Sidebar

29
Вт, сен

Кондрат Булавин. - Картина 3

Кондрат Булавин

Картина третья

ДОНСКОЙ ЗАГОВОР

Сентябрь 1707 года

Черкасск. Курень атамана. За столом ведут разговор Максимов и Зернщиков, задумавшие избавиться от прибывшего на Дон с отрядом драгун князя Юрия Дол­горукого для сыска беглых, и ожидающие приезда по­званного для сговора Кондрата Булавина.

Зернщиков
Что сыск несет? Опять — неволю, плети
И каторгу, и виселицы? Нам же —
Лишь разорение, за службы наши.
Максимов
Князь Юрий Долгорукий — волк матерый.
И не споишь!.. У вас, мол, тыщи беглых,
Хватило б на две армии царю.
А я ему — и лебедя, и стерлядь.
Мол, так и так, — лишь тридцать и нашли.
Зернщиков
И те — гультяи, пьяницы, — без проку.
Максимов
Ты надоумил хорошо, Илья
Григорьевич. И я пошел в атаку.
Мол, не было указу государя,
Чтоб пришлых к нам в Черкасск не принимать.
И потому здесь сыскивать не дам.
Зернщиков
Лис у норы охотиться не будет.
Максимов
И сказку подал за своей рукой
Для государя.
Зернщиков
Ну хватил, Максимов!
Рисковый войсковой!
Максимов (замахивается на него)
Не льсти — побью!
Зернщиков
Волк страшен — да на то и есть охотник.
Максимов
Идет вторжение бояр на Дон.
Романов, Меншиков, Репнин, Волконский
И Шереметьев, тот же Долгорукий
Придвинули владенья к горлу Дона.
И все теснят — теснят, уже хрипим!
Зернщиков
Да, им не столько беглые нужны —
А городки очистить для себя.
Максимов
Ты в корень смотришь, Зернщиков, всегда.
Ведь изведут со свету казаков!
Зернщиков
Дон казакам пожалован еще
За доблесть Ермака Иваном Грозным.
Где эта грамота?
Максимов
Царь Петр отнял.
Того гляди — затянет на ошейник.
Зернщиков (оглядывается)
Давно мы царский поводок кусаем.
Еще, считай, с Бориса Годунова
Цари почали казаков травить.
А при Петре — и вовсе околеем.
Как обложил! Теперь нам ни в Азовском,
Ни в Черном море погулять нельзя.
Максимов
А Петр и на Балтийское пробился…
Казацкой саблей.
Зернщиков
Всю добычу отнял
И жить заставил на солдатский лад.
Впряг в службу гарнизонную в Азове,
В яремную почтовую гоньбу.
Не казаки — рабочий скот! Срамно!
Максимов
То наши ловли рыбные отнял,
То соляные промыслы отдай.
То сыском нас работников лишает…
Зернщиков
Уже не просто шпынь дьяк Горчаков
Грозит нам, а на Дон драгун прислали.
И ты еще им помогай! Не гады?
Максимов
Войска давно ввели на Дон, Илья.
Мы и не взвидели, как губернатор
Иван Андреевич Толстой в Азове
Нас приторочил к царскому седлу.
Зернщиков (оглядывается)
И на царя управа есть!
Максимов (прикрывает дверь)
Потише!
Зернщиков
Султан вон требует от государя
Нам вольности казацкие вернуть.
(опять садится)
Не нам, а украинским казакам.
Мазепа сеть плетет… Себя и словит.
Зернщиков (придвигается ближе к нему)
Сейчас момент удачный для охоты.
Все тлеют Астрахань, Яик и Терек.
От Украины — заполошный дым.
Огонь башкирский — с Волги до Урала.
Лишь сполоха донского не хватает.
Рискнем, Лукьян! А?
Максимов
Задом на кол сесть?..
Вот и пришлось лизаться с Долгоруким,
И посылать в верховья с ним старшин.
Зернщиков
В верховьях Дона сыщет — к нам вернется.
Максимов
Вот то-то и оно…

