Sidebar

26
Сб, сен

Император Иван. Действие 2, картина 4

Император Иван

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Картина четвертая

1762 год

Шлиссельбургская крепость. Каземат.

При свете коптилки Иван сидит за столом перед раскрытой Библией.

И перед ним оживает картина из Откровения Иоанна Богослова.

Иван (читает)

«Четвертый Ангел вострубил,

и поражена была третья часть солнца и третья часть луны

и третья часть звезд, так что затмилась третья часть их,

и третья часть дня не светла была – так, как и ночи».

Видение пропадает.

В темноте при свете коптилки проступает каземат.

Дверь бесшумно открывается.

Видение принца Антона Ульриха и принцессы Анны Леопольдовны. Из-за ширмы выходит Иван, с цепями на ногах.

Ульрих

Иван, мы с матерью пришли тебя

Проведать. Так скучаешь ты о нас!..

Анна

Сынок, я в Холмогорах умерла.

Меня в Санкт-Петербурге погребли,

С царями, в Александро-Невской лавре.

Жду, когда ты придешь ко мне. Молюсь

Здесь за тебя…

Иван

А можно - на том свете?

Анна

Умерший молит Бога - за живых,

Как молятся живые – за умерших.

Ульрих

Из-за правления ее худого

Расплачиваешься ты столько лет.

Анна

Но трудно управлять такой пространной

Страной. Ее престол тюрьмы не легче.

Ульрих

Как Анна умерла, один остался

Я с малолетними детьми в остроге.

Ты жил со мной за стенкой в Холмогорах

Двенадцать лет.

Оба

И я о том не знал!

Ульрих

Ты осознал себя уже в темнице.

И заточенье не могло влиять

Так разрушительно, как на меня.

Ведь я развился в свете, на свободе…

Иван

Но ты, отец, сидишь не в одиночке!..

Ты расскажи о сестрах и о братьях.

Ульрих

Екатерина – ты ее застал,

Елизавета, Петр и Алексей, -

Все – имена российских государей…

Тюрьма уничижает самодержцев.

Все сестры-братья выросли в неволе.

Осанисты, как принцы, только робки

И инфантильны – равны малым детям.

Власть не заботилась об их здоровье,

И все они припадками страдают.

Ты не катаешься по полу с криком?

Иван

Я все могу, иначе бы не выжил.

Ульрих

Мир человечьих радостей простых

Погиб для них навек.

Иван

Как вы живете?

Ульрих

Когда тепло – работаем в саду.

Со стражей мы катаемся в карете,

Церковные читаем книги, в карты

Играем. А принцессы шьют белье.

Иван

А я из каземата – ни на шаг.

Ульрих

Нет, милостива к нам императрица…

Прислала в Холмогоры графа Корфа.

Он – славный человек. Привез подарки

Императрицы – платья да корсеты…

Но дети стушевались - и не знают,

Как наряжаться в светские одежды.

Лишь позволенья просят, выезжать

На луг, где есть цветы…

Иван (подхватывает)

Где больше света!..

И я не знаю, как на воле жить!..

Ульрих

Все родственные нам дворы просили

Екатерину - отпустить меня.

Граф Корф мне предложение привез:

В Германию уехать одному.

Детей же отпустить она не может

Пока, из государственных резонов…

Но с возмущеньем я ему сказал:

«Не надо мне свободы, если дети

Мои в остроге!»

Иван

Ты – отец достойный!

Ради детей ты предпочел неволю.

Ульрих

А ты б хотел уехать в Брауншвейг?

Иван

Я здесь рожден. Здесь - родина моя.

Здесь я крещен, и здесь пришел я к вере.

А что преступно заключен в тюрьму –

За веру и отечество страдаю.

Ульрих

Не хочет и сестра Екатерина.

Нам родина – тюрьма. Здесь и помрем.

Да, люди привыкают и к несчастью.

Страдальцам воля – даже ни к чему.

Иван

Но о каких резонах говорил ты?

Ульрих

Все дети брауншвейгские в черед –

Наследники российского престола.

А значит – претенденты… Неслучайно

Рождение Петра и Алексея

Сокрыто от народа… Дети знают

Тебя, Иван, жалеют за мученья.

И за себя боятся.

