Sidebar

24
Чт, сен

Кондрат Булавин. - Картина 2

Кондрат Булавин

Картина вторая

Свадебный бунт

Январь 1706 года

Астрахань. Площадь в Кремле. На морозе — над толпой пар. По казачьему обычаю восставшие астраханцы обсуждают в кругу повинное послание царю, которое повезет в Москву стрелец Кисельников. Его охраняют от недовольных повстанцев — старшины. В центре круга сидит на скамье глава астраханской старшины Носов. Рядом с ним — совсем юный стрелец Москвитин. Их окружают группы стрельцов, посадских людей, раскольников. Послание читает игумен Дашков.

Носов
Пока прощают — надо повиниться.
Мы ж согласились. И молебен был.
И челобитные писали порознь.
Посадские (выкрикивают)
Писали!.. Да попробуй повинись!..
Носов
Стрельцам неймется!.. Вот введут войска…
Читай, Дашков!
Дашков (читает свиток)
"… У нас, у астраханцев,
Все ловли рыбные в казну забрали,
И пошлины повысили на соль… "
Посадские (прерывают его)
Откупщики и прибыльщики душат!..
Стрельцы (Дашкову)
Ты про стрельцов читай!..
Дашков (читает)
"… Наполовину
Уменьшили довольствие стрельцам.
А тяготами службы — отбивают
От личного хозяйства… "
Стрельцы (перебивают его)
Разорились!..
Москвитин
Царь от стрельцов избавиться решил!
В Москве, где ни зубец — там и стрелец.
Дашков (читает)
"… А воеводу Ржевского убили
За надругательство и произвол… "
Москвитин (перебивает его)
Ведь надо ж куда спрятался, злодей!
В помете из курятника достали!..
Дашков (читает)
"… Обрезывал нам бороды… "
Раскольники (вторят ему)
Аж с мясом!..
Дашков (читает)
"… Одежды укорачивал… "
Посадские (вторят ему)
До сраму!..
Дашков (читает)
"… Немчинские велел носить наряды… "
Стрельцы (вторят ему)
Все русский корень извести хотят!..
Дашков (читает)
"… Хотел заставить кланяться болванам,
Богам кумирским… "
Носов (перебивает его)
Ересь потому,
Что патриарха нет, и Монастырский
Приказ ввели — а в нем одни немчины.
Раскольники
Вот и молись Петру, а не Христу!..
Дашков
Пытался Никон стать вторым царем.
Что вышло? Сколько крови пролилось!
Нет двоевластья — и не будет смуты.
Стрельцы
Сейчас не смута?.. Про немчин читай!..
Дашков (читает)
"… Нас капитан немчинский Мейер в осень
На дерево на блоках подымал
И в воду сбрасывал… "
Стрельцы (перебивают его)
Не зря скололи!..
Осатанели от немчим проклятых!..
Дашков (читает)
"… А слух прошел, что будут за немчин
Баб русских выдавать. Того боясь,
Венчались спешно — за день по сто пар… "
Посадские (перебивают его)
Безвременно!.. Пущай кривой — да свой!.. (смех)
Дашков (посадским)
Смеетесь!.. Недозволенные браки!
За тайные подачки! Подлый — клир!
Не Иисус им нужен — хлеба кус!
Раскольники (шумят)
А подлый мир — священников срамит…
И бьет плетьми!.. И на войну берет!..
Дашков (читает)
"… И Свадебный поднялся бунт. Стрельцы
Пошли на Кремль… "
Стрельцы (перебивают его)
Что, мы — одни!..
(Дашкову)
Впиши:
"А с ними заодно — все астраханцы".
(На площадь входят Шелудяк в рысьей шубе и Уразайко в
тонком зипуне.)
Шелудяк (обводит взгляом круг)
А где татарский голова?
Носов
Уехал.
Шелудяк
Ну, пес! Поймаю — на кол намотаю!
Татар от нас сбивает отложиться.
Боярину Хованскому писал,
Что разделились надвое у нас:
Одни хотят виниться, а другие,
Побив татар, бежать.
Кисельников
А что, не так?
Шелудяк (входит в круг)
Своих-то бить!
Носов (Шелудяку)
А кто сбрехал тебе?
Шелудяк (показывает на Уразайку)
Вон, Уразайко — от башкир приехал.
Уразайко (входит в круг)
В Казани слышал. На башкир туда
Пришел Хованский. А его позвал
На Астрахань татарский голова
Кашкарин.