Зернщиков
А надо б сделать,
Чтоб не вернулся… Где же твой Булавин?
Максимов (подходит к темному окну)
Придет, ко ль я позвал…
Зернщиков
А что Петров
Поехал с Долгоруким — это кстати.
Так лебезит перед Москвой — тошно!
Случаем что — тень на него падет.
Максимов
Ты б написал в верховые станицы —
Пусть беглых по лукам пока попрячут.
Зернщиков
А ты подпишешь?
Максимов (смеется)
Нет… Чай, если ты —
То спрос с тебя, а если я — то с Дона.
Зернщиков (смеется)
Ловкач!
Максимов
Ход крайний нужен про запас.
Зернщиков
Ты надоумил, чтобы Долгорукий
Разбил отряд, для скорости, на части?
Охотникам — полегче?..
Максимов (вздыхает)
Ох, Илья!
Нас за удачный сыск — донцы накажут.
За неудачный — взыщет государь.
Приказ Преображенский — все узнает.
Боярин черных дел Ромодановский
Кой день не выпьет крови — так невесел.
Зернщиков (плотней занавешивает окно)
Да не трусись! Царю война со шведом
Не даст послать на Дон большое войско.
Максимов
Кто ж крест возьмет?
(За окном слышен конский топот.)
Зернщиков (кивает на окно)
Кто меченый — возьмет!
Бунт Соляной Булавина пометил.
Максимов (понизив голос)
Но чтобы после — тихо! Как ковыль.
Пугнем бояр, чтоб неповадно было…
(В комнату входят Булавин, Лоскут и Алина.)
Булавин (кланяется)
Здорово, атаманы!
Максимов (обнимает его)
Будь здоров!
Ты не один?
Лоскут (огладывает комнату)
Булавиных — пол-Дона!
Зернщиков (обнимается с Булавиным)
Здоров, друзяк!

Здорово, односум!
А ты, Лоскут, постой на карауле.
Алина, журавля отдай хозяйке.
(Лоскут уходит.)
Максимов (Булавину)
Сидай!.. Эй, Марья, накрывай на стол!
(В дверях из соседней комнаты появляется толстая
Марья.)
Марья
Сейчас, сейчас!.. А это ж кто?
Булавин
Алина.
Марья
Эт при живой жене-то!
Максимов
Марья, цыть!
Алина
Красивой пани не прожить безгрешно.
Вот журавель соленый, прошу пани!
(Подает корзину с журавлем Марье.)
Булавин
У казака жена — лишь сабля востра.
Марья (замахивается корзиной)
Ух, непутевый! Милочка, пошли.
(Марья уводит Алину в соседнюю комнату.)
Зернщиков (Булавину)
Жена на сносях?
Булавин (садится к столу)
В Белгород отправил.
А Галя и Никитка — у братьев.
Максимов
И кобелишься потому с полячкой?
Булавин
С полячкой. Честен муж — женою доброй.
А все добро Ульяны — в передке.
Максимов
Охальник!.. (пауза) Я чего тебя позвал?
К нам прибыл из Москвы князь Долгорукий.
Булавин
Слыхал.
Максимов
И до тебя ему — есть дело:
Сыскать причастных к Соляному бунту
И, заковав, послать царю…
Булавин (вскакивает)
От, блажь!..
Вмиг с ветром повенчаюсь.

