Sidebar

14
Пт, авг

Степан Разин. Действие 3, картина 5

Степан Разин

Действие третье

Картина пятая

(Июнь 1670 года)

Хор

Как у нас на Волге-матушке реке
Не черным-то зачернелось вдалеке
Не белым-то забелелось на ветру,
Не красным-то закраснелось поутру.

Зачернелась черноярская буса,
Забелелись над водою паруса,
Закраснелись есаульские стружки,
Завиднелись Стеньки Разина дружки.

Они веселками весело гребут,
Они в славный город Астрахань плывут.
"Не робейте, братцы,— Стенька говорит, —
Этот город против нас не устоит!»

Площадь в Астраханском кремле перед Троицким собором. На заднем плане видна часть башни-раската. У собора группа стрельцов. Отдаленный шум боя.

1-й стрелец
Над городом вдруг отворилось небо
И из него, как искры из печи,
Просыпалися огненные звезды.
А на последнем утреннем часу
Сквозь облака три огненных столба
Так рассиялись радугой! А сверху —
Как бы венцы со всякими цветами.
Митрополит Иосиф аж заплакал:
"Знаменья — не к добру! — кричит.— Антихрист
Пошел на православный мир войной!
Излился с небеси на нас фиал
Гневленья божия за нашу шатость!»
2-й стрелец
Вот и сбылись знамения господни.
Офицер
Прислал попа Василия вчера,
Чтоб сами мы его пустили в город.
Не хочет, мол, пролитья братской крови.
Того посла мы бросили в темницу,
Да деревянным кляпом рот заткнули,
Чтоб не глаголил бес его устами.
2-й стрелец
А Стенька и стрельцам сулил дать волю.
1-й стрелец
А, наша воля — лишь когда напьешься.
2-й стрелец
Ан не скажи. Когда взбунтуешь, тоже
Почуешь волю. Как мы все орали
Намедни на боярина, чтоб он
Нам жалованье за год уплатил?
Сражайся, а тебе ни пить, ни есть.
Офицер
И доорались — посдавались ворам,
О крестном целовании забыли.
Свои боярина копьем проткнули.
2-й стрелец
Нужда заставит — и отца предашь.
1-й стрелец
А потому, что позабыли бога.
Ни старому, ни новому писанью
Теперь не верят. Попранную святость
Другою не заменишь.
2-й стрелец
Говорят,
Что он в Царицыне срубил не всех,
А тех, кто облихованы народом.
Выходит, Стенька и не так уж лют?
1-й стрелец
Помиловал? Из тыщи одного.
2-й стрелец
А много ль добрых — из людей начальных?
Офицер
Поговори!.. Черт не бывает добрым.
Двенадцать тысяч войска не сумели
С отребьем безоружным совладать!
Все потому, что мы под немцем ходим.
Немчины нас и подвели. Ведь надо?
Товарами втихую запаслись
И пушки зарядили холостыми.
Сожгли такой корабль — «Орел»! И деру.
2-й стрелец
Не зря же Бутлер водку пил со Стенькой.
1-й стрелец
Митрополит молебным песнопеньем
Всех призывал сражаться против воров,
А чернь им лестницы со стен спустила.
(Шум боя приближается.)
голос
Сарынь на кичку! Братцы, налегай!
За государя! За святую церковь!
2-й голос
Смолой их, воров! Да свинцовым зельем!
Пали, мерзавец!
3-й голос
Сам пали, икряный!
Ну, прыгай!.. Хорошо летит подлец!
4-й голос
Ворота настежь! Постоим за волю!
Офицер
Стрельцы, готовсь! В собор врагов не пустим!
За Троицу святую постоим!
Вбегают Шелудяк, Грузинкин, Евтюшка, Тимошка, розницы.
Шелудяк
Куда они попрятались? В собор!
Офицер (обнажает саблю)
Прочь от собора, святотатцы! Прочь!
Шелудяк (убивает его)
Мясник московский, получи без сдачи!
1-й стрелец (отбивается от Евтюшки)
Что нам делить? Такой же я крестьянин.
Недавно стал я выборным стрельцом.
Евтюшка (обнимает его)
Тогда давай брататься, а не драться.
2-й стрелец (отбивается от Грузинкина)
Кто первый клялся — первый и предал.

