив лопасти на груди, в холодную ясную погоду обвязывали талию. При хорошей погоде или в торжественных случаях башлык вешали сзади на плечах.

Повседневные башлыки шили из узкого домашнего сукна, иногда довольно грубой работы, составляли порой из нескольких кусков. Праздничные изготавливались из белого, черного, серого или окрашенного в красный цвет домашнего сукна тонкой работы. Особенно ценилось мягкое, теплое и красивое по цвету сукно из верблюжьей шерсти. Широко применялось и тонкое фабричное сукно разных цветов. Башлык украшали галунами, шелковой или шерстяной тесьмой, кистями, золотым шитьем, басонными пуговками.

Конные казаки складывали его вчетверо и помещали под седельную подушку. Пластуны накатывали на верхний конец бурки. Колпак башлыка пластуны, служившие на кордонных линиях, использовали для хранения хлеба.

«Башлык должен быть суконный фабричного или азиатского сукна, но просторный, чтобы закрыть плечи и с концами такой длины, чтобы можно обвязать вокруг шеи, а также завязать на пояснице. Вокруг должен быть обшит шнурком или тесьмой, чтобы не вытягивался. На колпаке тесьма может быть окрест и поперек в виде круга или углами. Можно крепить кисти».
При входе в закрытое помещение он снимается вместе с другой верхней одеждой и оставляется в передней, в комнаты не входят с башлыком за плечами.

По некоторым сведениям башлык был и у казачек, в нем даже детей носили за спиной.

Казачий чуб — такая же традиция, как лампасы и папаха. По одной легенде, сбитая на ухо шапка как раз и прикрывала его отсутствие. Донские казаки так объясняют чуб с левой стороны фуражки: справа ангел стоит — там порядок, а слева черт крутит — вот казак и выходит!

Казаки-старообрядцы не носили чубов, стриглись «в скобку» — так, чтобы лицо было обрамлено прической, как скобой, или «под горшок», «под арбузну корку», когда волосы подстригаются в кружок — ровно спереди и сзади.

Чуприна — оставленный на макушке, в центре тщательно выбритой головы, толстый клок волос; старинный кавказский и казачий обычай. В Запорожье практиковался только "войсковыми товарищами" — полноправными членами сичевого братства.

Айдар - круглая казачья стрижка, под верховку, под-чуб, стрижка вкруг всей головы обрубом, не в скобку. В краеведческих статьях приводились различные значения слова айдар: тюркское - «клок волос или коса», русское диалектное — «казачья стрижка». Тюркское слово айда — подгоняющий крик, соответствующий русскому «вперед».

По традиции, в России усы были неотъемлемой частью военной формы. Кстати, в Отечественную войну усы носили гвардейцы. Казаки-старообрядцы бороды не брили, и особой «привилегией», дарованной Петром I, было разрешение казакам носить бороду. Фасон бороды определялся способом бритья — концом шашки, подвешенной за темляк, выбривались три плоскости: щеки и шея. Казаки не носили обручальных колец, и борода говорила о том, что казак женат.

Обувь

Сапоги

«Сапог было великое множество — без сапог верховая езда невозмож¬на, да и по сухой степи не пройдешь босиком. Особой любовью пользовались мягкие сапоги без каблуков – ичиги…».
Сапоги носили, как правило, татарского образца с сильно загнутой носочной частью и фигурной линией верхнего канта, выделанные из сафьяна ярких цветов: красного, желтого, зеленого.
Рядовые казаки носили полусапоги черного сафьяна или простой кожи; старшина — цветные сапоги (красные, желтые). Ригельман А. отмечает, что сапоги были черкесские.

Ичиги (ичеги) — кожаные чулки, то же самое, что кавказские, ноговицы. Тюркское значение слова «вовнутрь».

Предки восточных славян – скифы – носили мягкие высокие сапоги, в которые они заправляли штаны. Это были обтягивающие сапоги, похожие на кожаный чулок. Такая обувь обтягивала ногу с помощью специальных ремней, которые охватывали ступню и щиколотку. Тогда же скифы начали надевать под сапоги прообраз современных нам носков – длинные войлочные чулки, к которым была пришита войлочная подошва. По верхнему краю таких чулок подшивались полосы с орнаментом из пестрых, разноцветных лоскутков. Сапоги натягивались поверх чулок так, чтобы этот орнамент из лоскутов был виден.

Чирики — это туфли-галоши, которые надевали либо поверх ичиг, либо поверх толстых чесаных носков, в которые заправлялись шаровары. Чирики делали на твердой подошве, с широким каблуком и тупым носком.

Чевяки (чувяки, бахилки) — низкие сафьянные башмаки без твердого задника; с древних времен в обиходе у кавказцев, которые надевают их поверх ноговиц.

Башмаки — кожаная обувь с ремнями, названная так потому, что изготовлялась она из телячьей кожи (тюрк. башмак — теленок). «В верховых станицах летом носят башмаки из грубой кожи на толстой подошве и всегда шерстяные чулки собственного изготовления».

Посталы (поршни) — наиболее примитивная кожаная обувь. Она была распространена еще у древних славян и у многих их соседей. Поршни служили рабочей обувью и были двух разновидностей: 1) более старая форма — из одного куска кожи, собиравшегося вокруг ноги при помощи ремешка или веревки, продетой в прорези, и 2) из двух кусков кожи, с пришивной головкой.

Поршни были самодельными. «Сшить их было совсем просто. В овальном куске сыромятной кожи вырезали угол, края которого сшивали. Таким образом получался носок. По краям башмака пробивали отверстия, в которые продевали ремешок, выходивший концами в сторону пятки, и стягивали ремешок на ноге.

«Казаки никогда не носят лаптей». Если лапти и были, то вероятнее всего только у верховых казаков.

Мужчины как и женщины носили с обувью грубые бумажные или шерстяные белые чулки.

Женский костюм — это целый мир. Не только каждое войско, каждая станица и даже каждый казачий род имели особый наряд, который отличался от иных если не совершенно, то деталями.

Чем дальше вглубь веков, тем отчетливее видно назначение одежды: не только оберегать человека от жары и холода, от непогоды, но и быть паспортом и визитной карточкой одновременно. В средневековье костюм был открытой книгой. Замужняя женщина или девушка, вдова или невеста, какого она рода и, даже, сколько у женщины детей можно было узнать по одежде.

В отличие от мужского, старинный женский казачий костюм бытовал на Дону более продолжительное время, преобразуясь постепенно в связи с изменениями условий жизни. Женщины долго сохраняли традиционную одежду тех мест, откуда они пришли на Дон. Одни попали сюда в качестве ясырок (пленниц) — татарки, турчанки, ногайские женщины (первое время носили шаровары: на Нижнем Дону и Кавказе - широкие, на Среднем, Верхнем Дону и на Яике - узкие, похожие на брюки- дудочки; носили также юбку- плахту, мужского покроя сорочку и кафтан- казакин или чапан; голову покрывали несколькими платками, поверх которых надевалась казачья соболья шапка). Другие — из русских селений. Поэтому среди казачек существовало несколько различных комплексов одежды: 1) с кубельком, 2)с сукманом, 3) с сарафаном, 4) с поневой. Но все-таки русская традиция в одежде преобладала, и даже в комплексе с платьями татарского покроя носили русские головные уборы — повойник или рогатую кичку.

Донские казаки исстари подразделялись на верховых и низовых. Это деление основано на существенных различиях в хозяйственном укладе, быту, в материальной культуре. В культуре верхового казачества преобладают великоросские элементы, в то время как в культуре низового казачества существенную роль играют элементы украинские и татарские. На Верхнем Дону появляется белая домотканая одежда с большим количеством вышивки. Нижний Дон предпочитает видеть на казачках цветное платье, но не пестрое. Платье очень близкое по покрою к татарскому и к кавказскому, так называемый кубелек. Характерно и обилие кружев. Когда одежда изнашивалась, кружева срезали и хранили отдельно. Поскольку они имели особую ценность, их часто пришивали на новую. Позже у простых казачек обиходная одежда состояла из юбки, кофты и фартуха.