Максимов (усаживает его)
Ты погодь!..
Кондрат, хоть жаловались мы царю,
Что разоряет казаков Шидловский, —
Но в Бахмуте мы промыслом владели
Наездами — когда варили соль.
Изюмцы же по царскому указу
Там городок построили — хозявы!
Ну сколько можно с ними спорить нам?
Отдай тот чертов Бахмут, повинись!
Булавин (непристойный жест)
Вот на-кась-выкусь! Столько лет ишачил!
Построил куреня и солеварни,
И мельницы — и все отдай? За шиш?
Зернщиков
Не хочешь отдавать — так защищайся!..
Мы тоже разоряться не хотим.
Булавин (настороженно)
А Зернщиков с Максимовым от бунта
В убытке не останутся?.. Я понял.
Вам го ловой моей не откупиться!
И Разин кровью Дон не искупил.
Тебя просили солеварни жечь?
Велели грабить жителей изюмских?
Булавин (громко)
А что, изюмцы нас не жгли? Не били?
Что, нам от лучшей соли отказаться,
Чтоб Дон дрянную где-то покупал?
Я встал за всех! И ты меня одобрил!
Максимов (озирается на дверь)
Не впутывай меня!.. Молчим — идут!
(Входят Марья и Алина с закусками, накрывают на стол.)
Марья (ставит жбан)
Татарский жбан — да брага наша.
Зернщиков (потирает руки)
Любо!
Максимов (наливает в кружки)
Я написал верховым атаманам
И строго наказал под смертной казнью —
Всех беглых Долгорукому отдать.
Марья (Булавину)
Соленый журавель ваш вкусный — жуть!
Булавин (отламывает кусок)
Алина стряпает — язык проглотишь!..
Где ж наш закон, Лукьян Васильич, — с Дона
Не выдавать?
Зернщиков (отламывает кусок)
Плюют на наш закон!
Марья (подает блюдо)
И с перепелкой кругликов поешьте.
Максимов (берет круглик)
А воры — вне закона. Ведь берут
В зачет работ в Воронеже деньгу —
И к нам бегут. А мы — лови!
Булавин
Поймай!
Максимов (поднимает кружку)
Ну что, за древние устои Дона
С верховья и до устья!
Булавин (поднимает кружку)
И до дна!
(Все пьют и закусывают.)
Максимов
От воров же избавиться не грех.
А то мельчает Дон от голытьбы.
Зернщиков
Да только кабы бунт не учинился.
Марья (угощает)
Медку вишневого…
Максимов
Подите, Марья!
(Марья с досады швыряет кувшин на стол и уходит с
Алиной за дверь.)
Булавин
И что же, сами Бахмут отдадим
Полковнику Шидловскому?
Максимов (ест)
Придется.
Тебе подыщем промысел иной.
Булавин
Вы так весь Дон уступите царю.
Хвосты поджали перед Долгоруким!
Пугнуть его, как дьяка Горчакова,
Чтоб было неповадно к нам ходить.
Зернщиков (ест)
Что, дело говорит?

Максимов
Договорится!
Держал за караулом дьяка?
Булавин (швыряет кусок на стол)
Блажь!..
Я ж охранял его, чтоб не побили,
И проводил под стражей.
(передразнивает его)
Охранял!
Чуть не прибил! И бросил на дороге.
А Горчаков опять на Бахмут едет.
Булавин
Что ж, сызнова мне на Кубань бежать?
Максимов
Я те сбегу!
Булавин
Уж лучше отпусти!..
Максимов (берет с поставца тавро)
Глянь, что привез нам Юрий Долгорукий.
Клеймо для беглых.
Булавин
Словно для скота.
Максимов (кладет тавро рядом с булавой)
Сбежишь — поймаю — и клеймом прижгу…
А на тебе — и астраханский бунт.
Не знаем, думаешь? Успел сбежать?
Кто не успел — всех Шереметьев взял.
А Долгорукий сыскивает здесь
И астраханских воров.
Булавин (садится)
От, блажь!.. Выдай!
Зернщиков
А шептуны найдутся и без нас.
Ефрем Петров зуб точит на тебя.
Максимов
Ты обещал бунташным астраханцам
Уже не солеварни — Дон спалить?
Примерь вон цепи Разина в соборе!
Булавин (наливает всем и пьет)
А с Дона можно запалить всю Русь.
Не зря ты так рычал на астраханцев,
Когда они за помощью пришли.
Максимов (пьет)
Да казаки и сами б не качнулись.
Булавин
Качнулись!.. Ты ж их осадил крестом.
Максимов
Раскольник!.. Так — о крестном целованьи!
Булавин (показывает на болвана)
А ты — болвана держишь в курене.
Максимов (обор ачивается к болвану)
Подарок государя — спробуй выбрось!
Булавин
Привыкли войсковые трон лизать.
И колесом спина уж — от поклонов.
Максимов
С Азовского похода затаил
Зло на Петра? Царь обошел наградой?
Булавин
Нам — смерть и шрамы, а награды — знати.
Аж ломится курень. И кровь — на всем!
(Вскакивает, берет бунчук.)
Бунчук — за астраханцев, глянь — кровавит.
Еще не кончилась на них охота?
Еще донос и сыск справляют пир!
Хватают беглецов с постелей ночью,
И даже из огня севейской сечи.
Максимов (отнимает бунчук у него)
Не трогай, вшивокорм!.. Не кочевряжься!
Привел на Дон бунташных астраханцев —
Сам с Долгоруким и решай о них.
Булавин
А вы не кочевряжитесь, кривляки!
Кто не притворством может похвалиться?
Боимся заглянуть в глаза друг другу?
Чтоб со смеху не умереть!.. Что звали?
На бунт толкаешь—а грозишь расправой?..
Смотри, башкиры — как за волю бьются?
Отняли лошадей — все на дыбы!
Иной дите закладывал, чтоб лошадь
Купить царю! Все мало! Сыск нагрянул.
Тогда и закипел котел башкирский.
Иман-батыр зовет Кубань и Крым,
И терских казаков, и астраханских
Татар… И нас зовет.
(пьет)
Пойдешь?
Булавин (садится к столу)
Пойду.
Максимов
Смотри, Кондрат! Твой Уразайко брешет!
Поймаю — и язык поганый вырву!
Башкирские тайши Алдар с Кусюмом
Зад лижут туркам. Что, и ты — лизнешь?
Дон предаешь?