Грузинкин (убивает его)
Не хочешь воли — нечего и жить.
(Стрельцы разбегаются.)
Шелудяк (стучит в двери собора)
Откройте! Не вводите в грех!.. Молчат.
Грузинкин, разыщи бревно покрепче.
Да оттащите мертвых от собора.
1-й стрелец (оттаскивает офицера)
Пали по двери! Разнесем весь храм!
(Грузинкин с разинцами уносят убитых.)
Шелудяк (стреляет по собору)
Засели, как клопы за образами.
Спалить бы их, как давеча спалили
Они людей в Татарской слободе.
Тимошка (крестится)
В икону угодил — вот басурманин!
Евтюшка
И стрельнешь, если за иконой черти.
Грузинкин с разинцами вносят бревно и идут на таран дверей собора.
Грузинкин
И — раз! И — два! И — три!
Евтюшка (помогает)
Трещит! Аминь!..
(Разинцы врываются в собор.)
Тимошка (один)
Вот так они в святую Русь вломились.
Под звон колоколов входят Разин, Василий, старшины, астраханцы.
Разин
Звони, народ, во все колокола!
Звони! Возрадуйся приходу воли!..
Ну, что, отец Василий, рот болит
От соски деревянной?
Василий
Ничего.
Зато теперь пошире стала глотка.
Разин
Какая сила волю пересилит?
Как нас не гни, а выпрямимся мы!
Из собора выводят князей, священников, женщин.
Иосиф поддерживает раненого Прозоровского.
Иосиф (плачет)
Пришествие второе началось!
Как оглашенные ворвались в храм
И образы окладные разбили.
В геенне огненной гореть вам вечно!
Разин (кланяется ему)
Поклон тебе, митрополит Иосиф.
(Разину)
Клятвопреступник! Ведаешь ли ты,
Чего творишь? Ведь ты схватился с богом!
Разин (кланяется Прозоровскому)
Поклон тебе, боярин Прозоровский!
Опять меня ты пушками стращал?
Прозоровский (Разину)
Забыл, как прошлый раз просил пощады?
Я посмотрел бы, как брехал ты, пес,
Когда б тебя на цепь я посадил.
Разин
Судьба ведь переменчива, боярин.
То я в твоих руках, то ты в моих.
Но пленником достойным можно быть.
Ну, братцы, чем наместника уважим?
Василий
Чинил он только зло и утесненья,
Ковал в железы, батогами бил.
Как вурдалак, сосал из черни кровь.
И слободских татар спалил сегодня.
Хотел пугнуть пожаром казаков.
Прозоровский
И сам бы я сгорел, чтоб вас сгубить.
Что слобода — когда вся Русь в огне!
Астраханцы
Смерть душегубу!.. Смерть!.. Раскат!.. Раскат!..
Василий (протягивает крест Прозоровскому)
Покайся же в своих грехах, боярин,
А то тебя не примет и земля.
Прозоровский (отворачивается)
Я крест раскольной веры не приму.
Мы сняли сан с тебя за воровство.
Настанет время — снимут и башку.
Разин
Садись, Иван Семенович, пока
С другими мы поступим по заслугам.
Прозоровский (Разину)
Убийство — ремесло твое, изменник.
Кто за одно убийство век страдает
Тебя ж и тысячи смертей не мучат.
Разин
Всегда корят других в грехах своих.
А мы простых людей не бьем, боярин.
Мы бьем богатых — золотом брюхатых.
Прозоровский
Простых не бьете — что вам с черни взять?
Разин (астраханцам)
А что с митрополитом будем делать?
Астраханцы
Помиловать!.. Он затопил болото —
И всех посадских погубил!.. Раскат!..
Прозоровский
А Стенька Разин вас в крови утопит!
Астраханцы
Раскат!.. Священник!.. Бог ему судья!..
Иосиф (плачет)
Прошу вас Христом-богом, отпустите
Меня, смиренного раба.

