Sidebar

26
Сб, сен

Степан Разин. Действие 2, картина 4

Степан Разин

Картина четвертая

(Сентябрь 1669 года)

Хор

Как орла высокого пленить?
Как лихого казака любить?
Приголубит — и умчится вдаль
И оставит на душе печаль.

Но одна казачка по весне
Приглянулась казаку Гугне.
Опьянила медом допьяна.
Объявила, что его жена.

И казак Гугня попал в полон.
И нарушил холостой закон.
Стал обычай — казаков женить
И на свадьбах за Гугниху пить.

Как бы Стеньке Разину гулять
Да бояр-губителей стрелять.
Удалого пушка не брала —
Астраханка Маша завлекла.

Только бережком она пойдет,
Только белою рукой махнет —
Сразу Стеньку Разина ссушит,
Ретивое сердце сокрушит.

Изба астраханки Маши. Маша прядет, Анисья вяжет.

Маша
Все не забуду я недавний праздник.
И с башен, и с «Орла» палили пушки.
Народу — тьма! Кричат, кидают шапки.
По синей Волге — красные струги
Под парусами из шелков плывут.
На казаках и шапки, и кафтаны
Из шелка да из бархата цветного.
Все в золоте и дорогих каменьях.
А Разин разодет — ну прямо шах,
Что значит вольный-то казак лихой!
Звенит оружием, звенит деньгами.
Идет и золото в толпу бросает.
Анисья
Легко досталось — и бросать легко.
Не солнышко — весь мир не обогреет.
Маша
Живи, гуляй! Все есть, все нипочем.
И все при нем-то: удаль и отвага,
И сила, и величие, и стать.
Ну, право, Илья Муромец!
Анисья
И право.
В нем сила чудодейственная есть.
Заговорит — так словно зачарует.
Маша
Кажись, он и меня приворожил.
Как попросил тебя взять на постой, —
Я от смущенья так и обмерла.
Анисья
Спасибо, Маша, приютила.
Маша
Что ты,
Анисьюшка… Вот полюбить такого!
Анисья
Окстись! Ты, девка, не в своем уме?
Чай, у него таких-то пруд пруди.
Да и жена есть с пасынком в Черкасске.
Он и рябой — ну что тебе за сласть?
Маша
И пусть: женат, рябой! Приворожу.
Присушку мне дала одна ведунья.
Анисья
Приворожи. Потешится — и бросит.
Маша
А правда, в Волгу бросил он княжну
Персидскую?
Анисья
Не знаю. Мог и бросить.
Такой лишь о великом говорит,
А низкая душа его…
Маша
Неправда!
У Разина великая душа.
А для великого — другие мерки
В деяньях и любви. Но и ему
Ведь хочется быть просто человеком.
За ним я собачонкой побегу.
Анисья
Беги. Я убегла — теперь и маюсь.
Без мужа, без земли и без угла.
А ты небось холопка князя Львова?
Маша
Холопка я, да не совсем.
Анисья
Эт как?
Маша
Сходила бы ты по воду на Волгу.
Анисья
И право, надо на ночь запасти.
(Уходит)
Маша
Сидит как сыч… А где же та присушка?
Пусть топит, но сначала будет мой.
(Входит Грузинкин.)
Грузинкин
Ушла Анисья? Еле я дождался.
Ты что же, избегать меня решила?
Другого завела?
Маша (отстраняется)
Поди, Алешка!
Мне что-то нездоровится сегодня.
Грузинкин (обнимает ее)
Истосковался по тебе я, Маша.
Маша (выталкивает его)
Поправлюсь — позову.
Грузинкин
Я буду ждать.
(Уходит)

