Sidebar

29
Вт, сен

Степан Разин. Действие 4, картина 7

Степан Разин

Картина седьмая

(Октябрь 1670 года)

Хор

Ой, был у батюшки — у Дона Тихого,
Да был у матушки — у Волги светлой
Сынок любимый Степан Тимофеевич,
А по прозванью он — Стенька Разин.

Ой, был казак, голова разудалая.
Да по сторонушкам дальним шатался.
По всем полям, всем рекам он погуливал,
Но не нашел вольней Дикого поля.

Ой, затуманился в Черкасске облаком,
Да докатился до Симбирска тучей.
Ох, рассердился государь, разгневался
И казаков побить велел боярам.

Ой, то не семенем поля усеяны,
Да не цветами они разубраны.
Они усеяны-то все кудрявыми,
Да казаков удалых головами.

Ой, тремя пойлицами да напояны:
Да первым пойлицем-то — пикой длинной,
А вторым пойлицем-то — саблей вострою,
А третьим пойлицем-то — пулей смертной,

Ой, что же батюшка Дон заугрюмился,
Да что же матушка Волга чернеет?
Ох, зашаталась головушка буйная —
Бояре Стеньку в Симбирске побили.

Симбирск. В острожной башне Аксенка с Лазаркой перевязывают раны Разину. Здесь же Евтюшка и Тимошка.

Разин (стонет)
О-ох! Жаркий бой! Со тьмою тьма мешалась.
Стрельба на обе стороны из ружей
И пушек грохотала. Дым и кровь!
И в груды тел убитых увязали
Живые чуть ли не по пояс. О-ох!..
А к с е н к а (рвет на себе рубашку)
Ты, батька, потерпи.
Тимошка
За что господь
На Русь такие наказанья шлет?
Лазарка
Как ранили и в голову, и в ногу,
Какой-то алатырец навалился
На батьку. Хорошо я подоспел.
Проткнул копьем солдата — и бежали
Сюда в острог.
Евтюшка
Еще он лезет сам,
Ну, в пекло! Так?
Лазарка
До ночи б переждать.
А там опять попробуем пробиться.
Аксенка
Второй уж раз прорваться не сумели.
Силен же воевода Борятинский.
И Ваську Уса раньше бил под Тулой,
И нас вот на Свияге одолел.
Что значит конница из иноземцев!
Теперь сидим, как мыши, в этой башне.
Разин
Что бил? Что иноземцы? Аль забыл,
Как прошлый месяц мы его разбили?
И в этом же остроге у него
Обоз отняли, посекли рейтар.
Евтюшка
Эт, хорошо, что стакнуться я мог
С симбирцами. Так? И впустили нас
В острог, и сами начали рубить
Людей боярских.
Разин
Хитрость удалась.
Ты и сейчас, Евтюшка, тайным делом
Сходи с письмом прелестным к ратным людям
В полк Борятинского. Прочти, Аксенка,
Сгодится ли?
(Вынимает из-за пазухи свиток.)
Аксенка (читает)
«Ко всем служилым людям,
Всем добрым рейтарам, стрельцам, солдатам.
И мстите вы мучителям, что хуже
Татар в неволе держат нас. Иду
Я волю даровать вам, с вами вместе
Всех истреблять бояр, дворян и всех
Людей приказных за измену их
И богородице, и государю.
Я учинить хочу так, чтобы всякий
Был равен всякому… » Сгодится!
(отдает свиток Евтюшке)
Смута
В полку поможет одолеть врагов,
Иные же стрельцы пойдут за нами.
Евтюшка, с богом!
Евтюшка (прячет свиток)
Батька, полежи,
И раны успокоятся.
(Уходит.)
Разин
На мне,
Как на собаке, заживает все.
(Входят разинцы с соломой.)
1-й разинец (бросает солому на пол)
Мы, батька, снова навезли соломы
И туры со смолою поджигали
Под Малым городом, и шли на приступ,
Но Милославский крепко там засел.
2-й разинец
У них колодцев нет, однако воду
Заранее надолго навезли.
Кричат со стен: «Умрем, а не сдадимся!»
Разин
Уж месяц осаждаем Малый город,
Но держится боярин Милославский,
А воевода Борятинский нас
Не выпускает из о строга… О-ох!
Тимошка
Кто осаждает — осажден и сам.
Речется: тот, кто ест, тот съеден будет.
Разин (Тимошке)
Ты не боись! Мы вырвемся отсюда.
И силы наберемся, и Симбирск
Мы не мытьем, так катаньем возьмем.
(Разинцам)
Еще возите туры. Нужно ночью
Зажечь нам непременно Малый город.