Василий
Раба?
В другое время ты именовался
Священным государем, иль почище —
Великим господином.
Астраханцы (избивают пленных)
Вы сами полютей любого зверя!..
В дерьмо вас мордой жирной, дармоеды!..
Пришел и наш черед подрать вам космы!..
И правый суд нашелся и на вас!..
Разин
Погодь!.. На лобном месте порубить
Их бердышами. Уводи, Грузинкин!
Василий (Разину)
Священников помиловать бы надо...
(Грузинкину)
Попов не тронь — над ними божий суд.
Баб отпусти — в хозяйстве пригодятся.
Копайте яму у стены собора
Для всех, убитых и казненных, вместе.
Пускай могила помирит врагов.
Тимошка (Евтюшке)
Грешить грешит, а бога-то боится.
Грузинкин (машет саблей)
Эх, силушка по жилушкам бежит
И сабелькою просит походить
Да все по барам, все по кровопивцам.
А ну айда, боярская орда!
(Уводит пленных.)
Евтюшка (им вслед)
Бояре с нас и шерсть стригут, и шкуру
Дерут. А мы живем — не тужим, бар
Не хуже. Утром бары на охоту —
Мы на работу. Днем повеселятся
Да дуют чай, а мы цепом качай.
А ночью бары — спать, мы — работать.
Разин (Евтюшке)
Ты вразумляй народ, почто нам воля.
Бедные астраханцы гонят и бьют княжеских жен.
Маша (таскает за волосы дворянку)
Вот вам, гадючки подлые, белила!
Вот вам румяны на людской крови!
Лупите, девки, этих дармоедок!
Дворянка (отбивается от нее)
Проклятые холопки! Мало вас
Стегали батогами... Помогите!
Анисья (бьет боярышню)
Легко вам за боярами жилось?
У, кровососки подлые! У, жены
Изменничьи! Гори земля под вами!
Боярышня (плачет)
А! А! Мне дурно! Больно! Пристав! Пристав!..
Разин
Эй, Машенька, постой! Поди сюда!
(Женщины убегают.)
Маша (бросается к Разину)
Степанушка, дружок!
Разин (обнимает ее)
Ты вся дрожишь.
Ну вы, что казаки,— развоевались.
Маша
Чай, натерпелись... Вот ты и с победой.
И горевал напрасно, мой хороший.
(Аксенка вводит Львова.)
Разин
К закату приходи ко мне на струг.
Маша (замечает Львова)
Я солнышко к закату подтолкну,
Чтобы скорее встретиться с тобой...
Ты только князя Львова пощади.
(Убегает.)
Разин (кланяется Львову)
А, князь Семен Иванович, здорово!
Обнимемся по-братски, гость желанный.
Львов (обнимается с Разиным)
Твои объятья крепче, чем петля.
Астраханцы (ропщут)
Смерть воеводе!.. На раскат!.. Срубить!..
Евтюшка (Разину)
Аль меньше князь с холопов шкуры драл,
Что ты с ним обнимаешься, как с бабой?
Разин (кланяется старшине)
Он сам был сечен на Москве. Он — брат мой
Названый. Жизнью я ему обязан.
Бью вам челом помиловать его.
Старшины
Согласны!.. Любо!..
Разин (Львову)
Жизнь тебе даруем.
Аксенка (всторону)
И правый суд без кумовства не может.
Прозоровский
Предателя пригрел я на груди.
Львов (кланяется Разину)
Спасибо. Для тебя мой дом открыт.
Разин
Сведи его, Аксенка, на подворье.
Да от беды поставь за караул.
Тимошка (Евтюшке)
Великие себе позволить могут
Благодеяние.

