Sidebar

29
Вт, сен

Император Иван. Действие 1, картина 2

Император Иван

 Картина вторая

 1761 год

Шлиссельбургская крепость. Каземат.

При свете коптилки Иван сидит за столом перед раскрытой Библией.

И перед ним оживает картина из Откровения Иоанна Богослова.

Иван (читает)

«Вторый Ангел вострубил,

и как бы большая гора, пылающая огнем, низверглась в море;

и третья часть моря сделалась кровью… »

Видение пропадает.

Каземат. За тесовой ширмой на постели спит Иван. На ширме повешена крыса.

Иван (кричит во сне)

За что-о?

Слышны глухие голоса за дверью.

1-й голос

… Императрица – на траве…

Кровь - изо рта!.. У храма – все в испуге!..

Иван (за ширмой)

Бухтят, бухтят!.. Меня шептаньем портят…

2-й голос (громче)

… Умрет – опять престол захватят немцы!..

1-й голос

Вы, подпоручик, вновь с утра пьяны!

Кричите так, что арестант услышит.

Иван, с длинными светлыми волосами, в матросской долгополой рубашке и стоптанных башмаках, выходит из-за ширмы.

Голоса стихают.

Иван

Все тот же сон преследует меня!..

Уж двадцать лет один я, в сучьей будке*.

Без воздуха, без жизни и без воли.

Один!.. И не с кем даже помолчать…

С рожденья света белого не видел.

Мой мир – вот этот мрачный каземат,

Где смрад и каменная тишина,

На моровой земле под мертвым небом.

Меня с престола свергли, и забыли!

Хотели, чтоб и я себя забыл,

И отучился говорить и мыслить…

Пустынник в одиночестве – блажен,

А узник в одиночке – как на пытке.

Иван садится за стол, жадно торопливо ест и пьет пиво.

Слышен перезвон на колокольне.

Двенадцать! Вот и новый день настал…

Пять блюд положено, а дали – три…

И шесть полпива – дали три… Воруют!..

Как псу, еду швыряют, чтоб не сдох.

Да без конца коптилку жгут – следить,

Как я дичаю и схожу с ума.

Поворачивается к двери, корчит рожи и показывает язык.

Юродствовать – меня подвигнул Бог.

И, может быть, поэтому я жив? (Хохочет).

Открывает Библию.

Благо, тайком читать я научился.

Меня спасло Священное писанье.

Оно мне – и учение, и свет…

Все было раньше – прошлое с грядущим.

Не обо мне ль стенания Иова? (Читает.)

«Зачем не умер я и не скончался,

Когда из чрева выходил на свет?

Покоем наслаждался б среди мертвых,

Не слыша грубых криков приставов…

От господина там свободен раб… »

В тюрьме ж – и от раба царь не свободен!

Крестится перед иконой.

Ты видишь мое сердце, Боже! Что же

Я сделал? В чем младенец согрешил?

Неисцелима рана без вины!

Услыше меня, Боже правый! Ты

Давал простор мне в темноте моей.

О, Боже, заступись! И поручись

Сам за меня перед собой. Иначе

Кто за меня поручится?.. Никто!

Греется около печки, расчесывая волосы длинными ногтями.

Правленья срок стал сроком заключенья.

Мне приговор давно произнесен,

Лишь медлят с казнью, чтоб подольше мучить…

Вот так возвышенный опущен будет…

Как проклятый! И прошлое погибло,

И будущее в мрак заключено.

Но царский сан велит – не пригибайся!..

Раздается лязг запоров, резкий скрип двери. Входит поручик Чекин с кувшином воды и чистой матросской рубашкой. Иван направляется за ширму.

Чекин

За ширму, арестант!.. Кошмары снились?

Иван (за ширмой)

А смеешь ты со мною говорить?..

Во сне шел по прекрасному лучу

В хрустальный замок. Там - какой-то пир.

Хотел туда войти – да не пустили.

«Через три года, - говорят, - придешь».