1-й разинец
Все сделаем.
2-й разинец
Лишь, батька, ты живи.
А то уж слух пошел — тебя убили.
Разин
Всем передайте — жив ваш атаман.
С боярами еще мы повоюем.
(Разинцы уходят.)
Тимошка
Уж паника!
Разин
Лазутчики буровят
Боярские. Приспели воеводы.
Не надо было в Астрахань ходить.
Хватаем часто, что лежит поближе,
Не думая, чем это обернется.
А верный путь открыт был на Москву.
Тимошка (в сторону)
Ошибки вожака оплатит войско.
Лазарка (пьет из кувшина)
Да, в Астрахани долго задержались —
И государь успел собрать дружину,
Чтоб дать отпор. Послушался ты Уса.
А Васька — он товарищ ненадежный.
Полет не тот.
Разин (берет у него кувшин)
О-ох! Дай вина глоток.
Такое ополченье царь собрал,
Таких известных воевод поставил,
Как Юрий Долгорукий, как Щербатов,
Одоевский, Леонтьев, Борятинский!
Но Разина не просто одолеть.
Вся Волга наша: Астрахань, Царицын,
Саратов и Самара…
Тимошка
А в Симбирске
Споткнулись.
(пьет)
Что ты все ворчишь, Тимошка?
Маячишь предо мной живым укором.
А гнать — не поднимается рука.
Тимошка
Уж скоро снег, а хлеб еще не убран.
Заброшено хозяйство на Руси.
Ты волю перепутал с самовольством…
Вон я — хозяйство сколотил большое.
И горюшка не знал бы, каб не ты.
А руки по земле истосковались.
Разин
А может быть, спина по палке тужит?
Привык, поди, к гостинцам бар?
Тимошка
Привык…
К труду крестьянскому… Какие войны,
Какие бури в мире не бывают —
А рано поутру встает крестьянин
И, засучивши рукава, идет
Пахать и сеять, жать и молотить.
А будь не так — и жизнь на свете сгинет.
Крестьянин чем велик? — что он кормилец!
Разин (подает ему кувшин)
Умно. За то и при себе держу.
Тимошка (пьет)
Хоть правды и не любят — знать хотят.
Вот поперек тебе никто не скажет,
Но я скажу: разбит ты потому,
Что бьешься ты с великою стеной.
Какие вороги из многих стран
Сломить пытались Русь — и все погибли.
Разин
А с нами что, не Русь идет?.. О-ох, братцы,
Тошно мне…
(Падает.)
А к с е н к а (укладывает его на солому)
Много крови потерял…
(Пауза.)
Разин (в бреду)
Да мог ли я такое угадать,
Когда пошел в поход за зипунами?..
И бунтовать я начал из-за мести
За жизнь и честь поруганную брата…
Чинят несправедливости бояре…
Голос
Но месть и бунт несут несправедливость,
Которую ты хочешь уничтожить.
За зло ты сеешь зло. За каплю крови
Льешь море крови.
Разин
Я неволен в этом!
Столь накопилось горя у крестьян,
Так притесненья чернь ожесточили,
Что охватило пламенем всю Русь.
Я сам не знал, как бедствует народ,
Пока с его бедою не столкнулся.
Голос
И чем же хочешь ты ему помочь?
Разин
Дать волю. Всех избавить от холопства.
Голос
Но на холопстве держится Порядок.
Разин
Тогда я сокрушу Порядок этот.
Есть войско у меня — большая сила.
Голос
Но эта сила тоже за Порядок
Сражается…