Во времена кровавых петровских реформ и еще раньше, во время церковной реформы Никона, на Дон хлынул поток беженцев-старообрядцев. Они принесли старинный женский костюм из глубины России. Сохраняя его по религиозным мотивам до самого недавнего времени, казачки-старообрядки в повседневной жизни носили сарафаны и кафтаны покроя времен Ивана Грозного.
Традиционные черты одежды казачек верховых станиц сохранились у некрасовок вплоть до возвращения их в СССР в 1962 году. Многие представительницы старшего поколения носят национальный костюм и по сей день.

Комплекс одежды некрасовок состоит из длинной рубахи с рукавами, балахона и завески. Советник Константинопольского посольства Я. И.Смирнов в 1895 г. описал одежду некрасовских женщин: "Они носили высокие кички о двух рогах из золотой парчи под желтым шелковым покрывалом, ватные кофты-бешметы с большими дутыми пуговками, обшитые по бортам мелкими серебряными монетами, при коротких рукавах, из которых выпускались рукава платья, падавшие вниз широкими углами. Наряд дополняли красные сапоги и пояса с серебряным набором".

Казачье женское платье на Тереке сохраняется от прежних времен еще и теперь в некоторых деталях: бешмет одетый на цветной капот, шитая золотом шапочка под шелковым платком и т. п.

В литературе встречаются следующие виды одежды донских казачек, отражающие русскую традицию: рубаха, понева, сарафан, сукман, передник, кафтан, зипун, тулуп. Описания их, особенно верхней наплечной одежды, весьма поверхностны. Если объединить разрозненные сведения, то они выглядели следующим образом:

Костюм конца XIX — начала XX веков. Слева направо: девушка в кубельке с завеской; донская казачка в «парочке» — юбке и кофте; замужняя кубанская казачка в шали с «файшонкой» на голове; уральская казачка-старообрядка в сарафане, в шитом золотом поясе

Рубаха (сорочка, исподка, подноска) — основной элемент славянского женского народного костюма. Эта длинная, часто почти до щи¬колотки, нательная одежда являлась порой единственной одеждой на теле человека, т.е. самостоятельным костюмом. В XIX в., а кое-где даже и в начале XX в., у южных великорусов девушки до свадьбы ходили в одних рубахах, подпоясанные красным шерстяным поясом, плетенным особым образом на пальцах; замужние женщины поверх рубахи надевали сарафан — сукман, кубелек или поневу.

Обычная рубашка шилась большей частью из четырех продольных полотнищ холста (точь). Сшитую из цельных полотнищ рубаху хранили главным образом как обрядовую: для свадеб, похорон, для праздников.

Часто рубашка состояла из двух частей разного материала: верх — из тонкого холста или покупной материи, низ — из грубого холста.

Общим для всех восточных славян являлся способ подпоясывания женской рубахи. Характерно для них ношение рубахи с напуском. У южных великорусок длина рубахи нередко доходила до 1,70—1,80 м; носили ее с пазухой — с большим напуском, выдернутым из-за пояса или поневы и спускавшимся ниже талии, причем подол рубахи поднимался до колен. Пазуха служила своеобразным мешком для ношения каких-либо предметов.

Рубаха донских казачек так же была основой женского костюма. Так же как у русских и украинцев, она являлась нательной и верхней домашней одеждой. В старинном костюме донских казачек можно выделить два типа рубах: туникообразную, которую носили с сукманом, и с прямыми поликами - плечевыми вставками, которую носили с косоклинным сарафаном.

Своеобразна старинная белая домотканая холщевая рубаха. Полотнища в ней расположены несимметрично. Рукава с помощью вставленных клиньев расширяются книзу. Донская рубаха имеет прямой разрез ворота и низкий стоячий воротник. Под подбородком рубаха завязывалась красным лоскутком, продетым в петельки. Ворот, подол рубахи и рукава украшались ярко-красными ткаными узорами, а иногда эти части шили из красного ситца и расшивали бумажными нитками. В таком сочетании синий сукман красиво контрастировал с ярко-красными отделками рубахи.
Женский донской костюм включал также составную рубаху, верхняя часть которой изготавливалась из шелка, рукава и оплечья — из парчи, а подол — из полотна. Вокруг шеи на рубахе встречались узоры, т. е. оформлялся ожерёлок. Рубаха некрасовки состоит из «щефлика» — верхней части, «подола» — юбки, обшитой понизу красной каймой (кырмызом), и пышных рукавов на манжете. Все части рубахи шились из материала разного качества и расцветки.

Вот как описывает рубаху казачки Н.Ф. Яковлев: "Рубаха холстовая", домотканая, белая, с прямым воротом и невысоким, пальца в два, стоячим воротником. Застегивался "ворот на медных пуговицах"; петельки делались из тесемочки или "пробиты" в холсте "и вздевают туда пунцовую тряпочку и завязывают под подбородком"; такия же завязки были и на мужских рубахах, вследствие отсутствия или дороговизны пуговиц. Рукава, узкие от плеча, расширялись к концу "во всю полотнищу, как поповские" и обшивались по краю ряда в два, цветными ленточками. Рукава, а также воротник и подол у рубахи бывали обыкновенно "перетканы". "Перятканыи узоры", "рядами, сьвятами, клеткими, как кому нравитца", на Булгурине назывались "выклеткими", а в станице Сергиевской "перетыками"; перетканый холст часто заменялся цветным ситцем, обычно красным. Из последняго шились рукава и от плеча украшались иногда шитьем, "бумагой вышивают". Воротник, обычно крас¬ный, выстроченный цветными нитками, делался иногда также из краснаго ситцу, вместо перетканаго холста. На¬зывался он "ажарёлк" (и "ажырёлек"). Подол рубахи "с четверть снизу" (т.е. насколько он был виден из под верхней одежды, сукмана) украшался выкладками или был "обложен" красным ситцем».

Кубелек (кубилек, кобелек) - старинное праздничное платье Донских казачек; его древность датируется иногда 11-12 вв.; по рисункам Ригельмана. в XVIII в. - это шелковое платье закрытое под шею, но без воротника, сшитое в талию и с очень расширенными книзу рука вами, украшенное под мышками ластовками, по пояснице уперами, на груди - капкачем. На груди он застегивался рядом пуговиц из ценных камней, по большей части, агатов. Проф. М. А. Миллер видел на старинных кубельках «вислые пуговицы», которые имели форму виноградной ягоды и были обшиты мелким жемчугом. Когда казачка поднимала руки кверху, широкие рукава выглядели как крылья мотылька и, очевидно, от этого сходства произошло название платья в его первоначальной тюркской форме, потому что словом «кобелек», «кебелек» тюркские народы называют мотылька, бабочку. В некоторых фасонах платья широкий рукав собирался в манжет и нависал над кистью руки пышным буфом. У богатых в старину кубельки делались преимущественно из парчи; длина их была ниже колен, но высоко от пят. Простые казачки носили повойник и кубелек из простого черного сукна.
«Поверх этого они носят зажиточные каврак или саян и кубелеки парчевые, штофные и прочей материи, то есть кафтан долгой и полукафтанье, который только ниже колен длиною, из под коего видна шелковая цветная рубашка, также и рукава оной - по нынешнему обычно с обшивкой, как у мужчин, а по старому висят высокие; и опоясываются по кубелеку поясами и чепраками, то есть с золотым, се¬ребряным, а иные и с дорогими каменьями и медными по ремню бляшками, разными узорами сделанными, а на переди с замошною пряжкой». Девушки «платье носят все такое ж, как и женщины, притом все без изъятия ходят в портках, а по ихнему - в штанах, зимою в тулупах, крытых разными материями».