Евтюшка (Тимошке)
Не то что голь.
(Аксенка уводит Львова.)
Разин
И впредь велю, всех кто за мной идет,
Князей, людей служилых не рубить
И их дворов не разорять.
Старшины
Согласны!..
Ус с разинцами вводят Черкасского и восточных купцов.
У с (толкает Черкасского)
Нас крепко били эти басурманы.
Засели в башне Пыточной, занозы.
Когда свинцовое иссякло зелье,
Так деньгами стреляли. Этот гад
Ивашку Черноярца загубил.
Разин (обнажает саблю)
За есаула в прах сотру!
Шелудяк (останавливает его)
Погодь!
Черкасский (наколенях)
Я буду верою тебе служить
И кабардинцев приведу в подмогу.
Разин (убирает саблю)
А кто же ты такой, что приведешь?
Черкасский (встает с колен)
Сын кабардинского мурзы Черкасский.
Шелудяк (Разину)
Ну вылитый царевич Алексей!
Мне довелось в Москве его увидеть.
Разин
Царевич, говоришь?.. Свести на струг!
От Кабарды не помешает помощь.
Шелудяк
Он может и на большее сгодиться.
Разин
Купцов восточных-тезиков прощаю.
Они еще послужат нам усердно.
Ус (Разину)
А я бы всех срубил за Черноярца.
Разин
И я бы! Ежли б не смотрел вперед.
А кто же Астрахань кормить-то будет?
Василий Родионыч, ты ступай —
В избе приказной забери бумаги.
(Ус и разинцы уводят пленных и Черкасского.)
Евтюшка
Глянь, глянь, Тимошка, кровяной ручей
Течет от места лобного сюда.
Богатых бьют — у них кровя обильна.
Тимошка
А я, Евтюшка, так тебе скажу:
Как богачей ни бей — им нет конца.
(Входят Фролка, Иосиф и разинцы.)
Иосиф (Фролке)
Не грабьте храмы! Ведь господь накажет.
Фролка (Иосифу)
А ты попробуй их останови.
Разин
Ну, Фролка, брат, велик ли наш дуван?
Фролка
Прошлись мы с казаками по дворам
Торговым и индийским, и бухарским,
И русским, и персидским. Дюже много
Богатства поимели.
Иосиф
И по храмам,
Охальники, прошлись ордой Мамайской!
Все разорили ироды! У бога
Воруете!
Разин
Ты, Фролка, молодец!
Но, чтоб митрополит не голосил,
Отдай ему с Персидского двора
Товаров воз. Пусть молится за нас.
Иосиф
Господь за это вас вознаградит.
Прозоровский (плюет)
Тьфу! На изнанку вывернулся весь.
О, нету больше моченьки смотреть!
Разин (Прозоровскому)
Тебя терпели — потерпи и ты.
Еще не все тебе я показал.
Фролка
Дуван свезли за Ямгурчевский мост.
Разин
Две трети разделите по дворам.
Да не забудьте тех, кто вдалеке
Участвовать не смог из-за отлучки.
Астраханцы
Неужто всем?.. Бесплатно!... Царь - и только!..
Разин
Эй, астраханцы! Слушайте меня!
Мы поровну разделим все богатства
Бояр, князей да торгашей заморских.
На Ямгурчеве ждет вас доля завтра.