Маша (достав из-за иконы свиток, читает)
Пойду я в чисто поле на раздолье.
Завижу я в том поле две зари.
Как утренняя-то заря — Варвара.
Вечерняя заря-то — Маремьяна.
Я зорям покорюсь и помолюсь.
Пойду я в чисто поле на раздолье.
Завижу в поле я суху Сухару,
Как та Сухара сохнет-иссухает,
Так раб Степан пусть сохнет- иссухает
По мне, возлюбленной рабе Марии.
Завижу в поле я суху Сухару,
А под сухой Сухарою сидят
Двенадцать братьев с вострыми ножами.
И пусть возьмут те братья по ножу,
И пусть разрежут грудь рабу Степану,
И вложат в грудь его по доброй мысли,
Чтоб с этих пор в еде не доедал,
Чтобы в хмельном питье не допивал,
И не загуливался он в гульбе,
И не засиживался он в гостях.
И что двенадцать братьев положили, —
Те мысли думал о рабе Марии.
(Плюет три раза и крестится, прячет свиток.)
Анисья (входит)
Что, ворожишь? Он сам придет сейчас.
Маша
Почем ты знаешь?
Анисья (зажигает свечу, прибирает вязанье)
Мне сказал Аксенка,
Его телохранитель.
Маша (переодевает сарафан)
Что же я?
Одеться надо, щеки набелить.
Анисья
Зачем тебе?
Маша (набеливает щеки)
Боярышни все белят.
(Входят Разин, Шелудяк, Лазарка иАксенка.)
Разин
А казаков возьмете на постой?
Попотчуй, Маша, на ночь глядя, гостя!
Маша (кланяется)
Поклон нижайший гостю дорогому
Степану Тимофеичу с дружками.
За что господь послал такую честь?
И как же ты узнал, где я живу?
Разин (крестится)
А Разин знает все.
Шелудяк (ставит кувшин на стол)
На то и батька!
Разин (свите)
Валяйте на струги! Я здесь управлюсь
Один, без вас.
Лазарка
Без нас-то, знамо дело.
Разин
Вы что, оглохли? Что я вам сказал?
Аксенка (ставит сундучок на лавку)
А мы неподалечку здесь присмотрим.
Разин (тихо)
Лазарка, на колени! Распотешим.
(Замахивается на него.)
Лазарка (падает на колени)
Не гневайся, великий атаман!
Шелудяк (падает на колени)
Как худа бы не вышло.
Аксенка (падает на колени)
Как же, батька,
Тебя мы бросим под защитой баб?
Мы ж на дворе, не в доме…
Разин (швыряет шапку и саблю на пол)
К черту вас!
Раз не хотите слушать мою волю —
Не буду больше вашим атаманом.
Лазарка (в сторону) Т
Тудыть его в качан, распетушился.
А к с е н к а (отползает на коленях)
Ушли, ушли мы, батька, отдыхай!
(Шелудяк, Лазарка и Аксенкауходят.)
Маша (поднимает шапку и саблю)
Какой же строгий гость! Мне страшно, право.
Разин
Ты не боись. Я это так, в потеху.
Без силы-то и власти не бывает.
Надень вот обручальное колечко.
Маша (надевает)
Ты чтой-то больно скор, любезный гость.
Анисья
А он такой — как будто на пожаре.
Разин (открывает сундучок)
Анисья, не встревай, поколочу!
А это, Маша, для тебя подарки.
Жемчужное на шею ожерелье,
На голову — повойник золотой.
И зеркальце. Не медное — стекло!
И у боярышень бывает редко.
Маша (глядится в зеркальце)
Ты щедро одарил. С чего бы так?
Разин
Дарить приятнее, чем брать подарки.
Хочу, чтоб ты моею стала, Маша.
Маша
На ночь иль навсегда?.. Ни то, ни это!
Не все тебе доступно, атаман.
Разин (пьет из кувшина)
Отпор хорош! Анисья, помогай!
Раскинь-ка карты, что меня с ней ждет?