Кубелек напоминает по покрою и форме татарский камзол. Шился из нескольких полотнищ ткани, с отрезным лифом, в талию. Передние полы и спинка делались цельными, прилегающими и соединялись подкройными бочками. Отверстие для шеи выкраивалось в верхней части округлым, неглубоким. Сосбаривавшиеся на плечах прямые и узкие рукава заканчивались обшлагами. Снизу к лифу пришива¬лась широкая, присборенная, не зашитая впереди юбка. Лиф застегивался серебряными или позолоченными пуговицами. Параллельно им шел второй ряд пуговиц (золотых или низанных из жемчуга), который служил лишь украшением. Пояс, надеваемый выше талии, состоял из соединенных между собой серебряных, позолоченных звеньев. Были также пояса из цветного бархата, расшитого жемчугом. Полы кубелека заходили одна за другую, не застегиваясь. Для кубелька было характерно обилие кружев.

Под кубелеком была обыкновенно рубаха из тонкого полотна или шелковой материи туникообразного покроя, подол и рукава которой были видны из-под него. Горловину рубахи, ожерелок выстрачивали узорами, а прямой вырез спереди завязывали лентой или застегивали запонкой. Шароварцы были из тонкой шёлковой или бумажной материи.

В комплексе с кубельком носили русские головные уборы: повойник или рогатую кичку.

Сукман - верхняя одежда замужних казачек. Являлся разновидностью сарафана. Это накладная одежда, чаще всего синего или черного цвета, шитая из четырех полотнищ ткани, с узки¬ми и короткими рукавами. Спереди от ворота шел короткий прямой разрез на медных пуговицах, называемых "базка", "пазука", и обшитый широкой шелковой лентой по краям. Петли образовывали цветной шнур, идущий по одному из краев пазуки и в соответственных местах не пришитый к нему. Вдоль подола сукман обшивался широкой шелковой лентой красной или синей, а по самому краю гарусском (род тесьмы, плетенной особым образом на пальцах). Во многих станицах сукман звался кубелек. Сукман подпоясывался плетеным красным или синим поясом с кистями.

Сукман относился к нагрудной женской одежде, прикрывающей верхнюю часть корпуса — грудь и спину. По Дону — в Рязанской, Тульской, Воронежской губерниях и у донских казаков — наиболее распространены были красные и черные шерстяные нагрудники под названием шушман, сукман, а иногда кодман.

Постепенно к 80-м годам XIX века ситцевый сарафан, получив широкое распространение, вытеснил почти повсеместно домотканый сукман, кубелек и явился переходной ступенью к "французской моде".

Сарафан - высокая юбка с лямками или цельное платье без рукавов, надеваемое поверх рубахи. Сарафан считается исконно русской женской одеждой. В действительности сарафан известен на Руси лишь с XVI в., и до первой половины XVII в. так называлась мужская одежда. Слово «сарафан» произошло от персидского «serapa», что означало «почетная одежда». Дело в том, что привезенные дорогие восточные костюмы всегда подвергались так называемому второму крою, и название «сарафан» сначала закрепилось за особенно дорогой и нарядной одеждой царя и бояр. Со временем это название перешло на женский костюм, а затем стало означать не ткань, а фасон одежды.

Кроме термина «сарафан», ставшего нарицательным, существует множество других названий для этого типа одежды. Большая часть их — чисто русская и характеризует: покрой сарафана (клинник, косоклинный, семиклинный, сорококлин, круглый, лямошник, костыч); материал, из которого он сшит (сукман, кумашник, китаешник, атласник, шелковик, штофник, кашемирник, гарнетурник, ситцевик, пестрядильник, клетовник, достольник, самотканник и др.); окраску ткани (матурник, маренник, дубасник, сандальник, набивник, троекрасочник и др.). Термины сукня, сукман, шушун, шушпан связывают сарафан, преимущественно северновеликорусскую одежду, с южновеликорусской одеждой того же названия, которую носили поверх рубахи и поневы.

Сарафаны изготовляли из холста, домотканого сукна, крашенины, пестряди, набойки и фабричных тканей (китайки, шелка, парчи, узорного ситца). Декором служила вышивка, ленты, цветные полоски из ситца, гарус, галун, бахрома.

Основными элементами геометрического вида формы сарафанов являются прямоугольник и трапеция, комбинация которых позволяет получить разнообразные производные формы. Исследователи выделяют следующие основные типы сарафана: косоклинный с неразрезанным передним полотнищем, косоклинный распашной, прямой на лямках, прямой сарафан с лифом.
Косоклинный глухой сарафан без шва спереди, большей частью с широкими проймами, иногда — с откидными рукавами, часто назывался шушун, сушпан, сукман. Центральное полотнище, перегнутое на плечах, дополняется боковыми скошенными полотнищами или клиньями.

Сарафаны с прямым неразрезанным спереди полотнищем и с продольными клиньями по бокам шили из холста, синего или белого.

Южные черные шерстяные сарафаны связаны по происхождению, по-видимому, с черными сукманами-нагрудниками. Их шили с широкими проймами или с узкими лямками и расшитым гарусом.
Область распространения сарафана в основном соответствовала границам Русского государства. Он был известен у потомков служилого населения, водворенного на «засечные черты» в XVI— XVII вв. Его носили также повсюду старообрядки, скрывавшиеся от преследований в различных областях России, в том числе на Дону. С XVII в. они сохраняли сарафан в качестве основной и обрядовой одежды.

На Дону яркий ситцевый сарафан назывался кумашником. В ряде верховых станиц сарафан сохранился в комплексе женской одежды до XX в. Вот как описывает его Н.Ф. Яковлев, проводивший исследования в 1916 г: «Сарафан — другой род одежды замужних казачек, шился из цветного, пунцоваго например, ситцу, спереди с высоким цельным нагрудником, с узкими проймами, которыя, сходясь сзади, пришиваются к сарафану на высоте талии, спинка у сарафана совершенно отсутствует, и с короткой прорехой на пуговицах, с леваго бока у основания нагрудника. Сзади сарафан представляет собою доходящую до талии юбку с проймами и заложенными по верхнему краю многочисленными и частыми "сборами". Закладываются "сборы" под узкую цветную обшивочку (обыкновенно другого цвета, чем сарафан), которая оторачивает весь вообще сарафан по краям и проймы. Чтобы судить о количестве и величине сборов, достаточно сказать, что материи идет втрое больше, чем на переднюю сторону сарафана (швы у сарафана идут по бокам). Весь сарафан шился в пять "тачей" или в 4 "точи" ("точь" — отдельный выкроенный, цельный кусок материи); из них сборы собирались "в 3 точи". Украшается сарафан цветными лентами, нашиваемыми: 1) вдоль верхняго края нагрудника, 2) сзади, по сборам, несколько отступя от их начала, 3) внизу, вдоль нижняго края сарафана. Повязывается сарафан широким, пальца в три, плисовым поясом пониже талии, чтобы сзади "сборы были видны и лента". Теперь такие пояса украшаются вышивками. Изложенное описание сарафана относится к Сергиевской станице, но, по разспросам, тип сарафана, обычный на хуторе Булгурине, не отличается от описаннаго».
Запаска - длинный кусок плотной материи, сотканной в цветные полосы, служивший казачкам до XIX в. вместо юбки. Название от «запахнуться», потому что, действительно, запахивалась вокруг бедер и связывалась впереди пояском; передний раствор прикрывался длинной занавеской. Вышла из употребления после того, как казачки перестали носить шаровары, потому что не достаточно прикрывала нижнее белье.