Носов (раздумчиво)
Против нас — и крымский хан.
Кисельников
Что мы! Христос — и тот изменой взят!
Шелудяк
И ты, Кисельников, нас тоже предал!
Кисельников
В чем? От царя вам грамоту привез?
Москвитин
Поддельную!
Кисельников
Что брешешь зря, Москвитин?
Сам государь мне грамоту вручил.
Москвитин
Да государь — подменный. Говорю вам,
При родах — дочь царице подменили
Сынком немчинским. Вот — и чужебесье!
А вы не верите…
Носов (Москвитину)
Кончай бузить!
(По площади мимо круга проходит Аннушка в лохмотьях
и белом платке.)
Аннушка (грозит пальцем)
Царь мертвых — Петр. С боярами ворует.
И дергает овес, чтоб шибче рос.
А царь живых — Иван. В Ерусалиме.
Он любит чернь. Он знает жатве срок.
Спаси Христос! (крестится) Срок жатвы недалек… (Аннушка уходит.)
Посадские
Заговорила Аннушка!.. Блаженна…
Свихнулась, как снасильничал немчин…
Раскольники
Нет, Петр в стекольном городе закладен…
В столбе… Царя немчины подменили!..
Кисельников
Да подлинный! Сам щупал! И скорей
Меня к нему с повинной отпустите.
Шелудяк (передразнивает его)
Сам щупал! Что?.. Поэтому и спасся?..
Зовет виниться! Шиш! Лазутчик царский!
Руби его, изменщика, стрельцы!
(Бросается к Кисельникову с обнаженной саблей.
Стар­шины отбрасывают его в центр круга.)
Носов (Шелудяку)
По-стой!.. Кисельникова — мне не трожь!..
Буян!..
Шулудяк (поднимается с земли)
И на Дону, и на Москве,
И в Польше пытан — и остался жив!

Но видит Бог, не изменял, как вы.
Носов (Кисельникову)
Че-го?.. Как мы?..
Кисельников (передразнивает его)
Того!.. Мы в Черном Яре
Узнали от стрельцов — Царицын слаб.
Дождались Дериглаза с нашим войском.
А он невольно этой вести рад
Не выйдя — норовил домой вернуться.
А взяли бы Царицын…
Москвитин
Вы бы взяли!..
Аюка хан нас ордами калмыков
В Царицын не пустил.
Носов
Двухвостый лис!
Аюка с нами торговал — без пошлин.
А сам Москве служил — за десять пушек.
Москвитин
И казаки донские нас побили.
Что ж ты, Кисельников, их не прельстил?
(На площадь входят Булавин и Лоскут.)
Булавин (Лоскуту)
А Дону не приспичит — не поднимешь.
Кисельников (Москвитину)
Прельсти! Я ж говорил, что казакам
На бороды и платья, и болванов,
И на угодья — утеснений нет.
Так разорались: "Вы у нас отцов
При Стеньке в Астрахани поимали
И перевешали? А ждете помощь!
Как вы затеяли — так и вертайтесь!"
Булавин (входите круг)
От, блажь!.. Да в Бахмуте у нас Шидловский
Казачьи солеварни все отнял.
А ты здесь подло врешь — нет утеснений!
Носов (Булавину)
Ты шапку-то сними передо мной!
Булавин (Носову)
Донцу ли шапку гнуть перед купцом!
Ты , Нос, не заносись, а то срублю.
Носов
От вас, разбойничьих вертепов, станет.
Дай волю вам — всю Волгу разорите.
Лоскут (Носову)
Сам звал донцов — что рожу-то воротишь!
Кисельников (Лоскуту)
Вы ж лаяли в кругу: "Взять этих воров!.."
И нас в колодах отвезли в Москву.