Иван

Пристава

Меня склоняет в монастырь постричься.

Ульрих

Врут. Даже сняли сан с митрополита

Ростовского Арсения, сослали

В Архангельск, к нам. При людях он кричал,

Что неприродная императрица.

Вот если б вышла замуж за Ивана

Антоновича или его брата –

Тогда бы право на престол имела…

Так что, невесту скоро жди, Иван!..

Иван

Я, было, успокоился, смирился.

Другой не будет жизни – хоть такая!

Но все перевернулось после встречи

С императрицею Елизаветой,

А пуще – с императором Петром.

И что им - безымянный арестант?..

Ульрих

Их совесть мучает и гложет страх.

Пока ты жив – все правят незаконно!

Иван

Мне дорог даже этот каземат!

На днях меня в Кексгольм перевозили.

Попали в шторм. Захлестывало судно.

Чуть не погибли!.. Но и не спаслись…

Так и вернули… Нет судьбы!.. Как проклят!..

Ульрих

Екатерина тоже часто плачет:

За что нам Бог послал то наказанье?..

Где дальше нам придется жить?.. Не будем

Мы Холмогоры вспоминать, как рай?

Иван

Но Бог за что-то наказал? За что-о?!..

Анна (очнулась)

Двух дочерей царя Ивана дважды

Его жена Прасковья Салтыкова

Навеки прокляла с потомством их.

А дочь царя Ивана – мать моя…

Иван (подхватывает)

А ты – моя… Постой! Но, если ты

Скончалась… Ты – не мать, а смерть?.. (Крестит ее) Во имя

Отца и Сына и Святого духа,

Ныне и присно и во ве… (рука не поднимается) во веки

Веков. Аминь!.. Чур!.. Чур, меня!..

Анна

Не бойся!..

Ульрих и Анна уходят. Иван давит на дверь, стараясь закрыть за ними, но она не поддается.

Вдруг, с лязгом и скрипом, дверь распахивается, и в каземат вваливаются Власьев и Чекин. Они начинают жестоко избивать Ивана, он катается по полу с криком и плачем.

Иван

Оте-ец!.. На помощь!.. Не отринь!..

Чекин

Какой

Отец?.. Ты миску выбросил в окно?..

Да я тебя прикончу, сучий потрох!..

Власьев

Ты написал на миске: «Император

Иван»?.. Прибью! Я все равно - в тюрьме!

Иван

Свет и во тьме должны вы уважать!

Я – принц, я – государь. А вы – холопы!..

Власьев (со злобой)

А Панин снова просит подождать?..

Ну, сколько можно ждать?..

Чекин (со злобой)

Да в рот его!..

О-о! Как я эту падлу ненавижу!..

Власьев (бьет Ивана в лицо)

Вот так, в оттяжку!

Иван (визжит, держась за скулу)

Челюсть повредил!..

Выплевывает кровь изо рта.

О, Господи, спаси и сохрани!

За что ты умножаешь мои раны

И горестями пресыщаешь дни?

И не даешь мне дух перевести.

Охранники прекращают бить Ивана.

Власьев

Вот гад, довел!

Чекин

Уж мы перекрестились,

Что не вернешься. Узнику другому

Почистили постель…

Власьев (перебивает его)

Молчать, поручик!..

Иван (всхлипывая)

Готовили здесь место для Петра?

Власьев (осматривает его лицо)

А проболтаешься – убью на месте!..

Теперь тебя здесь содержать опасно.

Ну, ничего. Отправят в монастырь.

Согласен ты монашество принять?

Иван

Уж лучше в монастырь, чем на тот свет!

В монастыре хоть нет еретиков.

Чекин (сплевывает на пол)

И там полно… Они смазливых любят!..

Власьев и Чекин уходят.

Иван (крестится перед иконой и плачет)

Твоей лишь, Боже, милостью я жив,

Лишь на твое надеюсь милосердье.

Я в горе испытал от жезла их.

Ввели меня во тьму, а не во свет.

И в темном месте держат, как умерших.

Стеною окружили, чтоб не вышел.

Пытают одиночеством и смрадом,

И обложили тяготой меня,

И преградили все стези мои.

И растерзали, привели в ничто.

И горечью пресытили полынной.