Понева. Само название панёва, понява, понька — общеславянское. Это полоса плотной материи, служившая казачкам в качестве юбки; от запаски отличалась только клетчатым рисунком яркой раскраски. Понева в русском народном костюме являлась обязательным элементом костюма замужних женщин. В отличие от некоторых других обрядовых элементов костюма, например головного убора, надеваемого после венца, понева являлась в большинстве случаев венчальным нарядом. Обряд надевания поневы на невесту означал собой как бы признание зрелости, совершеннолетия невесты ("загоняли в поньку").

Понева прикрывает нижнюю часть тела замужней женщины, главным образом сзади. Все закрепляется на талии с помощью особого, специально для этого предназначенного пояса. Сделана из домотканой шерстяной материи. Преобладающий рисунок — крупная квадратная клетка. Понева в своей наиболее примитивной форме совсем не имеет швов.

Обычная южнорусская понева состояла из трех прямоугольных кусков клетчатой шерстяной материи, 90 см длины и 50—55 см ширины каждый. Материя сшивалась длинными сторонами в одно полотнище 160 см ширины и 90 см длины. Подвязанная на талии поясом, она закрывала нижнюю часть туловища женщины сзади, оставляя спереди просвет, который обычно прикрывали передником.

На фигуре понева своей длиной обычно достигала щиколотки, иногда была длиннее, но всегда короче рубашки.

Распашная понева без прошвы, т.е. оставляющая открытым перед, — древнейший вид поневы. Появление прошвы, т.е. вставки из другой, как правило, гладкой ткани характеризует дальнейшую стадию в развитии поневы (это понева с прошвой, или глухая понева) и сближает ее с юбкой. Когда прошва делается одного и того же цвета и из одной и той же ткани, что и понева, тогда уже получается юбка, которая и представляется ни чем иным, как простым развитием поневы. Время появления прошвы установить трудно, но, по-видимому, в ряде мест в XVIII в. она уже существовала.
Прошву поневы шили преимущественно из синей китайки, иногда из кумача, а местами из белой льняной ткани. Внизу прошва имела подподольник — полосу из домотканной толстой узорчатой материи, сходной со всей тканью поневы. Молодые женщины вышивали белую прошву разноцветной шерстью, и эта вышивка отличалась от вышивки прошвы у понев старух. Имели место случаи одновременного бытования различного типа понев.

Носили поневу либо «распустивши», т. е. просто повязав вокруг талии, либо «подтыкавши» — с подоткнутыми полами. Последний способ связан более с распашной поневой, — нижний угол правой полы или обе полы поднимали к поясу и сзади образовывался угол; это называлось носить поневу «кульком». Носили подоткнутой под пояс и «глухую» закрытую поневу с прошвой. Поневу «с подтыком подола» орнаментировали с изнанки.

Иногда применялась понева на холщовой подкладке. Ткань, используемая для поневы, — чаще всего темно-синяя, черная, красная, с клетчатым или полосатым (с поперечным расположением полос) узором. Будничные поневы отделывались скромно: шерстяной домотканой узорной тесьмой (пояском) по низу. Праздничные поневы богато украшались вышивкой, узорной тесьмой, вставками из кумача, крашенины, мишурным кружевом, блестками. Широкая горизонтальная полоса подола сочеталась с прошвами, вертикальными цветными вставками. Колористическое решение понев было особенно ярким и красочным благодаря их темному фону.

Красную клетчатую поневу из трех полотнищ домодельной ткани замужние казачки носили с рубахой и рогатой кичкой, «так точно как в Руси деревенския бабы».

Юбка. Комплекс с юбкой в качестве старого явления, связанного с домотканиной, не был характерен для русских в целом.

Полосатая (реже клетчатая или гладкая) домотканая шерстяная юбка распространена была в южнорусских губерниях, у однодворцев, в частности в селах вдоль укрепленной пограничной линии, так называемой второй засечной черты (служилое население которой формировалось в XVI в.). Юбки казачки носили длинные и широкие, летом — легкие, зимой — теплые, из шерсти.
Появление шерстяной полосатой юбки на юго-востоке — от Нижнего Поволжья, до Кубани — можно объяснить переселениями украинских и русских групп, вошедших в состав казачества.

Запон (передник, завеска, голянка, носов, занавеска, нагрудник, нагрудень, фартук, хвартук) был неотъемлемым элементом русского женского костюма. Передник к повседневному костюму имел, разумеется, также утилитарную функцию — при работе защищал одежду от загрязнения, а к праздничному костюму — неотъемлемым дополнением, акцентом в костюме. Носили передники поверх рубахи и поневы или сарафана.

Донские казачки надевали фартук из гладкого или набивного материала, по подолу обшитый чем-нибудь красным (кырмызом). Он назывался запоном, завеской, занавеской. Будничный фартук шился из холста, а праздничный — из дорогой ткани и украшался кружевами, лентами, прошвами.

«Запон — род короткого фартука из холста, с пришитой небольшой грудинкой, по шву закладываются маленькие сборы. Завязывается запон тесемками вокруг талии, узлом наперед и вокруг шеи, концами узкой цветной обшивки, нашитой по верхнему краю грудинки. Запоны различаются праздничные и "расхожыи". Праздничные укра¬шались сплошь ткаными узорами. Запон обшивался по низу вершка в 1Ѕ китайкой синей или кумачом. "Расхожый буднишный" запон того же типа, но весь белый, только по низу украшен узорами более или менее широкой полосой. Запоны носились, по-видимому, исключительно на сарафанах, как категорически утверждают некоторые из опрошенных мною лиц, и не надевались на сукман. Из мелких деталей одежды упомяну о кармане, носимом с левой стороны в виде отдельнаго мешочка на тесемке, обвязанной вокруг талии (или на поясе)».

У некрасовок завески являлись необходимым элементом женского костюма и надевались поверх балахона. Покрой женских и детских завесок одинаков. Это прямое яркое одноцветное (редко с рисунком) полотнище, сосборенное сверху под узенькую обшивку, а снизу отделанную красной каймой — построчкой. Завязок у некрасовской завески нет. Она затыкалась под веревочку, подпоясывающую балахон. Сверху завески надевался пояс. Интересно, что при проведении посевных работ использовалась завеска под названием запонок, сшитая из плотного полотна с лямкой через шею и завязками (ушкурниками) по бокам. В запонок насыпали зерно, одной рукой держали конец, чтобы оно не рассыпалось, другой разбрасывали семена.

Так выглядела одежда донских казачек в XVI, XVII и XVIII вв.

В XIX в. она все более и более становится «городской». А после войны с французами в 1812 году, на Дон проникает и европейская мода. Путешественник П.П. Свиньин в 1839 г. с сожалением писал в своих записках: «…между женщинами год от году распространяется вкус к европейским нарядам. Редко увидишь супругу чиновника, одетую в кубелеку, составлявшую не более как за 20 лет общее одеяние донских казачек. С этим вместе почти вывелись между ними и старинные головные уборы...».

В начале XX в. яркий красочный старинный женский костюм совсем ушел из быта и преобладающим стал костюм, состоящий из юбки и кофты — парочка (ставший обычным и в других областях страны).

Длинные и очень широкие юбки шили летом из холста, а зимой из шерсти. Праздничные юбки изготавливались из покупной ткани: ситца, сатина, бархата, батиста, нанка, малескина, репса, кашемира. Самые модные юбки шили в то время чаще из бенгалина. Чего только нет на этих юбках, сзади сборки и оборки по подолу, клинья, пуговицы, тесьма, бисер, ленты, кружева, оторочка другой тканью.

Под верхние юбки надевали нижние юбки, иногда четыре-пять штук. Чем богаче была казачка, тем больше юбок. Их шили из ситца или зона (коленкор) и называли зоновыми, зоновками. Зоновка шилась из шести — двенадцати прямых полотнищ белого мадаполама и собиралась по талии мелкими складочками под обшивку с длинными концами. Основная часть сборок приходилась на заднюю часть зоновки. Нижний край юбки украшался оборкой ткани с кружевом. Закреплялась на талии при помощи несколько раз оборачивающихся вокруг тела концов обшивки, которые затем завязывались сбоку. Зоновка шилась длиннее верхней юбки, для того чтобы снаружи были видны кружева.