Лазарка
Так много полегло
У нас в Симбирске – тысяч с пять осталось.
Аксенка
А было тысяч с двадцать!
Лазарка
Каб в церквах
Анафему не объявили батьке,
Нас было б тысяч сто, а то и боле…
Голос
Всесильно даже слово в государстве.
Анафема! — и войско разбежалось.
Разин
Да, многие тогда ушли из войска,
Поубоявшись божьего суда.
Но и пришла бесчисленная рать.
Голос
Все это воровские иноверцы:
Калмыки и татары, и мордва,
Башкиры, черемисы и чуваши…
Как коршуны слетелись. А пугнули —
И в страхе разлетелись.
Разин (стонет)
О-ох, тошно!
Голос
И те, кто не ушли, таят сомненье:
Пойти ли за анафемой на смерть?
С нетвердым духом войско — ненадежно.
Разин (кричит)
Что ж делать мне?
Голос
Смирись!
Разин
Нет! Никогда!
Разбиты нынче — завтра победим.
Голос
Каким ты словом позовешь людей?
Рази н (кричит)
За волю!.. За царевича Нечая!..
За патриарха Никона!.. Сарынь
На кичку!..
Голос (смеется)
Что царевич с патриархом
Сумеют предложить взамен Порядку? —
Порядок новый на холопстве старом!
Твой голос — вопиющего в пустыне.
И слово это ложно и мертво:
Царевич умер, Никон — труп в темнице..
Все это — звук пустой!
Разин (кричит)
Не-по-ни-ма-а-ю!
Л аз арка (бросается к нему)
Ну что ты, батька!.. Он в поту холодном.
Аксенка
Лазарка, ты беги к стругам, зови
Скорее Никона… Отвоевался…
Соборовать бы надо…
Лазарка
Побежал.
Ты, батька, не помри смотри! Я мигом.
(Убегает.)
Разин (привстает)
А с нами что, не Русь идет?
Тимошка
Не Русь,
А нерусь!
Разин
Бунт на всем большом просторе
Между Окой и Волгой. Да послал
Я Мишку Харитонова с отрядом
На Пензу и Тамбов. С другим пошел
Максимка Осипов на Алатырь…
Тимошка (в сторону)
И не хватило войска под Симбирском.
Разин
И снова время Смутное настало.
Пожар все шире. Люди лишь завидят
Знамен казацких конские хвосты —
Враз убивают воевод и нас
Встречают хлебом-солью.
Аксенка
Харитонов
Корсунь, Саранск и Пензу взял легко.
А Осипов взял Алатырь, Курмыш
И Ядрин. У него с пятнадцать тыщ
И русских, и мордвы, и черемисов —
А только сотня казаков донских.
Разин (Тимошке)
Ты чуешь — сотня в тыщах верховодит!..
А знаешь, Темников кто одолел,
Тимошка? Не поверишь! Атаманша
Алена-старица. Сам Долгорукий
Не под Симбирск, а на нее пошел.
Я Сидорова Федьку к ней послал
На помощь. У нее одной — с пять тысяч!

