Sidebar

22
Ср, янв

Валерий Латынин

Впадают реки в сердце казака (в качестве гимна Зимовой Донской станицы)


Слова Валерия Латынина
Музыка Евгения Мирошниченко

Прошлой славе донцов не забыться,
Если память в потомках жива.
Зимовую донскую станицу,
Как и встарь, принимает Москва.

Мы – посольство казачьего Дона
В православной столице своей.
Колокольным малиновым звоном
Привечает Москва сыновей.

Припев:

Течёт наш батька-Дон,
Где был казак рождён.
Родная степь бескрайняя лежит.
Как Дон, из далека
Течёт Москва-река.
Впадают реки в сердце казака.

У Донской Богородицы молим,
Не отнять у Её казаков
Изначальной Божественной доли
И Отчизны вовеки веков!

Пролетели казачие лавы.
Высверк шашек горячих потух.
Но всегда будет нужен Державе
Казаков несгибаемый дух.

Припев:

Уходи, моя тоска...

Уходи, моя тоска,
На четыре стороны.
Выкликают казака
В чисто поле вороны.

Я – казак еще живой,
И а ну как сдюжаю?!
«Кар» да «кар» над головой…
Не пужайте – пужаный!

Много косточек помял
И еще похрустаю,
Не за скаредный металл,
А за землю русскую.

Ну а сгину за нее –
Не напрасно – верую!
Доконают воронье
Други мои верные.

Публикуется с согласия автора

Ссыпки

Есть добрый обычай на верхнем Дону,
Рождающий щедро улыбки, -
Всей улицей праздновать дату одну,
Что издавна названа «ссыпки»:

В июньский радушный, распахнутый день
Простить все обиды соседу,
Прогнать межевую недобрую тень,
Собраться по-братски к обеду;

Извлечь разносольную кладь погребов,
На общую скатерть оставить,
Отведать соседской тарани, грибов
И тостом хозяев восславить;

Шутить над недавней обидой пустой
И греться от доброго света,
И пить, как вино, голосистый настой
Тех песен, что вместе запеты.

Я многое нынче пустил бы на слом.
В истории праздников зыбких
И ввел бы обычай – за общим столом
Всем миром устраивать ссыпки.

Публикуется с согласия автора

Недобитки

А. Бондаренко

Мы с тобой, Алеша, - недобитки,
Поздние наскребыши Руси.
Всюду гомункулусы в избытке,
А вот русских… Господи, спаси!

Гибнут от сивушного угара,
Беспросветной доли и тоски.
И чернеют избы без пожара,
И без боя падают полки…

Ну а мы с тобою будем драться.
Не от водки ж срамно помирать?
Будем через дебри продираться
И единоверцев собирать.

Нас хранил Господь и вышло время
Кликать по медвежьим уголкам:
«На конь, братья!
Братья, ногу в стремя!»
И Бог в помочь русским мужикам!

Публикуется с согласия автора

Клочок степи в моей квартире...

Клочок степи в моей квартире
Ковыльно стену серебрит.
Всего очес задонской шири,
А как он изменяет быт?!

Не веселит меня, а точит,
Перенося в казачий стан,
Где вечность новым веком топчет
Кочевья скифов и алан…

Где столько солнечного света,
Что впору и слепым прозреть,
Где по отеческим заветам
И жить бы мне, и умереть.

…Ковыль склонился у иконы
В далеком от степей краю,
Как будто предки бьют поклоны
За душу грешную мою.

Публикуется с согласия автора

Старая сказка

Там царь Кащей
Над златом чахнет…
А.С. Пушкин

Господа соплеменники!
Впрочем, ну какие же мы господа,
Если нас бесконечно морочат
И в неволю ведут, как стада?

Нам на брата привычней браниться,
На обиды пустые пенять,
Чем к источнику правды пробиться
И причину трагедий понять.

А причина не слишком сокрыта,
Если рабскую долю презреть
И глазеть не в пустое корыто,
А на кормчих своих посмотреть.

В их кругу – роковые развязки:
И сундук, и бессмертный Кащей,
Заяц, утка, яйцо… Все, как в сказке.
Вы подумайте снова над ней.

Публикуется с согласия автора

Набат

Ударил колокол «набат»,
Чтоб слышали в округе дальней:
«Вставай, народ многострадальный,
За друга – друг, за брата – брат!

Довольно рабской нищеты,
Новоордынского разбоя!
Довольно участи изгоя!
Сомкнем славянские щиты!

Пусть каждый русский патриот
Острит свой гордый дух к походу
И возвратит Руси свободу -
Добудет славу иль умрет!..»

Так медный колокол гласил.
От звона сотрясались крыши.
Но к звонарю никто не вышел –
Со всех концов глухой Руси!

Публикуется с согласия автора

Яблони

Столетние яблони кроны сплели
Шатром благодатным.
Склоняются тяжко до самой земли –
Плоды передать нам.

Пока мы сидим за казачьим столом
И песни играем,
О землю бьют яблоки ясным челом,
Обходят нас краем.

Как будто идет камнепад или град
Донскими садами,
Духмянные ядра летят и летят,
Но только за нами.

Ни стол не задет, ни друзья за столом,
Как будто природа
Приветствия бьет своим ясным челом
Казацкому роду.

Публикуется с согласия автора

Гибель атамана

Памяти А.И. Подколзина

Он знал об участи своей…
Угрозы слались не судьбою,
Но все же защищал людей
Единственным щитом – собою!

Вставал на подлость и на ложь,
Вставал бесхитростно, открыто,
И потому ингушский нож
Не дрогнул в кулаке бандита.

Болело сердце за народ
И в сердце был удар нацелен,
Как будто весь казачий род
Убить с Подколзиным хотели.

Слепая злоба палачей!..
Столетья их не научили
Тому, что силою мечей
Лишь только множится бессилье;

Что истину нельзя убить
И заменить ее обманом;
Что казакам отныне жить
В душе с бессмертным атаманом!

Публикуется с согласия автора

Примадонна

Полине Нечитайло

Когда введешь в умильную горячку
Всех слушателей песней огневой,
Увижу я не девочку-казачку,
А как слетает с неба ангел твой.

Все так непросто в мире этом грешном,
Что ангел беспокоится опять,
Чтоб не предстало горнее потешным,
Чтоб не посмели Божее топтать.

И я молюсь, чтоб стала ты известной,
Царящей над восторженной толпой,
Чтоб до конца защитник твой небесный
Тебя хранил от низости людской.

Публикуется с согласия автора

Яндекс.Метрика