Верхние юбки, особенно праздничные, расклешенные, имели внизу широкий волан — брызжу, отделанный лентой, полоской кружева, плиса. Теплые юбки шили на теплой подкладке и внизу со
щеточками (тесьмой). Они не давали низу подола изнашиваться.

Богатые казачки имели по 15 – 20 разных юбок.

Юбку с кофтой девушки начинали носить с 15 лет. Если в семье было 2 – 3 сестры, то младшие сестры до просватания не имели права надевать юбку с кофтой, а ходили как девочки в платьях, хотя им уже могло быть значительно больше 15 лет. «Чтобы не посадить под корыто старшую сестру», - говорили в семье.

Из той же ткани, что и верхняя юбка, шилась кофта. В зависимости от покроя она называлась кофтой, блузкой, матене, кирасой. Покрой был довольно сложный. Застежка на мелкие пуговицы шла сбоку по пройме и по плечу. Небольшой стоячий воротник также застегивался сбоку. Длинный присборенный у плеча рукав, широкий до локтя, сужался к кисти. Кофту украшали кружевом и прошивками, которые казачки называли батистовками, также жемчугом, бисером, лентами и пуговицами.

В начале XX в. распространилась кофта матене — свободного покроя немного ниже талии, распашная с застежкой спереди, с длинным прямым рукавом и воротником-стойкой. Их носили только замужние женщины.

Молодые казачки любили носить кофточки до бедер, плотно облегающие фигуру с небольшой баской. Такие кофточки с узкими длинными, присборенными у плеча рукавами и с воротничком-стойкой, застегивались спереди на множество мелких пуговиц. Назывались они «кираса».

В Государственном музее-заповеднике М.А. Шолохова есть фотографии, коллекции собранной казачьей одежды конца XIX – начала XX века. Женская одежда, находящаяся в фондах музея, 46–48 размеров. Это свидетельствует о том, что казачки соблюдали посты и имели красивые фигуры. Простые казачки после революции сохраняли особенности своей одежды вплоть до первой трети XX в.

Верхняя одежда весьма разнообразна. В XVIII веке доминировала одежда распашного покроя, в конце IXX веке прямоспинная, с боковыми клиньями. Зимняя одежда — шуба, тулуп, кожух, шубка, пальто. В Донском, Кубанском и Терском войсках среди обеспеченных слоев были популярны “донские шубы”. Плюшевые пальто на вате (плиски, жупейки) и кохты (ватянки, холодайки) носили повсеместно в холодное время года. Кохты кроились сильно расширяющимися книзу и застегивались у воротника-стойки на крючок или пуговицу. Повседневный вариант был короче, уже и застегивался на пуговицы.

Верхняя или наплечная одежда, надевалась казачками, как и русскими женщинами, поверх рубахи, сарафана (или поневы, юбки) и передника. Женская верхняя одежда по конструкции почти не отличалась от мужской, различие заключалось в деталях, размере, длине, степени декорирования. Женская одежда, особенно праздничная, больше декорировалась. И мужская и женская верхняя одежда запахивалась одинаково — правая пола глубоко нахлестывалась на левую, поэтому правая пола часто делалась длиннее левой (на 5ё20 см). Линия борта — косая. Застежка располагалась в основном до линии талии: пуговицы или крючки — на правой поле, петли — на левой.

Кафтан

А. Ригельман отмечал, что в верховых станицах казачки ходят «в мужниных кафтанах». А И.Краснов, описывая низовых казаков, указывал на «бархатные и камлотовые кафтаны». Для выхода из дома донские казачки надевали каврак — кафтан (летний, из шелка или парчи), который застегивался до пояса и бешмет — длинный цветной стеганый кафтан, расклешенный книзу, с застежкой, с длинными рукавами, на подкладке, украшенный тесьмой и стеклярусом.

Каврак или Саян - кафтан из парчовой или иной дорогой ткани в старинном наряде казачек. Шился в талию с закрытым воротом, но без воротника, с короткими рукавами «в три четверти», из под которых выпускались широкие рукава кубелька. Обычная длина - ниже колен, а особенно парадных даже длиннее; правая пола запахивалась поверх левой; иногда носился расстегнутым на груди, открывая агатовые пуговки кубелька. Подобное название - «кубрак» встречается у поляков и белорусов для широкой и короткой мужской куртки - полупальто.

Зипун — распашная одежда полуприлегающего, расширенного книзу силуэта с застежкой встык. Длина его варьировалась от середины колен и выше. Рукав узкий до запястья. Пройма была прямой, рукав не имел оката. Декоративное решение зипуна сосредоточивалось в основном на линии застежки, съемном воротнике «ожерелье», рукавах из другой ткани, вышитом поясе. Применялись различные ткани: камка, тафта, сукно. Зипун был обязательной принадлежностью традиционного типа одежды, сложившегося на Дону к началу XVIII в.


Тулуп
. Тулупы на Дону носили «русского образца», «в тулупах, крытых разными материями» ходили «все без изъятия».

 
Шуба Донская
 

Зимним нарядом казачкам служила донская шуба. «Она шилась на лисьем или куньем меху, до пят, без застежки, с удлиненными рукавами и покрывалась красивой дорогой тканью: парчой, атласом (зеленого или синего цвета с черными узорами), тисненой узорной шерстью. Её шили в виде широкого, запахивающегося халата, колоколом расходящегося книзу. Вся шуба вокруг подола, бортов и ворота, часто была оторочена порешней (мехом выдры, в старину из ее черного блестящего меха делалась опушка на женских шубах, а также шились женские шапки с атласным верхом).
Для тех казачек, у которых были маленькие дети, крой был особый. Правая пола шилась длиннее, под полу клали младенца и закутывали ею ребенка. В рукава с оторочкой меха можно было прятать руки, чтобы согреть, и они создавали видимость муфты (широкие сверху рукава свисали много ниже рук, а если поднимались выше кистей, то собирались наверху вроде буфов). По праздникам с шубой носили очень красивые шали, богатые казачки надевали собольи шапки с четырехугольным бархатным верхом и жемчужными чикиликами.

Были и белые овчинные "накрытые" шубы, отороченные по краям рукавов, по полю и низу узкой полоской курпея, то есть шкурой молодого ягненка. Были овчинные шубы и без оторочки, «нагольные», то есть некрытые. Их носили казачки победнее, считалось, что они предназначены для зимних уличных хлопот по хозяйству. 

Подпоясывали овчинную шубу вязаным шерстяным шарфом синего, зеленого или красного цвета.

Старинная донская шуба, несмотря на то, что в XIX веке широкое распространение получили пальто и различные шубки, была очень популярна, особенно у пожилых женщин.

Жупейка — верхняя зимняя одежда. Представляла собой прямое пальто из сукна фабричного изготовления на вате с небольшим воротником и застежкой спереди. Жупейку носили донские казачки в XIX — начале XX века. 

Кохта — верхняя женская праздничная одежда для весны и осени из тканей фабричного производства на вате, стеганной с подкладкой. Представляла собой распашную одежду с цельной, расширяющейся книзу спинкой, с широкими полами и боковыми клиньями. Ворот круглый, без воротника, рукава длинные, узкие.

Кохту шили обычно до колен. Она застегивалась на одну пуговицу, пришитую у горла.

Кохты по верхней поле и рукавам украшали плисом или нашивали поперек спины и полки ближе к подолу шелковую бахрому. Были распространены среди донских казачек в XIX — начале XX века. 