Аксенка (в сторону)
Под Темниковым, значит, Долгорукий?..
Разин
А ты, Тимошка, все жужжишь слепнем
И жалишь в душу.
Тимошка
С бабы — бабий спрос.
Разин
Но Харитонов, Осипов, Алена —
Все из крестьян?
Тимошка
Да не из работящих!
Разин (валится на солому)
О-ох! Нету мочи мне с тобой гутарить…
Аксенка (Тимошке)
Ты придержи язык! Устал он жить.
Помрет — и все пропало.
Тимошка
Ой, ли!..
Разину является Маша в рубашке и платке.
Разин
Маша!..
Маша (берет его за руку)
Пришла к тебе, Степанушка, за сердцем.
Ты руку мне и сердце обещал.
Вот птица руку принесла твою.
Смотри, а на мизинце перстень мой.
Его тебе я, помнишь, подарила,
Когда мы миловались на стружке?
Но как же ты воюешь без руки?
Разин (привстает в бреду)
Ах, Машенька, я свидеться не чаял…
Ну, родила ты мне богатыря?
Маша
Пустая…
Разин
А быть может, я пустой?..
Маша
Недоброе предчувствует душа.
Вчера мне нехороший сон приснился.
Что распаялся на мизинце перстень
И расплеталась у меня коса,
И выплеталась лента голубая.
Мне этот сон Анисья разгадала:
Ты потеряешь голову свою,
Стрельцы твоих погубят казаков,
Меня, несчастную, возьмут в тюрьму.
Разин (падая)
Эх, Маша, Маша! Солнце закатилось…
(Входят Феодосий и Лазарка.)
Маша (гладит Разина)
А что с твоей головушкою, милый?
Разин
Да сабелькой драгун по ней прошелся.
Маша (перевязывает ему голову своим платком)
А раньше даже пушка не брала.
Оставил бог анафему. А я?
(Обнимает его.)
Разин
Безумна та, что любит без ума.
Маша (отшатнулась от него)
Сон в руку. Предсказание сбылось.
Смотри, смотри! Грузинкина Алешку
Повесили — вон светится, как парус.
И Шелудяк хрипит в петле. По Волге
Повешенных пустили на плотах…
Раскольника Василия сожгли.
Вдоль берегов горят, как свечи, люди…
Тебя, Степанушка, ведут на плаху.
Не дам! Не отнимайте!.. Увели…
Загублено сто тысяч человек,
В слезах все матери и жены тонут.
И ты всему виной — проси прощенья!..
(Уходит.)
Разин (мечется в бреду)
Безумцы за безумцем подались!
В огонь! И все горит! Воды!.. Воды!..
Феодосий (поит его из ковша)
Он и в бреду разумно говорит.
Разин (очнулся)
Где Маша, Феодосий?
Феодосий
Я не видел.
Разин (хватается за голову)
Пригрезилось?.. А кто ж меня платком
Перевязал?
Феодосии (осеняет его крестом)
Я, сын мой. Ты не слышал,
Как я на рану зелье положил.
И полегчало.
Разин
Явь или виденье?
И вся война — как долгий страшный сон…
Зачем ты здесь? Для всех ты — Никон! Никон!

Феодосии
К тебе, сын мой, пришел я с божьим делом.
Разин
Поди, бежал соборовать меня?
Ты не боись! Никто из бунтарей
Своею смертью умереть не может.
Феодосий
Пришел ко мне от Никона чернец.
Мол, Никон повелел тебе сказать,
Чтоб шел ты вверх по Волге на Москву,
А он с Белозера туда нагрянет.
Разин
А сколько войска у него?
Феодосий
С пять тысяч.
Разин
И что ему вдруг вздумалось? Ведь раньше
Моих послов прогнал он от себя.
Кричал: «Не осквернюсь пойти с ворами!
Полажу с государем и без черни!»
А нынче сам мне помощь предлагает.
Феодосий
Он говорит: «Тошно мне от бояр,
Которые напрасно семена
Изводят государевы». Он думал,
Что государь его вернет в Москву.
Но стали изводить его в тюрьме.
Вот он и взбунтовал.
Разин
Пускай чернец
Ему мое согласье передаст:
Он будет патриархом на Руси.
Не я — так весь народ решил. Ступай.
И струг не покидай!
Феодосии (осеняет его крестом)
Спаси, господь!
(Уходит)
Тимошка
Народ решил?..
Разин
А может, и народ…
Но где нашел пять тысяч войска Никон?..
Аксенка
А вдруг чернец—лазутчик от бояр,
И Никона им нужно очернить?
Разин
С них станется..
(Входит Евтюшка.)
Евтюшка
Чуть жив остался, батька.
Но передал прелестное письмо.
Разин
Лазутчик ты отменный, молодец!
Евтюшка
Прознал я: воевода Борятинский
Мосты наводит на Свияге. Хочет
Назавтра к Милославскому идти
На помощь и зажечь острог подметем,
Чтоб нас отсюда выкурить. А также
Отбить у нас струги.
Разин
Ты не боись!
Евтюшка, нас не так-то просто взять…
Аксенка, ты беги на Алатырь,
Максимку Осипова позови
Нам на подмогу.
Аксенка
Мы ж уйдем к Самаре?
Разин
Уйдем! Еще в осаде насидимся.
Ак сенка
А как же, батька, брошу я тебя?
Разин (обнимает его)
Ступай, телохранитель мой, не мешкай!
Аксенка (целует его)
Храни тебя господь, как я хранил.
(Уходит.)
Евтюшка (Тимошке)
Иудин поцелуй! Не верю я
Аксенке.
Тимошка (Евтюшке)
Может, ты и прав. Враги
Вернее, чем друзья нас берегут.
Разин
Максимка Осипов не подоспеет.
Сейчас я войску не могу помочь.
Куда нас занесло? Я и очнулся.
Мы здесь сидим, как загнанные волки.
Донцов осталось мало, а крестьяне
Без казаков — неважные вояки.
Бежать всем войском было бы заметно —
И воеводы кинутся вдогон.