Астраханцы (оживленно)
Все у господ отняли!.. Поделом!..
По-христиански хлеб делить!»
Разин (Фролке)
А треть
Свези подводами в Царицын сам.
Фролка (Разину)
Что мы творим, Степан?!.
Разин
Ты не боись!
Али опять с станицею поедешь,
Как прошлый раз, с повинной к государю?
Фролка
Скорей в Москву потащат на цепи.
Разин (обнимает его)
Теперь мы, Фролка, связаны с тобой
Не только кровной — и кровавой связью.
Ступай, поставь по стенам караулы.
Фролка
А ты побереги себя, Степан.
(Уходит.)
Тимошка (Евтюшке)
Себе подводами — а нам горстями.
Евтюшка (Тимошке)
А кто хоть так с тобою подел ился?
Нам, темным, да забитым, да бесправным
Крестьянам, чай, иной заступы нет.
Спасибо, заступились казаки.
Тимошка
До нас им тоже дела нет. Казак
Крестьянину, как гусь свинье,— товарищ.
Отняли веру — потому и смута.
Теперь не знаешь и кому молиться.
(Лазарка сразинцами вводят Турчанина.)
Лазарка (сбивает Турчанина с ног)
Вот самый лютый зверь попался нам —
Промышленник дворцовый Турчанин.
Астраханцы
Смерть Турчанину!.. Смерть!..
Разин
А в чем же он,
Такой богообразный, провинился?
Василий
Он за малейшую провинность к мачте
Привязывал людей и сыпал порох
На голову, и поджигал, глумясь.
И связанных людей в воде холодной
Протаскивал под лодкой за веревку.
Разин
Где ж он нашелся, этот изувер?
Л аз арка
Забился он к Иосифу в покои.
Иосиф
Не погубите, я не прятал!
Разин
Кто же
Сказал, что прятал ты, святой отец?
Знать, чует кошка-то, чье сало съела.
Поди, пожертвовал монастырю
Он много за свою собачью шкуру?
Иосиф
Все жертвуют.
Разин
Кто золотом, кто жизнью
Турчанин (на коленях)
Не погубите, богом заклинаю.
Все вам отдам — и снасти, и струги,
И золото на пушки. Пощадите!
Лазарка
Вот люди! Только смерть свою учуют —
Готовы все отдать, и даже честь.
Разин
Чем больше пресмыкаются, тем злее
И ненавидят. Что же, Турчанин,
Твои богатства мы берем, спасибо.
Турчанин (целует сапог Разину)
Век не забуду милости твоей.
Разин (отталкивает его)
Теперь отведай сам своих же пыток.
Лазарка, на струги его веди.
Турчанин (вскакивает)
Не смейте! Я жилец московский! А-а-а!
(Турчанина уводят.)
Астраханиы
Уж не жилец!.. Помучься, душегуб!..
Василий
Приказные людишки и дворяне,
Немчины и жильцы похоронились.
Позволь сыскать их и побить. А то,
Как будет в Астрахань кака присылка
От государя аль бояр — и станут
Они нам неприятности чинить.

Разин
Вот я из города уйду, так вы
Чините, как хотите, по согласью.
Ус, Грузинкин, разинцы и астраханцы вносят вороха бумаг.
Ус
Эй, астраханцы! В этих вот бумагах
Вся ваша кабала.
Разин (рвет бумаги)
Дерите все
Людскую кабалу! Отныне— воля!
Астраханцы (рвут бумаги)
Заступник наш!.. Спаситель!.. Слава богу!...
Разин (Усу)
Вот так-то лучше черни помогать,
Чем милости просить у государя.
Ус (Разину)
Ты здесь храбрец. Попробуй-ка в Москве.
Когда бы не поднялись все крестьяне,
Не пел бы так.
Разин
Да я ж их и поднял.
Ус
Как бы пупок не развязался, батька.
Прозоровский (Иосифу)
Что делают, разбойники!
(крестится)
И право,
В безбожных душах правит сатана!
Разин (Усу)
Ты о себе лишь только помышлял,
А я хочу добра всем черным людям.
Ус (сердито)
Как бы добро да в прок тебе пошло.
Разин
Ты не боись, Василий Родионыч!
Мне Мурзакай — мордовский головщик
И атаман татарский Карачурин
Большое войско приведут на днях...
Ты Машу здесь в обиду не давай.
Да присмотри, чтоб Шелудяк орды
Второй не учинил.
Ус
Меня оставишь?
Ведь я дорогу знаю на Москву.
Разин (отходит)
Двух вожаков у стаи не бывает.
Шелудяк (подходит к Разину)
Все славе, чай, завидует твоей?
Он сам хотел бы в войске верховодить.
А под рукой у младшего — тошно.
Разин
А ты, я вижу, тоже бы хотел?..
Останешься здесь с Усом... для пр исмотру.
Будь мне не соглядатаем, а другом.
Шелудяк (обнимает его)
Да ты дороже мне отца родного.
Разин (астраханцам)
Вот так я и вверху передеру
Все государевы дела в Москве!
(Пауза.)
Астраханцы смятении)
В Москве?.. Пойдет на государя?!. Страшно!..
Всем —волю!..
Прозоровский (Разину)
Ну и будешь проклят миром!
Ишь! Замахнулся он на государя?
Лазарка (Прозоровскому)
А казаку что мир, закон и церковь?
Все это только выдумки богатых.
Мир — степь для казака, а церковь — небо,
Закон — желанье.
Евтюшка
Все мы — степняки.
Разин
Все государевы дела в Москве
Изменники-бояре загубили.
Иосиф (Прозоровскому)
Переступил черту он роковую,
И гибели теперь не миновать.
Разин
Чернь астраханская, отныне вы
Свободны от мучителей своих.
Живите в вольном Астраханском царстве
По старому казачьему устройству.
Головщиков надежных изберите.
Из них и будет править вами круг.
Согласны вы?
Астраханцы
Согласны!