Чекин (закуривает трубку)

Опять повесил крысу?

Иван (смеется)

Лезет в миску!..

Чекин

Блажишь?.. Пойди, спусти ее в «очко».

Иван выходит из-за ширмы, быстро снимает крысу и выбрасывает в люк. Чекин нарочно дует ему в лицо табачным дымом.

__________

* Сучья будка – камера-одиночка (тюремн. жарг.)

Иван(закашлялся)

Опять наводишь порчу воскуреньем

Бесовским? Не уймешься – буду бить!

Чекин

Попробуй!.. Стой!.. Что прячешь под рубашкой?

Хватает его между ног. Иван с визгом прячется за ширму.

Иван

Прелюбодей!..

Чекин (смеясь, заходит за ширму с кувшином)

Григорий, бабу хочешь?..

Снимай рубаху, будем… мыться.

Иван (отбивается)

Не-ет!..

Не дамся!.. Я умру!.. Изыди, бес!..

Чекин вытягивает его из-за ширмы, снимает с него рубаху и дает чистую.

Чекин

И черт с тобой! Ходи немытый, чуня!

Иван (надевает рубаху)

Прости мне, Господи, нет сил терпеть!

Чекин (собирает посуду)

Смешал все, кисло с пресным, насвинячил.

Жри, Гришка-поросенок!.. Хрю-хрю!..

Протягивает миску.

Иван(выбивает миску ему в лицо)

Тварь!

Чекин (вытираясь, наступает на него)

Ну, сучий потрох! Пришибу на месте!..

Дверь распахивается, входит черный офицер, в овчинном тулупе, и капитан Власьев.

Власьев

Отставить!.. Арестант, за ширму! Живо!..

Чекин выбегает, захлопнув дверь. Иван прячется за ширму.

Иван (за ширмой)

Бог предал беззаконникам меня

И бросил в руки тварей нечестивых…

Черный офицер (садится на табурет)

Ты что, молчал-молчал – и стал буянить?

Иван

А смеешь ты со мною говорить?

Черный офицер

Кто ж ты такой?

Иван

Великий человек!..

Хотя все отнял подлый офицер…

И даже имя мне переменил…

Черный офицер

Вновь заговариваться стал, Григорий?

Той пустоты и слушать не хочу.

И впредь того не ври. За то – сидишь!..

Иван (выходит из-за ширмы)

Что устремляешь дух твой против Бога?

Такую ложь дерзишь произносить!..

Уйми, вон, лучше тварей-приставов!

Шептанием колдуют… Изо рта

Огонь и дым в лицо пускают… Портят!..

Хватают, дразнят!.. Если не уймешь –

Я буду бить!

Власьев

Не сметь!.. За ширму, живо!..

Черный офицер

Отставить!.. Это - правда, капитан?..

Власьев (не успокоившись)

Нам не положено с ним говорить…

Лишили чая и чулок?.. Я быстро

Уйму?

Иван

А смеешь ли ты унимать?..

Я сам тебя уйму!.. Я – принц по крови!..

Черный офицер (достает черную повязку)

Ты прекрати врать пустоту свою!

И драться с офицерами… Иначе

Все платье отберут твое… И пища

Другая будет… И на цепь посадят!

Иван

Кто так сказал?

Черный офицер (отдает повязку Власьеву)

Кто… командир над всеми.

Иван (подходит к нему)

И слушаться не буду! Разве скажет

Императрица… Посмотри в лицо

Примерно!..

Черный офицер (встает)

Ну, пойдем со мной - узнаешь!..

Иван (дергает его за рукав)

Куда?.. Сто лет не звали!.. Не пойду!..

Черный офицер (ощупывает рукав)

Порвал овчину!?.. Сила так и прет!..

Разъелся на харчах!.. Надеть повязку!..

Власьев силой надевает на глаза Ивана черную повязку.

Свет гаснет.

Высвечиваются Елизавета и маленький принц в ошейнике на цепи.

Маленький принц (из-за ширмы)

Что посадили вы меня на цепь?