Тимошка
Тогда беги один. И без тебя
Крестьяне разберутся, что им делать.
Но я пойду с тобою, так и знай.
Евтюшка (Разину)
А как же можешь бросить ты в Симбирске
Товарищей своих? Предашь их? Так?
Разин
Товарищей не брошу — всех возьму
Я казаков донских. Струги готовы.
Лазарка
Обычно казаки так поступают:
Берут с налета, а не взял — беги…
Разин
Чтобы вернуться и начать сначала.
Да поумней. Сейчас вся Русь горит.
Разделит государь войска тушить —
Чай, я не зря послал во все концы
Отряды — и тогда мы грянем с юга,
А Никон с севера поможет нам.
Евтюшка
Негоже Стеньке Разину бежать!
Разин
Чу, шум за окнами острога…
(Слышны шум и окрики.)
Голоса
Чьи вы?..
От Долгорукого!.. В остроге воры…
Подмога!.. Много!.. На рассвете… Тише!..
Лазарка
От государя новые войска
Пришли?..
Разин
У страха велики глаза.
(Входят разинцы.)
1-й разинец
Пропали, батька! Новые полки
От государя под Симбирск приспели.
Несметное число! Я видел с башни.
2-й разинец
В остроге все перемутились, батька.
Зовут тебя. Не верят, что живой.
Они у входа колготятся. Выйди.
(Разин открывает дверь, врывается шум.)
Голоса
Живой!.. Он ранен… Слава батьке!.. Слава!..
Разин (поднимает руку)
Еще за волю, братцы, повоюем!
Симбирцы, астраханцы и самарцы, Царицынцы, саратовцы и все,
Кому дороже жизни воля! Слушай!
Пугает нас боярин Борятинский,
Что новые полки пришли на помощь,
И за острогом окрики чинит.
Но у него, я знаю, малолюдство.
А мы Максимку Осипова ждем
С несметным войском. Скоро он придет.
Боярин Милославский — без воды,
Припасов хлебных — утром сдаст Симбирск.
Так стойте же у города в надеже!
Да не оставит нас господь в бою!
Заждались нас в Казани и в Москве.
Голоса
Не дрогнем!.. Смерть боярам!.. Любо!.. Любо!..
Разин
Вперед, на Малый город! За Нечая!
За патриарха Никона! За волю!
Побьем бояр, всех кровопивцев наших!
Вперед! Да убоятся нас враги!..
(Падает.)
Лазарка (бросается к нему)
Скорей его несите на струги.

З а н а в е с

0