Разин
Вам даю
В начальники товарищей своих.
Как самому себе, им доверяю.
Вот этот — Ус Василий Родионыч —
Мужицкий вож, гроза и бич боярам.
Когда он войско с Дона вел к Москве,
Его завидя, в страхе воеводы
В подштанниках метались из окошек.
(Смех.)
Годится вам такой наместник?
Астраханцы
Любо!
Разин (Прозоровскому)
Хорош тебе преемничек, боярин?
Прозоровский
Не Ус, а, право слово, Чертоус!
Разин
Раз он тебе не мил, тогда годится.
Его товарищ — Федор Шелудяк.
Он из крестьян, мой смелый есаул.
Татарам астраханским друг — иптэш.
Согласны вы?
Астраханцы
Якши!.. Согласны!.. Любо!..
Разин
Прошу их слушать, как своих отцов.
Вы сами наводите здесь порядок.
И возвращайтесь вновь на учуги
И солеварни. Пусть идет торговля
Без пошлины с заморскими купцами.
Тогда они охотно к вам поедут.
Откройте вновь таможни и соборы.
В церквах молитесь, как отцы и деды.
Иосиф
По старой вере я не дам служить!
Разин
Не дашь — тебя народ в алтарь не пустит.
Ну, как, боярин, правильно я правлю?
Прозоровский
Тебя послушать — хуже лютой казни.
Разин
Нам хорошо, когда врагам тошно.
А я пойду в другие городки.
Известно нам, московские бояре
Изводят царскую семью за то,
Что государь наш за народ стоит.
И мы, Великое Донское войско,
По грамоте от государя вышли,
Чтоб постоять за волю и престол,
И за апостольскую церковь.
Прозоровский
Врет -
И не сморгнет!
Разин
И вышли войском мы,
Чтоб вывести изменников-бояр,
Людей приказных всех, а черным людям
Дать волю и казачество устроить
По всей Руси, чтоб были все равны.
Василий (кланяется)
А что бы, батька, стать тебе царем?
Разин
Я не хочу быть вашим государем.
Как брат, хочу жить с вами и служить
Готов вам, не жалея живота.
Вся Русь за нас. Ждет нашего прихода.
Помогут нам татары и мордва,
Калмыки, черемисы и сибирцы.
И Запорожье с Украиной с нами.
Мы все пойдем за волей на Москву.
От вас возьму с собою погулять
По одному с десятка мужиков
По выбору. Согласны?
Астраханцы
Любо!.. Любо!..
Хозяйство бросить?.. Замолчи, смутьян!..
Мы — астраханские, почто Москва нам?..
Замолкни!.. А теперь же воля?..
Евтюшка
Братцы!
А кто ж за вашу волю будет биться?
Разин
Вот голова! Назначу атаманом.
(Смех.)
Евтюшка
Чего меня? Небось и не смогу.
Разин
Коль будет каждый только з а себя,
Уткнется рылом лишь в свое корыто —
Нескоро вольной станет Русь.
Тимошка
Да станет!
Дай только срок.