Булавин
Ты сам, Лукьян, — Иуда!
С боярами кто списывался, чтобы
Всех пришлых выслать с Дона?
Максимов (вскакивает)
Да… Молчать!
Булавин
С тобою тайно Горчаков гутарил —
Чтоб в Диком Поле часть земель купить?
Шепну донцам о том — и сядешь на кол!
Зернщиков (спохватывается)
Лукьян, у нас же земли — неделимы!
Максимов (разъяренно)
Молчать, сказал!.. Не будь беды такой —
Ты спробовал бы сабли вдоль хребта!..
Хотели за тебя мы заступиться,
Но, видно, Долгорукому сдадим.
Бунт Соляной и дьяка — царь запомнил,
Велел тебя сковать…
Булавин (отбегает к двери)
От, блажь! Не тронь!
Убью! Лоскут! (обнажает саблю)
(В комнату врывается Лоскут, из соседней двери выбе­гает
Марья с пищалью, за ней — в страхе следует Алина.)
Лоскут (с обнаженной саблей)
Сарынь на кичку!
Зернщиков (обнимает Булавина)
Будя!
Убить — ума не надо, односум.
Булавин (убирает саблю)
Погодь, Лоскут!
Лоскут (убирает саблю)
Не пожалей, Кондрат!..
А ты, Лукьян, смотри, порву рыгалку!
Рогач те в хайло!
Марья (выталкивает его)
Ну, пошел, анчутка!
(Лоскут, Марья и Алина уходят.)
Зернщиков (Булавину)
От, золотая рота! Твой Лоскут —
Не пасынок ли Разина — Афонька?
Булавин (садится за стол, пьет)
Кто его знает?..
Зернщиков (Максимову)
Крест возьмет?
Максимов (Зернщикову)
Возьмет!
Булавин (настороженно)
Чего?..
Зернщиков
Кондрат, у нас к тебе есть дело.
Мы выбрали тебя… и покрывали.
А нынче твой черед нам послужить…
(Свет гаснет. В темноте высвечиваются Петр 1и болван.)
Болван
Великий государь! Князь Долгорукий
Переусердствовал при сыске беглых.
В отместку — на Шульгинский городок
Напала ночью воровская стая —
И Долгорукого хватил Кондрашка
Булавин, и на месте заколол,
И порубил драгун, и лишь старшина
Успела убежать, в одном исподнем.
Булавина ж и воров — след простыл…
Не бунтом учинилось то, а местью.
Но все ж послал я стольника Степана
Бахметьева с полком на душегубцев.
С Черкасска вышло войско атамана
Максимова — тех воров отыскать
И, как над неприятелем, чинить.
Петр (попыхивает трубкой)
Ты, князь Иван Андреич, не темни!
Не местью беглых учинилось — бунтом!
И с казаками надо нам кончать!
Они не для баталий — а для смуты.
В стан воровской лазутчиков пошли.
Пусть посулят тому, кто выдаст вора
Булавина, живым иль мертвым, двести
Рублей. Не мешкав, укрепи Азов,
Чтоб к туркам казаки не отложились.
И слух пусти: царь сам придет на Дон…
Зело опасно ослабеть нам с Юга, —
Швед в перемирьи отказал… Брат Карл
Стать хочет Александром Македонским,
Нас раздробить на княжества, а чернь,
Смутить на бунты и изгнать плетьми
Не только из России, но со свету!..
А Дон бунтует — на потребу шведу.

З а н а в е с

0