Булавин (Кисельникову)
Решил столкнуть донцов и астраханцев?..
С Царицына посыльные на Дон
Опередили вас — и казаков
Успел науськать атаман Максимов.
Носов
Ты что, Кисельников, пересидел
Сам в Черном Яре?.. А кричишь — измена!
Шелудяк (Носову)
Постой, Яков Иваныч! Не замай!
Не ты ли под Царицыным нас предал?
Идет измена — с головы!
Носов (вскакивает)
Рехнулся!
Шелудяк
А ну, Москвитин, говори, как было!
Москвитин (мнется)
Брось, Шелудяк!
Шелудяк (бьет его)
Ну, сука! Зарублю!
(распахивает тулуп)
Да на, руби!.. (пауза) В Царицын не пустили —
Собрали круг. Стрельцы — зовут на приступ,
Посадские — на Астрахань вернуться,
Раскольники — бежать на Аграхань.
А Дериглаз — куда и гонор делся —
И выдай тайный Носова наказ:
В бой не вступать, лишь о царе проведать,
Подменный али нет.
Лоскут (кричит)
Ах, рог те в хайло!
Москвитин
Мы и опешили — ведь шли в Москву!
Чуть не скололи Дериглаза.
Носов (садится)
Войску
И знать не надо умысел старшин.
Посадские (шумят)
Вот дурят нас!.. А до сих пор молчали…
Москвитин
Мы запросили помощи. Пока же
Повел нас на калмыков Дериглаз.
Да оказалось — в Астрахань.
Стрельцы (шумят)
Стервец!..
И Нос — изменщик!.. Носова меняем!..
Носов (Москвитину)
Я ж вам потом писал: Царицын взять.
Москвитин
Писал, да Дериглаз не подчинился.
Носов
И войско на подмогу я послал.
Москвитин
Он и его на Астрахань вернул.
Носов
И кто ж изменщик — я аль Дериглаз?
Посадские
Изменщик — Дериглаз!.. Круг так решил…
Он оттого и умер…
Шелудяк
Ловко, Носов!
Его науськал — а потом подмял?
А помнишь, что кричал ты про царя:
"За веру христианскую мы встали.
Придется умереть — умрем достойно.
Не так, как ныне нареченный царь,
Который нашу веру порудил
Кальвинской ересью и лютеранской.
Царь уже умер — и душой, и телом!"
Носов (Шелудяку)
Я за свое отвечу! Ты ответь!..
У Разина был тоже Шелудяк —
На виселице и поплыл по Волге.
Шелудяк
Всех перевешают — коль повинимся.
Булавин
От блажь!.. Да ты, купец, давно всех продал!
Как сам — такую выбрал и старшину.
Вы встали за нажитое добро,
А не за веру!..
Шелудяк (показывает на Булавина)
Вот — нам атаман!
И Дон за ним пойдет.
Старшины
Надежней Носов!..
Избави Бог нас от донских голов!..
Они нас разорят — куда немчинам!..
Носов
Да плохо ль было мне бурмистром быть?
Вы ж, бунт подняв, пришли ко мне во двор
С ружьем и выбрали главой старшины.
Меняйте!..