Что, я – собака, что ль?.. Я – человек!

Готовы на куски меня порвать!..

Плачет.

Елизавета (крестится)

Чур!.. Чур, меня!.. Преследует виденье.

Не сплю, меняю спальни каждой ночью,

Как Анна Леопольдовна меняла.

Боюсь, с престола сбросят, как его…

Маленький принц

Лишили трона, имени и воли.

Но все равно я принцем остаюсь…

А вы чулок бумажных не даете.

Мне, как собаке, босиком ходить?

Приподнимает по-собачьи босую ногу.

Елизавета (крестится)

Изыди, наважденье!.. Чур, меня!..

Видение исчезает.

Зажигается свет.

Императорский дворец.

За ним видна Светличная башня Шлиссельбургской крепости, над ее галереей чуть светится окно за решеткой.

Из-за ширмы Елизавета выводит Разумовского.

Елизавета (машет веером перед его лицом)

Опять чуть в обморок ты не упал!

Пропала с голосом мужская сила.

Лишь раздразнил!.. Лечила зря тебя!

Пить надо меньше! Отдохни, расслабься!..

Вновь Панина бил на охоте спьяну?

Садится с ним в кресла.

Разумовский

Пусть не ведет себя, как самодержец.

Уж все бразды правленья захватил.

Елизавета (целует его)

Ты мог бы заменить его – не хочешь,

Мой генерал-фельдмаршал, мой сенатор,

Мой граф, весь в орденах и бриллиантах…

Разумовский (целует ее)

Как хочешь, называйте – я останусь

Не выше малоросса-пастуха.

Елизавета (смеется)

А помнишь, на коленях, мать твоя

Упала перед зеркалом, приняв

Себя, в нарядах, за императрицу?

Разумовский

Вы подняли ее, поцеловали,

Сказав: «Блажен плод чрева твоего!»

Елизавета

Не только ты - в блаженстве, и твой брат,

И вся родня…

Разумовский (целует ее)

По милости монаршей!

Елизавета

Возьму и объявлю всему народу,

Что мы давно повенчаны с тобой, -

И разделю престол с супругом… .

Разумовский

Нет!..

И так был заговор – чуть жив остался…

Кто подтвердить осмелится наш брак?

Шувалова – скорей язык проглотит,

Продажного Лестока вы сослали…

И что нам брак, когда в любви не пылки?!

Елизавета (прохладно)

Подите, граф! Я важной встречи жду.

Уходят в разные стороны.

Перед дворцом собираются люди, среди них - мужик, баба, блаженная Аксинья, в ветхом мужском мундире.

Аксинья

Возвысятся ничтожные – и сразу

Из них самих восстанут люди мрака,

Превратными словами увлекать…

Мужик

Избалован богатством Разумовский.

С командою своих черкас в столице

Устраивает пьяные дебоши.

И много русского народа губит

До смерти… Все им сходит с рук!.. Дела-а!..

Баба

А нашего наследника престола

Петра шесть раз он к смерти приводил…

И волшебством прельстил императрицу!

У малороссов - много колдунов!..

Выбегают мальчишки, смеются над Аксиньей.

Мальчишки

Аксинька – синька!.. Сто-ой!.. Продай мундир!..

Эй, Александра Федорыч!.. Лови!..

Бросают в нее комья грязи.

Баба (прогоняет их)

Ух! Расстрели горой!.. Вот сорванцы!..

Смеяться над юродивою – грех!

Ступай, Аксинья!.. На, тебе на чай!

Подает Аксинье монеты. Она оставляет одну монету, остальные - бросает мальчишкам, те хватают монеты и убегают.

Аксинья (крестится)

Спаси, Бог!.. На блины… Блины пеките!..

Все завтра будут печь блины!.. Помин

Новопреставленной Елизаветы…

Уходит.

Баба (крестится от испуга)

Чай, не преставилась – уже поминки!..

А все - от запоздалых удовольствий…

Балы закатывают каждый день.