Погибла моя сила и надежда.

Мир удалился от души моей…

О, Боже мой! Дай сердцу моему,

Чтобы оно всегда тебя желало,

Искало, обретало и любило

И, очищаясь, без порока буду

И рай тобою обрету. Аминь!

Иван садится за стол, начинает есть и пить, морщится от боли.

Раздается лязг запоров, скрип открывающейся двери. В каземат входят граф Воронцов, граф Бестужев, Екатерина II (в мужском платье, инкогнито), черный офицер, комендант Бередников и Власьев.

Иван (придерживает скулу)

Коли в меня вселился дух святого

Григория, то, значит, я – святой?

Черный офицер

А челюсть держишь что?

Иван (глядит на Власьева)

Чтоб не упала…

Власьев

Ему здесь хорошо!.. Григорий, правда?

Иван

Мне хорошо… Я здесь хожу по небу!..

Воронцов подходит к столу, Иван закрывает от него миску рукавом.

Воронцов

Ты ешь, не торопись. Мы не отнимем.

Не бойся! Мы хотим тебе добра.

Ее величество императрица,

Со дня восшествия ее на трон,

Одним из первых дел своих считала

Смягчение несчастья твоего.

И возжелала жребий твой облегчить.

Иван

Пришло и ваше время, и власть тьмы…

Бестужев (дает ему книгу)

Вот эту книгу я составил сам.

В ней – изречения из разных книг

Священного Писанья, в утешенье

Невинно потерпевшим христианам…

Недавно напечатали. Прочти!

Воронцов

Граф в ссылке эту книгу написал.

Иван (Бестужеву)

Ты не евангелист, а еретик!

Сморкается на пол и вытирается рукавом.

Екатерина (отворачивается)

Постричься хочешь в монастырь?

Иван

Хочу!..

Екатерина

И Библию, смотрю, читать умеешь?

Иван

Я не умел читать и горько плакал.

Явилась Богородица во сне.

В руках держала книгу. И сказала:

«Открой уста!» Вложила книгу в рот

И повелела съесть ее. Я съел.

Подобно преподобному Роману…

Ведь я, по матери своей, Романов…

Евангелие знаю и Псалтырь,

Апостол, Маргариту, Мартиролог,

Четии-минеи и Жития …

Екатерина

А, правда,

Ты людям поклоняться не желаешь?

Иван (робко поднимает палец)

Завет: не сотвори себе кумира!..

И как могу я людям поклоняться,

Когда они с младенчества меня

В тюрьме безвинно держат, на цепи?..

Оборачивается к Власьеву.

Дух огненный, нечистые слова

Вы изрыгаете, еретики!

Друг перед другом, как перед кумиром,

Вы поклоняетесь!..

Екатерина (строго)

Не-ет, в монастырь

Тебе нельзя, раз кланяться не хочешь!

Иван (после паузы)

Тогда у Господа я испрошу

Согласья людям кланяться… Давно

У Господа просил я разрешенья.

И мне позволено постричься, чтобы

В монастыре я мог общаться с Богом.

Молиться буду за императрицу

И за спасение души своей…

Крестится.

Екатерина

Императрица в монастырь отпустит.

И будут звать Гервасием тебя.

Иван

Только Гервасием не буду зваться,

А лишь Григорием. Еще страшусь

Святого духа. Я ж – бесплотный…

Екатерина (в сторону)

Бред!..

Воронцов

Юродивого примут в монастырь?

Екатерина

Заставь!.. Где меньше службы и монахов!..

Иван (гордо)

Я сам могу заставить и назвать!..

Я – император ваш Иван! Аз есмь!..

Екатерина (шагая из стороны в сторону)

Тебе в тюрьме никто не говорил.

Но знают во всем мире… Незаконно

Ты императором России стал!

И Божьим промыслом давно низложен!..

Иван (кричит)

Я – царь! Все остальные – незаконны!

И что вы ходите ко мне в темницу?

Я виноват лишь в том, что в моих жилах

Есть кровь Романовых?.. Отпей!.. Отпей!..

Подставляет горло к лицу Екатерины, она отскакивает от него.

Екатерина

Не подходи! Мы не равны с тобой!..

Canaille!*Bestie!** Вулкан мой ожил!..