Куфаенка — женская одежда, надевавшаяся в холодную погоду поверх комнатной одежды, изготавливалась из черной ткани на красной подкладке. Ее всегда шили распашной, длиной до пояса, с короткими рукавами, без воротника. Спинка выкраивалась прямой, полы — расширяющимися книзу. Одежда запахивалась справа налево без застежек. Куфаенка обычно была простегана вертикально расположенными стежками. Она была распространена в селах казаков-некрасовцев. Куфаенки женщины носили в XIX веке в Турции и в XX веке после возвращения в Россию. Сейчас их носят только пожилые женщины. 


Плиска
— верхняя женская одежда для зимы из плиса на вате с подкладкой, представляла собой пальто прямого покроя с круглым воротником, отделан¬ное на груди черными лентами и кружевом. В конце XIX — начале XX века была модной одеждой у донских казачек. 

Головные уборы и прически 

Описывая головной убор казачек в ХVIII ст., А. И. Ригельман говорит: "По большей части старшинские и богатых казаков жены носят с черкесского обычая собольи и круглые шапки с унизанным каменьем и жемчугом, а у маломощных в узор золотом и серебром расшитым, или из какой парчи, материи или барката, плоским верхом; вдовы же носят их без всякого украшения, только чёрные".
«На голове носят с висящими по щекам чикиликами, то есть лопастьми жемчужными и поверх оных высокие кички с сороками, на подобие большой треугольной лопаты, вышитой спереди золотом, серебром и шелками в узор, а иные; унизаны дорогими каменьями и жемчугом с накрытием белым тонким шальником, то есть кисейною или флеровою фатою с распущенными сзади концами». «У простых и небогатых в верхних станицах жены носят с двумя рожнами посредственные и малые кички с сороками ж, шитые шелками и красной бумажной пряжей».

Женский головной убор XVIII — первой половине IXX веках отличался вариативностью. В комплексе с платьями татарского покроя носили русские головные уборы: повойник или сложный головной убор из рогатой кички, сороки, налобника и позатыльника; шапки; платки ("таркич", "колотовочка", "знуздалка"); позже появились шлычка, колпаки, "наколки и токи", файшонки (от немецкого слова «файн» — прекрасный).

Женщинам не положено ходить в храм с непокрытой головой. Показаться «простоволосой» было знаком невежества, дикости. Без головного убора появление женщины на людях было так же немыслимо, как появление строевого казака без фуражки или папахи. Головной убор носился в полном соответствии с семейным положением — замужняя женщина никогда не показалась бы без него на людях.

Девушки до замужества могли ходить с непокрытой головой, а волосы необходимо было заплетать в одну косу — в знак того, что девушка пока одна, не замужем. Девичья коса считалась символом чести, и дернуть за косу — значило оскорбить девушку.

Девичий головной убор: чаще всего лента (челоух), украшенная бисерной поднизью, жемчугом, бисером, вышивкой, повязывалась вокруг головы. Челоух сходен со скуфьею и делался обыкновенно из красного бархата, унизанного жемчугом и усаженного драгоценными каменьями. На краях челоуха, который просто накладывался на голову, была особенного вида нашивка из золотых цепочек и иногда из мелкой монеты. Его часто покрывали обыкновенным шёлковым, а иногда бумажным платком - таркичем.

В праздники носили собольи шапки с четырехугольным бархатным верхом, вышитые жемчугом, алмазами и яхонтами. Из-под шапки, как и в старину, свешивались чикилики.

Замужние женщины носили на голове повойники, бывшие на вате, из дорогой парчи и около семи вершков вышиною. К верху они постепенно суживались и утверждались на голове особенным платком, к коему прикалывались цветы или страусовые перья.

Повойник - головной убор в виде мягкой шапочки, который полностью закрывал волосы, заплетенные во время свадебного обряда из одной девичьей косы в две. Косы укладывались высоко на голове и закрывались повойником. Повойник не позволял женщине выставить напоказ одно из ее основных украшений - волосы. Увидеть ее простоволосой мог только супруг.   

Кичка («утка») - старинный головной убор замужних казачек; делался на твердой основе в форме лодочки, митры, широкой шапки с двумя или четырьмя рожками, а также в виде тиары, украшенной по верхним обрезам волнистыми фестонами-сороками. Нарядные кички делали из зеленого или бордового бархата, вышивали золотой и серебряной нитью, бисером, жемчугом, зажиточные казачки носили с сорокой чикилики, а на лоб — металлические украшения. Были кички и в форме небольшой круглой шапочки. 

Профессор М. А. Миллер рассказывал, что простой рогатый головной убор казачки делали, положив поперек темени дощечку и повязав ее сверху платком. Рисунки многих головных уборов казачек приведены в книгах А. И. Ригельмана «История или повествование о Донских Казаках» и «Летописное повествование о Малой России».

По воспоминаниям казаков, записанным в 80-х годах XIX века, простые казачки в старину делали кички из белого или синего холста, который складывали четырехугольником, прошивали густыми рядами суровыми нитками. Потом долго варили в молоке, чтобы кичка затвердела. На рожки наматывали миткалевый рушник, концы которого сначала проводили поверх кички, затем под подбородком и, наконец, подтыкали сзади за ухом. Спереди на кичку нашивали лабок, унизанный жемчугом или блестками по бархатному полю. Сзади привязывали на шнурке подзатылин (подзатыльник), расшитый узорами. Ходили в кичках все поголовно. У богатых кички украшались жемчугом и даже бриллиантами, вышивались золотом или шелками, бисером. К 60-м годам в зажиточных кругах кички вытесняются модными шляпками, чепчиками, платками. Исчезновение кички объясняется ее дороговизной. В 70-х годах прошлого столетия уже М. И. Волосатова наводила справки, не сохранилось ли у кого кички? После долгих поисков она обнаружила кичку у жены атамана станицы Слащевской. По ее описанию кичка представляла небольшую круглую шапочку с невысоким околышем и плоским верхом. Надета была кичка прямо, волосы тщательно зачесывались под нее, но виднелись спереди и сзади. Кичка, по-видимому, не покрывала всей головы.

Сделана была из зеленого бархата и вышита золотом.

Мода на платки была всегда. В быту встречались платки из холста с тканым узором по краям, обшитые бахромой из шерсти, из набивного ситца (по красному фону синие, желтые, зеленые, черные цветы), платки из атласа или шелка, алого, зеленого, синего, желтого цвета, в крупную и мелкую клетку (с кистями по краям), кружевные платки. Платок был будничным и праздничным головным убором. Девушки носили платки, завязав их под подбородком. Женщины делали завязку платка сзади. Зимой носили полушалки или шали — «бумажные» или шерстяные. 

На улице голову и плечи казачки покрывали шалью - шелковой и шерстяной, украшенной бахромой. Турецкие шали были известны казакам издавна, но в XIX в. покупались шали русского производства. В отличие от привозных, они были дву-сторонними. Рисунок одних имитировал восточный «кашмирский» узор, другие украшались цветочными композициями. Популярны были и шелковые однотонные шали (белые, кремовые и др.), с блес¬тящим рисунком на матовом фоне. Носили и кружевные черные шали, и полушалки коклюшной работы. Полушалок, накинутый на голову, очень напоминает испанскую мантилью. Почти у каждой женщины на Верхнем Дону была коклюшная шаль или косынка, но вязать на коклюшках умели не все. И работа мастериц - коклюшниц пользовалась большим спросом.

«Во второй половине XIX века особой популярностью среди казачек стали пользоваться павлово - посадские платки и шали. Свое существование павловские платки берут с 1863 года, когда Яков Лабзин открывает кустарную мастерскую по набивке шалей и платков на тонкой шерстяной ткани — кашемире. Первоначально рисунок на платках был не крупным, многие шали имели восточный орнамент в подражание турецким и индийским». Но в начале XX столетия стали изготавливать платки с алыми, белыми, желтыми розами. Эти платки можно было приобрести в станичных лавках и магазинах. 