Разин
Не дам! Все сроки вышли...
Со мной в походе Никон — патриарх,
Ревнитель чистой христианской веры.
Астраханцы
Антихрист он!.. Неужто сам?.. Покаж!..
Разин
Тебе покаж — а может, ты лазутчик?
Астраханец
Лазутчик — вдоль по Волге с бичевой!
(Смех.)
Разин
Нет, Никона в Москве я покажу.
Иначе сыщики его изловят.
Он разрешил служить по старым книгам,
На староверов прекратил гоненья —
За то его бояре и прогнали
И на него напели государю.
Митрополит Иосиф с ним дружил.
Как думаешь, митрополит, достоин
Святейший Никон вновь стать патриархом
Всея Руси?
Иосиф (озирается)
Такой Руси — достоин.
Разин
Ну, вот, боярин, все я показал
Тебе. Пора! А то раскат заждался.
Грузинкин, вот тебе большая честь:
Боярина веди под белы ручки.
А ты, отец Василий, подсоби.
Василий (поднимает Прозоровского)
У нас обычай, батька: перед казнью
С раската крикнуть: «Пех!». И если люди
Внизу ответят трижды: «Пех!» — столкнуть,
А не ответят — значит, пожалели.
Разин
Ну, что народ решит, тому и быть.
Прозоровский (отталкивает Василия)
Скрывайся за народ! Все сам чинишь,
Разбойник! А народ — он как телок,
За тем идет, кто сиську кажет.
Разин (тихо Прозоровскому)
Умный!
Не надо было ссориться со мной.
Взял шубу? А расплачивайся шкурой!..
А хочешь, я помилую тебя?
Пойдешь со мной, как князь Семен Иваныч?
Прозоровский (Разину)
Я не изменник.
Разин
На раскат его!
(Грузинкин и Василий ведут Прозоровского на башню-раскат.)
Иосиф (осеняет Прозоровского крестом)
Прими благословение господне.
Такая смерть бесславная! Аминь!
Астраханцы (вследПрозоровскому)
Он сам с раската многих побросал!..
Злодей!.. Мучитель!.. Поделом тебе!..
(достает свиток)
Чернь астраханская! Я вас хочу
К присяге привести на верность войску.
Читай, Василий Родионыч, клятву.
Ус (берет свиток, читает)
«Мы, люди астраханские, холопы,
Посадские, крестьяне, рыбаки,
И казаки, и мелкие торговцы,
И бурлаки, наймиты и ярыжки,
Клянемся за апостольскую церковь
И государя нашего стоять,
За патриарха Никона, а также
Степана Тимофеича и войско
Великое Донское! Выводить
Изменников бояр и воевод,
И кровопивцев всех! На том клянемся!»
Астраханцы
Клянемся!
Фролка (входит)
Убегла казачья сотня:
Гневленья государя испугались.
Мол, взялся батька за худое дело,
И самому ему бы не пропасть.
Разин
Скачи вдогон и поимай их, Фролка,
И в воду посади! Чтобы никто
На Русь не подал вести бы о нас,
Засеками весь город окружи.
Ус (Разину)
Что, казаки уж побежали, батька?
Поберегись, копытами затопчут.
Грузинкин (сверху)
Пех!
Астраханцы
Пех!.. Пех!.. Пех!..
Разин
Лишь трус боится воли.
А смелому другой не нужно доли.

З а н а в е с

0