Уходит со свитой.

Иван

И три царя пришли на поклоненье…

И злы волхвы, и страшны их дары…

Уходит за ширму.

_________________

*Canaille! – каналья! (фр.)

**Bestie!** - бестия! (нем.)

Екатерина со свитой проходят по внутреннему двору крепости.

Екатерина

Как царь Иван был скорбен головой,

Косноязычен, так его и правнук…

Несчастно рожденный, еще несчастней -

Возросший… Что нам сделать для него?..

Воронцов

Для удовольствия - чего-нибудь,

Что только человечески возможно…

Он лучшего не хочет и не ждет.

Екатерина (отходит к Бестужеву)

Он облик потерял! И неспособен

Не только к обладанию народом,

Но даже к образу простому жизни.

И ты такого прочишь мне в мужья?!

Бестужев

Как облик потерял, так и вернет!..

Можно заботою и воспитаньем

Смягчить Ивану одичалый норов

И грубости судьбы. Чтоб привести

Его в разумный, человечий вид.

Воронцов (оттесняя Бестужева)

И что, вам скипетр уступить ему?

И дорого бы заплатил народ

За то великодушье!.. Разве можно,

Ваше величество, вам приносить,

Себя и ваши интересы в жертву

Чужих ошибок?.. И потом, он – младше!..

Бестужев (оттесняя Воронцова)

А самодержцам годы – не указ!

И младше он всего на десять лет.

Ведь сватали, при разнице такой,

Елизавету за Петра Второго.

Екатерина

Нет!.. Брак с ним оскорбителен и мерзок!

Бестужев

Еще позорней маргинальный брак

С Орловым, жеребцом и бузотером!

Сенат готов принять императрицу

Екатерину, но не госпожу

Орлову…

Екатерина (сердито)

Что-о?.. Оставить – в Шлиссельбурге?..

Черный офицер (Власьеву)

Ужесточить надзор над арестантом!

И никого к нему не допускать.

А если вдруг нелепа приключится,

Придут за ним два офицера, или

Даже один, чтоб силою отнять, -

Живым не отдавать! Под смертной казнью!

Власьев (берет под козырек)

Уж больно служба наша затянулась.

Сказали временно – прошло семь лет.

Мы здесь – безвылазно, как арестанты.

Черный офицер

Извольте потерпеть еще немного!..

Благонадежны будьте – ваша служба

Не будет позабыта… Эхо есть,

Все скоро кончится.

Екатерина (намеренно громко)

Я еду в Ригу!..

Свет гаснет.

Высвечиваются Маленький принц и Панин.

Маленький принц (читает)

«Нет ничего разумнее, когда

Распоряжается сам государь,

И управляет всем, что защищает

И подкрепляет, сохраняя цельность

Как собственно себя, так и страны,

Которой обладает безотменно… »

Панин

Петр до конца ребенком был. А ты

На маленького старичка похож…

Скорей бы возвести тебя на трон!..

Создать бы под эгидою России

Союз держав всей Северной Европы…

Маленький принц (перебивает его)

Мать объявить наследником не хочет!

Панин

О матери не говорят так плохо!..

Захочет, коль Сенат решит… Учись!

Маленький принц (бросает книгу)

Учись?.. Когда я вырасту большой

И стану императором, меня

Тоже убьют? (плачет).

Панин (прижимает его к груди)

Великий страх - великих!..

Свет гаснет.

В темноте высвечивается дворец Разумовского. Вдали видно Светличную башню Шлиссельбургской крепости, над ее галереей чуть светится окно узника Ивана.

В комнате, у горящего камина, Разумовский беседует с Воронцовым.

Воронцов

… А что такое - правда и что ложь

В странной комедии обычной жизни?

Какую маску на лицо надеть?

Обманываться, обманув других, -

Вот наше общее предначертанье…

Разумовский

Так - к делу, Михаил Илларионыч!

Воронцов

Ее величество императрица

Своим указом признает за благо

Вам гласно, всенародно, как законно

Повенчанному, тайно хоть, супругу

Монархини Елисаветы, дать

Титул «высочество» и…

Разумовский (хлопает в ладоши)

Браво, канцлер!

Коль умных не нашлось голов, я сам

Смогу предостеречь императрицу.