Таким образом, в заветном сундуке казачки скапливался большой набор платков, предназначенных для каждого случая жизни: для сенокоса, свадьбы, поминок, посиделок, для воскресенья, для покрывания под шаль и т. д. Удивительно красивые платки, шали, подшальники ткались и изготавливались способом ручной набивки в многочисленных мелких мануфактурных заведениях России. Спрос на них был огромный. «Стоили шали баснословно дорого и как великая ценность продавались за золото. Мерное полотно под названием "кашемировое" не замедлило привлечь внимание зарубежных деловых людей. Так, мерное полотно помещицы Веры Андреевны Елисеевой из Нижнедевицкого уезда турки покупали и увозили в Турцию, разрезали его на куски, пришивали к нему свою бахрому и продавали даже в Багдаде и Басре, выдавая за всемирно известные в то время шали индийского княжества Кашмир».

На общем фоне казачьей женской одежды платок не только служил ярким цветовым акцентом, но и мягко обрамлял лицо.

Колотовочка, или казимирка — платок с мелким рисунком, небольшой, красный, четырехугольный (завязанный наподобие банданы и прикрывающий лоб). Один из углов колотовочки загибался, платок накладывался на лоб, два боковых конца затягивались сзади узлом, под который пропускался третий угол. Т. е. колотовочка закрывала до половины лоб, виски и уши. На колотовочку повязывалась шаль (или верхний платок), с боков ее слегка закладывали внутрь, а надо лбом поднимали "уголком", что считалось модой. Описанный головной убор носился летом. В холодное время года поверх накинутой на голову шали под подбородок, прикрывая уши, повязывался платочек, концы его связывались на макушке – это знуздалка. Знуздалка была обычно красно-белого цвета. "Не ох я разнуздавши пошла, ни взнуздалась", — скажет, бывало, казачка. Концы шали уже поверх надетой знуздалки обертывались, прикрывая нижнюю часть лица и рот, вокруг шеи и повязывались спереди узлом. "Ушам тяпло", — мотивировались эти старинные способы повязывания платков.

Таркич - головной платок незамужних девушек; описывая наряд донских девушек А.И. Ригельман в XVIII в. говорит: «также повязываются лентами и платками, называемыми таркич, с висящим через всю, укрывая голову, одним углом назади».

Таркичем повязывали голову так, что один конец или угол его покрывал или обвертывал значительную часть косы (чтобы по центру спины располагался его угол), которая заплеталась сзади головы, спускаясь по спине во всю свою длину и оканчивалась косником из ленты. Длинный конец платка складывается в более узкое полотнище и обводится под подбородком, затем по затылку вокруг головы и конец подтыкается сбоку. Другой край платка красиво ниспадает впереди.

В начале XX века в моду у молодых женщин вошла шлычка — головной убор замужней женщины в виде небольшой круглой шапочки, надевавшейся на узел волос так, чтобы спереди они были немного видны. Носили ее кубанские и донские казачки. Волосы собирались под шлычку узлом и поддерживали ее в приподнятом положении. Для этой же цели служила вата, подложенная под верхний шов шлычки. Затягивалась шлычка на голове спереди продетой в нее тесемкой или прикалывалась блестящей шпилькой. Сшитая из дорогой яркой ткани, украшалась вышивкой, блестками, стеклярусом. Она была не видна и служила только остовом для повязывания сверху платков или покрывалась шальником из прозрачного шёлка. Вот как рисует облик Аксиньи М.А. Шолохов в романе «Тихий Дон». «Ветер трепал на Аксинье юбку, перебирал на смуглой шее мелкие пушистые завитки. На тяжелом узле волос пламенела расшитая цветным шелком шлычка…».

Молодая казачка с праздничным нарядом надевала на прическу файшонку. Это шелковая черная кружевная косынка коклюшной работы, связанная по форме узла волос с концами, которые завязывались сзади бантом, очень украшала женщину.

Файшонка состояла из шапочки на «куль», наподобие русского сборника, и двух полос (скорее, напоминающих лопасти) - «хвостов»; в «хвосты» для сохранения формы вставлялись кости. Файшонки были распространены на Среднем и Нижнем Дону и на Донце.

Наколка — головной убор замужних молодых женщин, представлявший собой шапочку овальной формы из шелка на твердом каркасе из картона или проклеенного холста с ситцевой подкладкой. Шелк шапочки обычно закладывался в складочки. Наколки украшались ленточками, бантиками, кружевом.

В XIX веке на Верхнем Дону вошел в моду головной убор казачек — колпак. Это праздничный головной убор замужних женщин. Его вязали из шелковых или бумажных ниток в форме чулка с махрами на макушке, иногда украшали бисером и вышивкой. Он одевался сверху на пучок волос (волосы убирались сзади в узел («кугулю», «куль», «шиш»), широкий край загибался внизу обшлагом и за этот обшлаг закладывался верхний конец. При выходе на улицу поверх колпака надевали платок, который в помещении снимали, оставаясь в колпаке. На голове он имел вид облегающей повязки. Привлекает колпак расцветкой. Край, а иногда и весь колпак украшался набивным рисунком (цветочный орнамент); излюбленные цвета фона - черный, зеленый, реже бежевый. В рисунке присутствует разнообразное сочетание ярких, сочных оттенков зеленого, синего, красного цвета. Проф. М. Д. Миллер встречал в станицах только черные с вышитыми по ним красными цветочками и зелеными листиками. Нечто подобное, но в светлых тонах, изображено на одной из зарисовок Ригельмана на голове у девушки, в его книге «История или повествование о Донских Казаках».
Колпак в основном носили в комплексе с кубельком. Предполагается, что он был заимствован у татар. Действительно, по форме и видоизмененному названию он очень напоминает татарский калфак. Но если татарский калфак является девичьим головным убором, то казачий колпак женским. Расплетение косы, укладка волос по-женски и надевание колпака входили в казачий свадебный обряд. 

Украшения (узорочье, некр.)

Что касается украшений, бывших у девиц и женщин, главнейшие из них назывались чикилики и перлы (коробчак). Первые вязаны были мелкой сеткой из крупного жемчуга. Выходя из-под головного убора, висели над ушами частично прикрывая щеки и крепились к широкой ленте из алого атласа, которая тоже была унизываема жемчугом и обвиваема вокруг головы. Вторые так же были низаны из крупного жемчуга, прикреплялись на плечах бантом из золотого, украшенного драгоценными каменьями, позумента и спускались по груди до пояса. Кроме того, носили ещё бизилики (базилики, белезики, безелика) - плоские серебряные, золотые или металлические браслеты с орнаментом (А Ригельман: "На руках, при самой ручной кисти, кольца нарочитой толщины золотые и серебряные".); серьги (тряпки - серьги с мелкими висячими украшениями, некр.) из жемчуга и драгоценных каменьев и золотые, серебряные перстни и кольца. Серебряное кольцо на левой руке — девушка на выданье, «хваленка». На правой — просватана. Кольцо с бирюзой — жених служит (бирюза—камень тоски). Золотое кольцо на правой руке — замужняя, на левой—разведенная. Два золотых кольца на одном пальце левой руки — вдова. Второе кольцо — умершего или погибшего мужа. С золотом в гроб не клали.

Казачьи женские серьги

Любили казачки в праздники надевать ожерелья (борок), монисто. Первые изготавливались из бисера, жемчуга, разноцветных круглых, продолговатых, граненых бус, нанизанных на льняные нитки, вторые из золотых и серебряных монет. Носили их женщины и девушки, по 3–7–12 ниток. Бусы из жемчуга носили более состоятельные казачки.