Анисья
Она тебе не курица, как я.
Разин
Замолкни! А не то шугну с насеста.
Анисья (раскладывает карты)
Молчу, молчу!.. Шестерки и семерки,
Восьмерки и девятки, и десятки,
Холопы, крали, короли, тузы,
Все масти — бубны, черви, трефы, вини,
Летите в чисто поле на раздолье,
Летите по клетям да по домам,
Узнайте по рабам и по рабицам
Про радости, напасти и печали
И правду чистую откройте мне
О короле трефовом — о Степане.
Разин
Во чешет! Губы-зубы говорят.
Анисья
Любовь тебя не сделает счастливым.
И все удачи кончатся изменой,
Ударом, неприятною дорогой
В казенный дом. И всюду — дама пик
Вредит тебе — твоя злодейка-слава,
Она в гордыне вознесет до неба,
А после головой на плаху бросит.
Разин (смахивает карты)
Уж слишком мрачно ворожишь, Анисья.
Поди-ка ночевать на сеновал.
Анисья (собирает карты)
Никто не любит правды. Потому
Никак ее никто и не добьется…
Ну поворкуйте, голубки. Пошла.
Аксенка, чай, пригреет бабу.
(Уходит.)
Разин
Маша,
Ты, говорят, присушкою меня
Приворожить хотела?
Маша (подает на стол)
Все он знает!
Разин (разливает вино в кружки)
Да ты не гоношись, садись за стол.
Маша (садится)
Митрополит Иосиф говорил,
Что будто бы из-за твоих грехов
У нас трясение земли случилось.
С насеста куры падали от тряски.
Сквозь землю провалились пять дворов.
Разин (смеется)
Я и сильнее потрясти могу.
Маша
А как ты взял Яицкий городок,
Из церкви Рождества раздался в полночь
Великий шум и колокольный зык.
Разин (стучит ногой в пол)
А ты сама-то слышала?
Маша (смеется)
Спала я.
Разин (обнимает ее)
А может, я и вправду чародей?
Так почему тебя не очарую?
Твои глаза сильней присушки, Маша.
Тебе построю каменны палаты,
Поставлю в них тесовую кровать,
А на нее пуховую перину
Я положу. Постелюшку твою,
Как водится лишь у бояр богатых,
Покрою я тканевым одеялом.
К тебе я часто буду наезжать,
Чтоб отдохнуть с тобою от походов.
Не упирайся, поцелуй меня.
Маша (обнимает его)
Как ты горяч! Какой ты сильный! Больно!..
Но не привяжешь к бабе казака.
Так, поиграешься со мной — и бросишь.
Персидскую княжну-то бросил в Волгу?
Разин (отпускает ее)
Поверила, глупышка?.. Станешь выше —
И о тебе слагают небылицы.
Не мог Менеда-хан взять на корабль
Не только дочь, а женщину-прислугу.
Когда я потопил персидской флот,
Мне в плен попался только ханский сын.
Я передал боярину его.
Была бы дочь — с меня б ее спросили.
Да про меня придумали вначале,
Что будто я в Яик татарку бросил
Горыньгчу в подарок водяному.
А я насилья не терплю над бабой.
Намедни вот один казак крестьянку
Ткнул походя в живот. Я казака
Того повесить повелел за это.
Маша (целует его)
Но ты женат. А мне ты нужен весь.
И не урывками, и не украдкой.
От ревности к твоей жене умру я.
Ее ты любишь?
Разин
Нет, прошла любовь.
Алену я из плена взял в бою
С татарами. И на коне умчал
В Черкасск с мальчонком маленьким Афонькой.
Она женой мне стала, он же — сыном.
Но жизнь казацкая Алене в тягость.
И сына мне родить она не может.
Пустая. И меня не понимает.
Ты, говорит, занялся ерундой.
Неужто я любил ее когда-то?