Воронцов

Что, испугались, граф?..

Разумовский (помешивает огонь в камине)

Все – пересуды…

И брак Нарышкина с Елизаветой

Был ведом канцеляриям Европы.

Однако документов не нашли!

Воронцов (подает лист бумаги из папки)

Светлейший граф, вот вам проект указа

Ее величества императрицы.

Она была б премного благодарна,

Когда б вы согласились называться

«Ваше высочество»…

Разумовский (посмотрев, возвращает проект)

А основанье?

Воронцов (показывает за ширму)

В шкатулке розовой есть документы

О тайном бракосочетанье вашем

С императрицею Елисаветой…

Ее величество просила – их

Отдать - для основания указа,

Ваше высочество…

Разумовский (перебивает его)

Довольно, канцлер!

Настолько гибельны мечты такие,

Что даже в помыслах я не дерзал

Сближаться с царственным ее величьем.

Уходит за ширму.

Воронцов (в сторону)

Попался!.. То не розгами махать…

Потирает руки.

Разумовский (возвращается со шкатулкой)

Любезный граф, я был всего лишь верным

Рабом ее величества, покойной

Императрицы.

Достает из шкатулки свиток, развязывает ленточку, читает.

Воронцов

Дайте посмотреть!

Разумовский (промокнув глаза платком)

И не был выше я - любимых ею

Рабов: Шуваловых и Воронцовых,

И Сиверса…

Воронцов (протягивает руку за документами)

А я-то здесь причем?

Разумовский

И - вас, граф Михаил Илларионыч!..

Протягивает ему документы и неожиданно бросает их в огонь камина.

Воронцов (кидается к камину)

Что вы наделали?!..

Разумовский (сдерживает его)

Присядьте, граф!

Елизавет-Петровна осыпала

Благодеяниями нас не зря.

Мы не должны причиной толков стать.

Воронцов

Теперь меня, не только граф Бестужев,

И граф Орлов третировать начнет!..

Разумовский

Вы сами видите, что у меня

Нет документов. Так и доложите.

Воронцов

Ее величество от вас другого

И не ждала. Вы поняли друг друга!..

Уходит.

Разумовский (один)

Ишь, захотели извести меня!

Из-за ширмы выходит гетман.

Гетман

Пусть на престол ты не имеешь прав,

Но и не дал примера выйти замуж

За приближенного - императрице.

Проект Бестужева – мы не допустим!

Другое время – и другая власть!

Разумовский (открывает и подает шампанское)

От Шетарди к шампанскому привыкли…

А ссыльный граф Бестужев снова нужен.

И все достоинства ему вернули.

Теперь он сватает императрицу?..

Гетман

Творят одно бесстыдство за другим.

И вызывают только возмущенье.

Ведь Хитрово, Лосунский, и Рославлев –

Сподвижники-друзья Екатерины

Подняли все дворянство против брака

Императрицы с бугаем Орловым.

Убить ее хотели и его.

Разумовский

А заговором кто руководил?

Граф Панин? Как он может оставаться

У Павла воспитателем?

Гетман

Монархи

Простить умеют, что не по зубам…

Орловские гвардейцы – тоже против.

В Москве сорвали с триумфальной арки

Средь бела дня портрет Екатерины…

Весь Запад, вслед Кастейре, упрекает

Екатерину за мужеубийство.

Разумовский

Последний из Романовых – в тюрьме.

Гетман

Вы все считаете Ивана – русским.

А немец - он, как и Екатерина.

Разумовский (строго)

И ты совсем стал немцем, малоросс?

И знать не хочешь мест больных отчизны.

Зря посылал тебя учиться!.. Брат -

Стал противоположностью моей.

Гетман

И ты против меня?

Разумовский

Отдал старшине

Права – они оставшиеся села

В потомственное заберут владенье.

И по твоей записке казаков,

Как и крестьян, теперь закабалят.

Да разве было так на Украине?..

Ты ж предал! Не меня – казачье дело!

Гетман (озирается)

Теплов императрице подал эту

Записку, став ее секретарем.

Повсюду, мол, бунты, и гайдамаки.

Разумовский (хватает его за грудки)

И булаву наследной вздумал сделать?

Так потеряем гетманство, Кирилл!..