Вообще, жемчуг (зеньчуг (дон.)) был любимым украшением донских женщин. На протяжении почти всей нашей истории тяжело складывалась жизнь казачки на широком Диком Поле. Много страданий пришлось на долю матерей и жен. И не без основания воспел их святые слезы трогательный древний казачий сказ:

«Это случилось давно, братья соколы, еще в те времена, когда казакам часто приходилось биться и гибнуть в степях и на синем море, когда души погибших реяли в туманах над речными мелями, над болотистыми лиманами, когда горькие причитания по павшим неслись с каждого хутора, как шум воды на порогах.

Однажды, спустилась на землю Пречистая Дева, наша Небесная Мати. Вместе со святым Николаем, в лучшей своей жемчужной короне, тихо скользила Она вдоль обширного казачьего края, внимая горькому плачу своих детей. И, когда наступил знойный день, пересохли от жажды уста Ее и нечем было их освежить. Никто на хуторах не отвечал на их стук, никто не подходил к дверям и только громче еще раздавались за ними горькие рыдания.

Тогда подошли они к широкой реке. И только наклонилась к ее струям Пречистая Мати, как упала корона с Ее головы, упала и скрылась глубоко под водой.

- Ах, сказала Она, пропали мои прекрасные жемчуга. Никогда больше не будет у меня таких красивых. Но когда возвратились они в свой Небесный Дом, то увидели на Ее золотом троне такие же сияющие зерна драгоценного жемчуга.

- Как же они попали сюда? — воскликнула Она, - ведь я их потеряла. Наверное, их нашли казаки и передали для Меня.

- Нет, Матушка, - сказал Ей Сын, - это не жемчуг, а слезы казачьих матерей, Ангелы собрали их и принесли к Твоему престолу.

Вот почему в казачьей земле жемчуга и до сих пор связаны со слезами».

Были и другие украшения, нашивавшиеся на одежду, декоративные пуговицы из полудрагоценных камней.

Женские казачьи нашивные украшения

Пояс так же был одним из украшений. Выше талии кубелёк подпоясывался шитым бисером шелковым или металлическим узорным узким поясом с пряжкой. Были также пояса из цветного бархата, расшитого жемчугом. А еще по вечерам казачки ткали пояса. Ткали их для своей семьи из шерстяных ниток, голубых, синих, красных, черных, белых. Такой пояс носили поверх рубахи, юбки. Длина пояса была 1,5–2 метра и ширина 3–4 сантиметра. На концах пояса делалась бахрома из оставленных ниток. Для мужчин плели широкий пояс из шерсти (синей или красной). Пояс назывался кушак. Шелковые кушаки были преимущественно привозными. Они были вытканы из золотых и серебряных нитей. При длине свыше четырех метров кушаки складывались вдвое, дважды оборачивались вокруг талии поверх кафтана (начиная спереди) и завязывались чуть ниже живота, а концы свешивались по центру или левее. Часто кушак не завязывали, а подтыкали под него концы.

Гаман — мешочек из кожи, ткани для хранения денег, различных мелких вещей. Женщины шили для себя гаман из яркой ткани, шелка, тонкого сукна, парчи, ситца, сатина, иногда на подкладке. Его, как правило, прикрепляли к поясу, завязывавшемуся на талии, или подшивали с внутренней стороны юбки. Праздничные гаманы богато украшались. Многие из них орнаментировались вышивкой цветным шелком, гарусом, аппликацией из ярких красивых кусочков ткани, украшались бисером, лентами, позументом, цветными пуговками. Девушки и молодые женщины старались сделать для себя праздничный гаман особенно нарядным. Еще носили чемезин – кожаный кошелек для денег в виде трубки.

Были и другие символы, которые особенно не демонстрировались в женском костюме, но присутствовали. Таким символом, например, были ключи. Та, которая владела ключами от погребов, была полновластной хозяйкой в доме. Именно ее звали Сама. Как правило, «Сама» была свекровь — мать сына. Как положено вдове (если она была вдовой), носила черный платок, но казачки могли при черном платке носить и цветные шали. «Сама» держала в кулаке и сыновей, и дочерей, и зятьев, и снох. Причем у казаков возраст был старше чина. Авторитет же матери, «Самой», был выше царского.

Ключи же, а может быть, только один, поскольку на хуторах казаки не знали замков, «Сама» на смертном одре передавала той, кого считала способной возглавить дом. И это могла быть не обязательно старшая дочь или сноха, могла быть и та из снох, с которой «Сама» не ладила. Получив ключи, иногда совсем молодая женщина привязывала их к поясу и становилась «Самой». И с этой минуты ей подчинялись все, в том числе и мужчины, если речь шла о домашних делах.

Обувь 

Девицы и женщины, вместо чулок носили ичиги, желтые, выстроченные узорчато серебром или золотом. Надевали на ичиги сафьяновые туфли или башмаки красные, золотом шитые, а вдовы — черные.

По Ригельману, в восемнадцатом веке на Дону женщины носили ичиги красной кожи с вышивками. Еще в древности скифская женская обувь была богато орнаментирована, женщины тяготели к декорированию своей обуви. В месте, где соединялась головка обуви с голенищем, вшивалась полоска красной шерстяной тесьмы, которая была украшена кожаными аппликациями. Украшали и подошвы: кожей, сухожильной нитью. Несмотря на то, что как правило, украшение подошвы было более свойственно степным народам Азии, которые имели привычку сидеть, сложив ноги пятками наружу, историки нашли много подтверждений тому, что и скифы часто украшали подошвы своей обуви.

Носили и чедыги — сапоги астраханского фасона, остроносые, на высоком каблуке.

В конце XIX века пришла новая мода на обувь. Появились полусапожки с цветными гарусными чулками, башмаки с ушками, чирикъ (черевики), гусарики. «Чирикъ —праздничные туфли с гладкой кожаной подошвой, вырезом сверху, с ушками и бантиком (обычно цветные, с острым носом, на каблуках). Состоятельные казачки обувались в парадные, щегольские "кислиной наверстанные чирики" (кислина — белая, не вымоченная в дегте кожа), т. е. обшитые по краям ремешком из белой кожи (позже казачки стали носить уже праздничный "окаймёной", т. е. обшитый цветной тесемкой башмак). Носили их летом по сухой погоде. Надевали на шерстяной чулок.

Праздничные женские туфли — чирики (черевички)

Грубые белые шерстяные чулки молодые казачки любили носить без подвязок. Особым щегольством считалось, если чулки собирались толстыми складками на узкой части ноги над щиколоткой. Среди казаков было распространено поверье, что чулки из овечьей шерсти предохраняют от укуса тарантулов, которые боятся запаха овец, т. к. овцы едят тарантулов. Поэтому казаки и казачки даже летом охотно ходили в шерстяных чулках. Рукодельницами казачки были отменными. Собирались вечерами, пряли и вязали. Вязали чулки шерстяные на спицах из сученой шерсти — черные, белые или узорные: сверху белые, ниже — черными полосами и зигзагами. По сей день сохранилась мода на обувь, вязанную крючком из сученой шерстяной пряжи без завязок. У многих казачек пожилого возраста можно их увидеть и сейчас.

С нарядной одеждой носили обувь европейского типа - кожаные ботинки на шнурках (гусарики) и пуговках (гетры – высокие ботинки с застежкой на боку) и полуботинки на низком каблуке с узкими носами – баретки. Гусарики - праздничные кожаные цветные сапожки на каблуке со шнуровкой впереди, в конце XIX века их носили девушки и женщины из зажиточных семей. Пожилые женщины ходили в ботинках с провками, в которых только задник, бока и носок отделаны кожей; носили их с галошами. А суровой зимой носили валенки мужчины и женщины только из зажиточных семей. Валенки с короткими голенищами называли валёнки, их надевали по дому, а с длинными — в дорогу».

В начале XX века пришла мода на резиновые галоши. Их также носили с белыми шерстяными чулками, и сейчас на станичных улицах приходится встречать отголоски этой старинной моды.

0

Яндекс.Метрика