Маша
Мой милый! В благодарность за свободу
Живет она с тобою. Но не любит.
А я богатыря тебе рожу.
Разин
Родишь? А вдруг похожим будет он
Лицом на беглого стрельца Алешку
Грузинкина?
Маша
Узнал? Ну было, было!
Но ты, как солнышко, его затмил…
Не любишь ты меня.
Разин (пьет)
Эт почему?
Маша
Любил бы, так побил. Кого полюбят,
Так сильно бьют.
Разин
За что ж тебя побить?
Маша
Хотя бы за Грузинкина.
Разин (шлепает ее)
Поймаю —
Прибью обоих!
Маша (потирает место удара)
Что-то больно любишь…
А волю на любовь не променяешь?
Разин (пьет)
Нет, воля для меня всего дороже…
Маша
Не пей так много — сердца не услышишь.
Разин
А чем еще тоску свою залить?
Боярам захотелось нас прижать?
Как сами из-под палки жить привыкли,
Так, думают, должны и казаки?
Не выйдет! Мы бояр всех перебьем.
И станет вольной Русь. Решать — так вместе,
Дуван делить — так поровну, по-братски.
Создам я царство вольных казаков.
И счастьем никого не обделю…
Мне б только войско вывести из плена…
Маша (гладит его)
Ты, кажется, немного перепил.
Да разве может быть в плену такой!
Всю Русь, как и меня, зачаровал.
Заступник наш, надежа и отрада.
Разин
Нет, Маша, я не пьян. Мне тяжело.
Боялся я, что попаду на дыбу.
И Астрахань старался проскочить,
Как мышка, тихо, под покровом ночи.
Да, так тебе позволят воеводы,
Чтобы богатства мимо них уплыли.
Один отнимет силой, а другой
Получит лестью. Был бы я без денег —
Сидеть бы мне сейчас в железной клетке.
Поди, готова…
Маша
Все равно ты сильный
Разин
Эх, Маша, что ты можешь понимать?
Когда и сам-то не возьму я в толк,
Ну почему для всех хочу я воли,
А все ее как будто не хотят?
Ведь голутва казачья не схотела
Идти в Москву. Им Волгу подавай.
Им только бы поворовать. Вожжей
Не слушают.
Маша
Но в Персию пошли?
Разин
Пошли? Как государь шугнул нас с Волги -
Мы и сбежали в Персию. А там
Нас, как собак бездомных, постреляли.
И на Дону хорошего не жди.
Мой крестный — атаман Донского Войска
Житья не даст. Теперь иль он, иль я.
Вот и богат, а некуда приткнуться.
Маша (обнимает его)
Эх ты, казак — бумажная душа!
А на словах недавно был царем
В казачьем царстве. Даже я, дуреха,
Подумала, а вдруг царицей стану?
Хоть маленькой, а все-таки царицей!

Разин (смеется)
Как быстро ты в царицы захотела!
Я и смотрю — эк щеки набелила…
А что? Могу и государем стать.
Как соберу опять большое войско.
Тогда со мною враз начнут считаться
Мои друзья и недруги мои.
И грянем мы войною на бояр…
Лишь только нужно будет подождать,
Когда крестьяне в волжских деревнях
Хлеб уберут с полей. Нельзя иначе.
Крестьянину всего дороже хлеб,
А уж потом лишь воля… Не боись!..
Фу, дуралей! Пришел с любовью к бабе,
А голову морочу болтовней.
Маша
Нет, говори. Мне нравится смотреть,
Когда ты говоришь, в твои глаза,
Они так и сверкают, словно звезды.
Тебе и лет не больше сорока,
А умудренней ты любого старца…
Но что-то я, Степанушка, боюсь.
Ты лезешь в пекло. Да еще Анисья
Тебе нехорошо наворожила.
Разин (прижимает ее к себе)
Что заслужили мы, то и получим.
Ты не печалься. Будь со мной сегодня,
А завтра будет то, что будет.
Маша (высвобождается из объятий)
Милый,
Дай только занавешу я иконы,
Чтобы не видел бог мой грех.
Разин
Какой же?
Маша (занавешивает рушником икону)
Грешно любить женатого.
Разин (смеется)
Вот бабы!
Надеются и бога обмануть!
Маша (глядится в зеркальце)
Смотри, какие ушки у меня.
Как у боярышень — продолговаты.
Я их сама вытягивала силой.
Как в зеркальце смотрю — не насмотрюсь,
Так бы и ты смотрел все на меня.
Разин (целует ее)
Ах ты ведунья! Я тебя сожгу!
Маша (прижимает его к себе)
Побудь со мной хоть ночку, мой родной.
И даже это счастье для меня.
Всегда я для тебя, когда ни кликни,
Я за тобой пойду живою тенью.
Я и в могилу за тобой сойду.
Разин (гасит свечу)
Не знай, куда пути мои ведут.
Быть может, и могилы не дадут.

З а н а в е с

0