Теплов и в Малороссии стал главным

И в Академии вместо тебя.

Гони взашей ты этого Теплова!

Гетман

Ты знаешь у него какие связи?!..

Входит Теплов.

Теплов

Вы говорите что-то обо мне?

Гетман (смущенно)

Что вы… такую книгу сочинили

По философии – куда французам!

Теплов

Мой скромный труд – для неофитов наших.

Гетман (хохочет)

Вольтеры, Даламберы, Монтескье –

Все шарлатаны Марсового поля…

Они смущают заговором буйства!

Но вольность даже казаков не кормит!..

Разумовский

Теперь и графы, и купцы - французят.

Вменяют даже в стыд не быть Вольтером.

Теплов (озирается)

Вы «О молчанье» манифест забыли?..

Ее величество Екатерина,

Послала мужу Дашковой записку

С предупрежденьем: «Не хочу предать

Забвению услуг супруги вашей,

Когда опять свободу языка

Позволит, опускаясь до угроз… »

И скрылась Дашкова в своем поместье.

Гетман

О вашей книге можно говорить?..

Что на земле является простым

Все разрушающим орудьем? Черви!

Общественного тела черви – есть

Философы, такие, как Вольтер.

Они несут смерть, беспорядок, хаос.

И вожделенно ждут рукоплесканий…

Теплов (перебивает его)

А после, - развращенных мыслей, люди

Всех заражают дерзким толкованьем

Правительственных и монарших прав…

Об этом чти в указе «О молчанье»!..

Гетман

Издевкой Сумароков нравы правит.

Считает он, что вымощены наши

Все улицы невежеством… Мольер!

А у меня был слабым адъютантом.

Теплов

Ваше сиятельство, не буду спорить…

У русского народа три инстинкта.

То - политический, религиозный,

Культурный. В преданности государству,

В привязанности к церкви и в заботе

О просвещении. Так нас учили?

Разумовский

«Привязанность!» А церкви разорились

От секуляризации земель.

Митрополит Арсений возмутился?

Лишить его монашеского чина!

Переименовать его Андреем-

Вралем, как лицемера и плута!

Сослать навечно в Ревель в клетке!.. Так

С царями за имущество борьба,

С пятнадцатого века, завершилась

В России полным пораженьем церкви…

Входит Мирович.

Мирович

Здорово вечеряли?

Разумовский

Слава Богу!

Мирович

Стоит наш полк Смоленский в Шлиссельбургском

Форштате*. По неделям – в карауле

Должны мы в этой крепости дежурить.

Гетман

Пристроились! Подальше от войны…

Мирович

После победы при Грос-Егерсдорфе

Апраксин доносил императрице,

Что Петр Иваныч Панин может быть,

По смелости и храбрости его,

Великим генералом. Ну, а я

Считал за честь его быть адъютантом.

Теплов

Да честь - на вырост!

________

*Форштат - предместье.

Мирович (обиженно)

Вид не говорит!..

Фельдмаршал Петр Семеныч Салтыков,

Тщедушный, обходительный, предобрый,

И простенький, и седенький, ну точно,

Как маленькая курочка в кафтане.

И как такой незначащий назначен

Командовать столь армией великой?

Да против короля – грозы Европы!

Но, с мужеством и воинским искусством,

Разбил он пруссаков – и взял Берлин!

Теплов

У Салтыкова – царское родство…

Мирович

Позвольте, господин Теплов, узнать

На челобитную императрице,

Мою и дяди моего, ответ.

Теплов (достает из папки лист и читает)

«Апреля, девятнадцатого дня.

Как, по прописанному здесь, проситель

Сей никакого права не имеет,

То для того Сенату отказать.

И на письмо, что подано вторично,

В котором он просил о награжденье,

Решением довольствоваться прежним.

Екатерина». А при том сказала:

«Отказано, как сыну и как внуку

Бунтовщиков-мазепинцев».

Мирович

Так, значит,

Я – тоже бунтовщик?

Теплов (разводит руками)

Пока что нет!..

Василий Яковлевич, я все сделал.

Мирович (обращается к гетману)

Светлейший гетман, заступись, пожалуй!

Гетман

Петр Первый Скоропадскому писал

В указе о мазепинской старшине.