Все только расшумаркивать привыкли!..

Мужик (кивает в сторону башни)

Чай, смертник – палача переживет!..

А что жалеть? При нем – Бирон зверел!

Стук палок, звон цепей, стон бедняков.

По голову живыми зарывали…

Бирон три раза обошел закон:

Казнить, сослать, помиловать! Дела-а!..

Баба

Дите безвинно. Даже Бог прощает.

Мужик и баба уходят.

Выходит подпоручик Василий Мирович, хочет пройти во дворец. Караульные офицеры не пускают его.

Мирович

Как смеете!? Я – дворянин!..

Офицер (смеется)

Бездворый!..

Из дворца выходит Разумовский.

Разумовский

Уважьте, он – ко мне… Здоров, друзяк!

Обнимает Мировича. Офицеры недовольно отходят.

Мирович (торопливо)

Граф Алексей Григорьич! Как здоров?..

Я с Паниным с войны вернулся нынче.

И сразу – к благодетелю, тебе.

Ты ж спас меня, отдав в кадетский корпус…

Уж сколько лет мое в Сенате дело

О возвращенье отнятых имений?

Привез прошение императрице.

Речь не о деньгах, а сословной чести.

Я – дворянин потомственный? Теперь же,

Указом о недвижимых именьях,

Поступки шляхетные все теряю.

Права дают - земля и крепостные.

Мне ж не вернуть и не купить имений,

Чтоб в новой родословной книге быть.

И я, и брат, и две сестры – без прав,

Без средств… К тебе, вон, не пускают…

Я этим униженьем возмущен!..

Ну, разве внук за деда отвечает?

Неволей он с Мазепой изменил.

А я же с честью с пруссаками бьюсь.

И в битве под Цорндорфом отличился!..

Шепни Елизавете, благодетель,

Пожаловать… (смеется) Неужто, при фаворе,

Императрицу не уговоришь?


Подает ему прошение.

Разумовский (просматривает прошение)

Найгоршой смертью лучше мне умерти,

Як дивиться на беды земляков…

Был фаворит, да кончился кредит.

Мой брат Кирилл тебе, верней, поможет.

С ним можно среди равных власти стать,

Вельможных покровителей найти.

Прячет прошение Мировича за пазуху.

Мирович (удивленно)

Он за отцовскими ходил волами?

Разумовский

Я за границу посылал учиться!..

А нынче – Академии наук

Он президент и гетман Украины!..

Императрица гетманство вернула

И вольности казацкие, и земли.

И наши казаки вошли в Берлин…

Да времена для гетманства прошли.

Но все равно в фаворе он… Прощай!

Уходит во дворец.

Мирович (вслед ему)

Ты – наш патрон усердный и заступа!..

Невесело уходит от дворца.

В императорские покои входит Елизавета, в простом платье (инкогнито).

Елизавета

Уж двадцать лет я правлю. Силы тают.

Кому же передать престол? Петру-

Наследнику?.. Екатерине?.. Павлу?..

А, может быть, Ивану – сбросить грех?..

Хотят его!.. И Запад, и Россия…

Уж сколько заговоров было – сорок?..

Он стал орудием страстей опасных

Своих и зарубежных честолюбцев.

Прости им, Господи, корысть страданий!..

Крестится.

Шувалов и черный офицер вводят Ивана, сажают на стул, снимают с глаз повязку.

Шувалов (Ивану)

Скажи-ка нам, что о себе ты знаешь?

Иван

Пророк Иов в Писании Священном

Сказал: совлек с меня славу мою,

И снял венец он с головы моей,

И близких от меня он удалил,

И пришлые в дому моем…

Черный офицер (прерывает его)

Григорий,

Почто себя Иваном называешь?

Елизавета рассматривает Ивана.

Иван

Ивана нет давно. Лишь дух святого

Григория - во мне… Открыл путь к свету…

Премудрости начало – Божий страх!..

Шувалов (перебивает его)

Чем ты живешь?