Старшины
Не дури!.. Сменить недолго!..
Носов
Что в петлю лезть, коль выход есть?
Винимся!..
(На площадь выходит Алина.)
Алина
Запановали в Астраханском ханстве —
И запужались — аж полны портки!
Носов
Чья это баба?
Кисельников
Да моя. Чихвостка!
Везли нас в Польшу-то с медведем белым,
Для польского двора — медведь и цапнул
Меня. Полячка эта исцелила.
Алина (руки в боки)
Та ж мне б сильней те рожу исцарапать!
Хвост подогнул! Так взять — да отрубить!
Носов (Алине)
Кыш с круга! Шалоболка!
Алина (Носову)
Испужалась!
Те с бабами — и воевать!
Носов (вскакивает)
Че-го?
Кисельников
Во, стервь! На мою голову — не сбудешь.
Булавин (берет Алину за руку)
Как звать тебя?
Алина
Алиной.
Булавин
А меня
Кондратом. За меня пойдешь?
Алина
Пойду!
А то вояки здесь: в портки наложат,
И хвалятся — освободились!..
Стрельцы (смеются)
Стервь!..
Булавин (Кисельникову)
Ну что, отдашь, лазутчик?
Кисельников (кивает)
Приплачу.
Булавин (прикрывает полячку полой кафтана)
Я забираю. Буйные — по мне.
Алина (целует его)
Кондрат, тебе верна до гроба буду.
Булавин (подталкивает ее)
Поди покуда.
(Алина уходит.)
Шелудяк
Слушай, вольный люд!
Мы выбрали старшин и атаманов,
Побив немчин, дворян и воевод, —
И что ж, опять поклонимся им в ноги?
Старшины
Придется!..
Шелудяк
Разделили их угодья
И животы, и деньги — все вертать?
Стрельцы
Вертать!..
Шелудяк
Поотнимали все налоги
И пошлины — опять платить?
Посадские
Платить!..
Шелудяк
И бороды с усами брить?
Раскольники (шумят)
Не будем!..
И сбреешь… Борода-то отрастет…
А голову снесут — и брить не надо!..
Дашков
Мы в челобитной просим государя —
Нам бороды и платья уступить.
Жди!..
Носов
И уступит — если повинимся.
Уразайко
Зачем виниться? На Казань айда!
Боялся Шереметьев, что в Казани,
Как в Астрахани будет, — вот и стало.
Носов
Башкиры рубят русских.
Уразайко
Лишь начальных
Людей — за издевательства и гнет.
Иман-батыр сказал, что вам поможет
Побить бояр.

Стрельцы (шумят)
В поход!.. В Казань!.. В Москву!.
(На площадь входит Акбулатка.)
Акбулатка
Глянь, мертвые кричат!
Носов (Акбулатке)
Ты что блажишь?
Акбулатка (входит в круг)
Царь слух пустил, что подавил Аюка
Бунт астраханский.
Все (шумят)
Врешь!..
Акбулатка
Клянусь Аллахом!
Зря, что ли, я лазутчиком шнырял?
А Носов и старшина, мол, в тюрьму
Посажены по царскому указу.
И перевешаны стрельцы-смутьяны.
И правит всем архиерей.
Все
Во, брешут!..
Царь на управу скор — живых отпел…
Носов(в сторону)
И выбирай — что власть давно решила.
Акбулатка
А на Москве смутился черный люд, —
И подновляют стены к обороне.
Царь повелел ружье и деньги спрятать.
Шелудяк
Они ж боятся — мы возьмем Москву!
А вы — виниться!..
Все (шумят)
Нет!.. В поход!.. За веру!.
В Москву!.. Рубить откупщиков-немчин!..
Дашков
Немчины — только знак! А нужен вам
Второй богоотступник — Стенька Разин!
Ан, нет его!
Лоскут
Коль нужен — значит есть.
Акбулатка
И слух пошел в Москве, что Соляной
Бунт на Дону поднял Кондрат Булавин.
Лоскут (показывает на Булавина)
А вот он — сам Булавин.
Булавин (бьет его)
Цыц, Лоскут,
Шелудяк (Булавину)
А че ж молчал?
Булавин
От, блажь!.. Есть срок всему…
Царь хочет извести всех казаков.
Отняли солеварни — я их сжег.
И на Кубань ушел — подмогу звать…
Люд астраханский! Не винись! Не трусь!
Такою кровью здесь вы волю взяли!
А вас старшины предали. Долой
Изменщиков!
(шумят)
Долой!..
Носов
Чего орете!
Фельдмаршал Шереметьев — у ворот.
С войны Севейской к нам привел полки.
Стрельцы
Посмотрим тех немчин!.. А може, сдюжим?..
Дашков
В развратном заблуждении - злой мысли
Не можете оставить, супостаты!
Шелудяк (Дашкову)
Что лаешь, казначей? Забыл, что служишь
Нам, старый пес?
Дашков (в страхе)
А что?.. Я — ничего…
(На площадь входит 1-й гонец, кланяется
старшине.)
1- й гонец
Поклон вам, астраханцы-атаманы!
В Терках беда. Изменой воевода
Взял атамана и старшин в тюрьму.
И всех терчан заставил повиниться.
Шелудяк (1- му гонцу)
Вот, пожалели воеводу — он
И отплатил. И тихая змея
Ужалить может насмерть.
Посадские (шумят)
Врет терчанин!..
Подослан воеводою!..
Раскольники (шумят)
Бежим
На реку Аграхань!.. Когда ж пойдем —
То разорим Терки!.. Попомнят нас!..
(На площадь входит 2-й гонец, кланяется Носову.)