И обещал простить их, и вернуть

Им и именья, и чины – лишь пусть

Оставят шведов и к нему прибегнут.

Мирович

Указ Петра потомкам – не закон?

Теплов

Монархиня – превыше всех законов.

Разумовский

Екатерина раньше говорила:

«И по какому праву конфискуют

Имущество виновных? Кто посмел

Лишать детей и нисходящих всех

Наследства, им дарованного Богом?»

Мирович

Плевать ей на меня и трех сестер –

Просковью, Аграфену, Александру,

Которые в девичестве в Москве

По людям странствуют и бедность сносят…

За то, что предок изменил с Мазепой,

В казну забрали земли – и сдыхай!

Теплов

Ее величество считать изволит:

Именье оставляется за теми,

За кем оно доныне состоит…

Мирович (гетману)

Вы ж обещали мне?..

Гетман

О невозможном

Меня ты просишь… Мертвого из гроба

Не ворочают!.. Ты же – молодой,

Мирович! Прыткий! Можешь сам себе

Прокладывать дорогу. Исхитрись!

И сам таким же паном сможешь стать.

Теплов (Мировичу тихо)

Не только лишь измена на тебе –

Клеймом. Но ты еще и малоросс…

Мирович (обиженно)

Я мало рос, да, может, много вырос!

Могу и на великое решиться!

Гетман (смеется)

Ай, да казак! Ну, сущий Стенька Разин!..

Теплов (Мировичу)

Награду просишь? Заслужи - получишь!

Мирович

И заслужу!.. Но только - как?

Теплов

Узнаешь!..

Разумовский

Все делается по предначертанью.

Поставлен в наилучшие условья

Любой из нас, и в каждую минуту.

И счастлив тот, кто понял и сумел

Воспользоваться этим так, как надо.

В том – самый ценный в жизни результат…

Я – голосом царицу покорил…

Мирович (смеется)

И кое-чем еще?..

Разумовский

Не зубоскаль!

Любовь – есть сила слабых, слабость сильных!

А с царственной особою любовь

Влияет и на судьбы государства.

Гетман

И я – не только случаем поднялся.

Ее величество Елизавета

Нам даровала все, что токмо в счастье

Род человеческий мог возжелать…

Мы услужили и Екатерине…

Не знаю, чем Теплов тебя прельстит.

Без подлости Теплова не бывает!

Теплов (обнимает его)

Ваше сиятельство, я ль вам не верен?

С первых азов – к вершинам всех наук…

Разумовский (в сторону)

Как в Библии: лобза, его ж предаде!..

Гетман (Мировичу)

Но ты, казак, не трусь! Хватай фортуну

За космы! Как учил нас Петр Великий.

Иль духу нет - фортуну поправлять?

Разумовский

Мовчит, бо благодинствует?..

Мирович (Теплову)

Хай буде!..

Готов рискнуть – хоть в темную игра!..

Разумовский

Мирович! Не играй с судьбою в карты!..

Один такой картежник, подпоручик

Иоасаф Батурин в Шлиссельбург

Посажен. Захотел императрицу

Елисавету свергнуть, а Петра

Поставить на престол.

Гетман

И против брата

Вдруг обвиненья стали распускать.

Мол, он добро царей отправил в Польшу.

И колдунов завел из малороссов –

Елизавету и Петра студить…

Настраивали против Разумовских

Даже скопцов и староверов… Всех

Зачинщиков поймали и сковали.

Теплов

А заговоры все плетут. Неймется!

Опять недавно Гурьев и Хрущев

Собрали заговорщиков – вернуть

На царство императора Ивана…

Мирович

Сболтнул мне барабанщик: в Шлиссельбурге

Колодник безымянный нумер первый –

И есть Иван, российский император.

Теплов

Из Холмогор доносят об Иване

Императрице под большим секретом.

Так, может быть, сидит там - настоящий

Иван, а в Шлиссельбурге – самозванец?

Мирович

Он написал на миске: «Император

Иван» - и выбросил ее в окно…

Теплов

Да, нужно встречу вам с императрицей

Устроить…

Мирович (пожимает ему руку)

Я премного благодарен!..

Входят казаки, обнимаются с Разумовскими и гостями.

1-й казак

Здорово вечеряли?