2- й гонец
К тебе, Яков Иванович, с поклоном —
От черноярцев! Еле проскочил.
Царицынцы, калмыки, казаки
Одолевают — уже мочи нет.
Драгуны Шереметьева подходят.
На нас не покручиньтесь — помогите!
Пытались силой нас склонить к повинной.
А мы бы рады, только как без вас?
Все (шумят)
Они и рады!.. Врут!.. Винимся!.. Нет!..
Кисельников
Скорей меня с повинной отпустите!
Введут войска — и нам несдобровать.
Носов
Что, повинимся, астраханцы?
Все
Любо!..
Винимся!..
Носов (крестится)
Слава Богу!.. Забирай,
Кисельников, все наши челобитья.
С тобою вместе выборных пошлем.
Заверьте со слезами государя,
Что воеводу присланного — примем
И город отдадим. Согласны ль?
Все (радостно)
Любо!..
(Кисельников собирает челобитные стрельцов, посадских, раскольников.)
Булавин (выходит из круга)
Все!.. Вольница по Волге отгуляла!
Пора на Дон.
Шелудяк (выходит из круга)
Рассчитывай на нас.
Булавин
Я всех зову с собой — кто хочет воли
Дохнуть!
Носов (Булавину)
Дохни — смотри не задохнись!
Булавин (обнимает Лоскута)
Пошли, Лоскут!
(Появляется Алина, бежит за Булавиным.)

Коханый, подожди!
Лоскут (Булавину)
Я с Разиным гулял, теперь — с тобой.
(Булавин, Лоскут, Алина, Уразайко и Акбулатка с
некото­рыми астраханцами уходят.)
Дашков (им вслед)
Великим несмиреньем и развратом
Они сгубили души навсегда.
Носов
А мы же, во спасенье наших душ,
Молебен отслужить пойдем во храм.
(Астраханцы уходят в собор. Слышен звон колоколов.
Дашков остается с Кисельниковым и тайно передает ему
свиток.)
Дашков (Кисельникову)
Ты к Шереметьеву ступай, не мешкав.
Отдай ему письмо, но не прилюдно.
И на словах скажи: коль он до полой
Воды успеет к нам — мы спасены,
А не успеет — будет вопль великий.
Раскольники дождутся половодья —
И, разоря нас, в Аграхань сбегут.
Мне вор на исповеди в том признался.
Смотри, не подведи!
Кисельников (прячет свиток в тулуп)
Не подведу!
Мне это — будет грамотой охранной.
(Слышно пение во храме. Свет гаснет. Высвечиваются Петр 1 и болван.)
Петр
Не мешкай, князь Борис Петрович! Спешно
Иди на Астрахань. И пусть возьмет
Бунт Свадебный в вину стрелец Москвитин.
Мол, при стрелецкой казни потерял
Отца — и вздумал отомстить царю.
Мы семя все стрелецкое потравим!..
Не дай соединиться астрахан цам
С башкирами. Лишь рассекая, можно
Большой огонь унять… А Соляной
Бунт на Дону затих?
Болван
Мой государь!
На Дон послали дьяка Горчакова,
Сыскать про бунт. А в Астрахань — спешу.
Раскольник Носов будет колесован.
Стрельцов в другие вышлем города —
И тайным делом уничтожим всех.
Донцам же, в поощрение заслуг,
Пошлем казны, знамена и бунчук.

З а н а в е с

0