Разумовские

Слава Богу!

1-й казак

Сиятельнейший граф наш Алексей

Григорьевич, мы чтим твои заслуги.

Ты гетманство вернул на Украину.

Императрица под твою бандуру

Плясала. Наши вольности вернула.

И удостоилась старшина ручки

Ее величества и добрых слов.

2-й казак (подхватывает)

И подпивохом - развлечений всяких –

И оперы, где девки-итальянки

С кастратами и пеньем, и куртаги,

Балы и маскарады… Веселись!

1-й казак

Но депутатских дел не забывали.

Уверены, что ты замолвишь слово…

Разумовский

С Елисаветой все ушло в небытье…

Эй, слуги, угощенье подавайте!

Хлопает в ладоши.

Слуги расставляют на стол угощенье.

1-й казак (гетману)

Сбежали в Новороссию недавно

Крестьян несколько сотен. Можно ль быть

Неблагодарными! Вы, ваша светлость,

Для подданных, как истинный отец!

Гетман

Батька хорош, да матушка-свобода

Получше в тыщу раз!.. Снимай все на пол!

Расставляет тарелки с закусками на ковре, казаки и слуги ему помогают.

2-й казак.

Ясновельможный гетман не преминет

Устроить нам «хождение по мукам»!..

1-й казак

И гайдамаки нынче подбивают

И казаков, и запорожцев к бунту!..

Гетман (отмахивается от него)

Сыграем-ка «хождение по мукам»!

Не падать и не разбивать тарелки!

А то задаст нам Алексей Григорьич.

Гей, бандуристы, подыграйте нам!

Выходят домашние бандуристы, играют. Первый казак, выпив рог вина, осторожно идет между тарелок, стараясь держать равновесие.

Все (болеют за него)

Ну!.. Ну!..

Гетман

Ай, молодец!.. Ай, без огрехов

Прошел по мукам!..

Все (шумно)

Поднимай!.. Качай!..

Казака поднимают и подбрасывают. Слуги ставят тарелки с пола на стол.

1-й казак (взлетая и хохоча)

От, черти!.. Будто гарбуза качают!..

Разумовский (прерывает игру)

Ну, гости дорогие, угощайтесь!

Все подходят к столу, пьют и закусывают.

1-й казак (гетману)

Ясновельможный гетман, вся старшина

К императрице хочет обратиться

С нижайшей просьбою от малороссов,

Чтоб гетманство отныне и навеки

В потомственное вечное владенье

Передавалось роду Разумовских!

Теплов (удивленно)

Как трон Романовых - передается?

Разумовский (гетману)

И ты возьмешь?

Гетман (Разумовскому)

Коли дадут, возьму!..

Теплов (в сторону)

Екатерина это не простит!..

Разумовский

Ну, хватит - о делах!.. Сыграем песню!

Василия Мировича попросим.

В два года стал известным в Петербурге.

Им занимается императрица.

У Бецкого он выиграть сумел

На конкурсе перил мостов столичных.

Его стихи Михайло Ломоносов,

В пример, читает в университете…

Ему бы случай – чтоб войти в фавор!..

Сыграй-ка песню нам свою, Василий!

Мирович (берет бандуру, играет и поет)

Проявился козырной голубь, длинноперистый.

Залетел, посреди моря, на странный остров,

Где сидит в белом камне, в темной клеточке,

Белый голубь, чернохохлистый…

Призывал на помощь Всевышнего Творца

И полетел искать себе товарища,

Выручать из клетки белого голубка;

Сыскал голубя долгоперистого

И полетел с ним на Каменный остров;

А, прилетевши к белому камню,

Они с разлета разбивали своими сердцами

Тот камень и темную клеточку…

Но, не имея сил, заплакав, улетели

Оттуда к корабельной пристани,

Где, сидя и думаючи, отложили,

Пока случится на остров от моря погода, -

Тогда лететь на выручку к голубку…

Оттуда, простившись, разлетелись –

Первый в Париж, а второй в Прагу…

Гетман

Что приуныли?.. Прочь, печаль-тоска!

Сюда, артисты!.. Спляшем гопака!

Бандуристы играют. Выходят домашние артисты, все пляшут вместе с ними гопака.

Занавес

0