Иван

Я – в пустыне отшельник.

Там ангелы трубят!.. Хожу по небу…

Вы – ангелы?..

Елизавета отходит от Ивана.

Черный офицер

Ты не юродствуй здесь!..

А будешь императором Иваном

Ты звать себя - казним, как самозванца!

Иван (вскакивает со стула)

Зачем меня вы привели?.. Кривляки!..

Елизавета подает знак – и черный офицер надевает на глаза Ивана повязку и уводит его.

Елизавета

Куда ему престол?.. Он – как христосик!..

Не управляемый – не может править.

Дерзнут отнять – живым не отдавать!

Зря Ломоносов в оде воспевал,

На день восшествия на трон, Ивана!..

Шувалов

Херасков мне признался: автор оды –

Тредиаковский. Приписал ее

Студенту Ломоносову – для славы…

Елизавета (не слушая его)

Уже – не человек, но и не стерт.

Напрасно за него хлопочет Запад.

Шувалов

И в русской партии – лишь иноземцы.

Фридрих Второй так щедро платит им!..

Елизавета

Кому ж наследовать престол российский?

Шувалов

Наставник Панин заговор плетет,

Чтобы наследником стал вашим – Павел.

Елизавета

Но всех достойнее – Екатерина!..

Шувалов

Вдруг эта Фигхен, в самом деле, дочь

Внебрачная от Фридриха Второго?..

Елизавета

Она, и спит и видит, воцариться!

Петруша – дурачок. Она убьет

Его или отправит в Шлиссельбург…

Две карты ей: тюрьма иль монастырь!..

Мне плохо! (Хватается за грудь).

Шувалов (подносит ей понюхать флакон)

Лизонька, вам лучше?.. Лучше…

Вытирает платком кровь с уголка ее рта и прячет платок.

Елизавета (ласково)

Проходит… Все прошло, мой граф Шувалов.

А ты имений и чинов не хочешь.

Шувалов (обнимает ее)

Мне хватит и того, что я в России

Создал Московский университет…

Ваша любовь – вся слава, все богатство!

Елизавета (дает ему ключ)

За ширмой подготовила сундук

С подарками тебе на день прощанья.

Шувалов (прячет ключ)

Ну, что вы, о прощанье – в час свиданья!?

Они обнимаются и целуются.

Елизавета

Еще миг счастья – с силой молодой!..

Расстегивает ему камзол и увлекает его за ширму.

Стук в дверь.

Елизавета быстро выходит из-за ширмы.

Входит Петр Федорович. Целует руку Елизавете, протягивает свою – для целования, но императрица демонстративно отворачивается.

Петр (бегает по комнате)

Ваше величество, а Катька, вправду,

Решила помирать. Сейчас духовник

Дубянский исповедует ее…

Позвольте мне венчаться с Воронцовой!..

Елизавета

Ах, Питер, как ты мог повесить крысу?

Петр

Она солдатика из хлеба съела!..

Елизавета

Солдатики, собаки, куклы… Стыд!

От инфантильности лечиться надо!

И псиной пахнешь… В баню – не затянешь!..

Петр (упрямо)

Я там умру – от копоти и пара!..

Елизавета

Любовниц – тьма: Теплова, Воронцова…

Одна другой страшнее…

Петр

Лучше Катьки!..

Елизавета

Ей в Шлиссельбурге строишь каземат?

Петр

И Петр Великий в Шлиссельбург упек

Свою жену - царицу Евдокию…

И вы Ивана упекли…

Елизавета (раздраженно)

Молчать!..

Петр (упрямо)

Ему бы службу при дворе найти…

Елизавета

А может, ты престол ему уступишь?..

Давно хотят и немцы, и австрийцы

Вернуть на трон Ивана-дурака!..

Но пострашней - другое!.. От тебя

О наших планах Фридрих узнает?

Петр (в замешательстве)

Ка-ак, от меня?.. Уже по горло сыты

Войною за австрийское наследство?

Мириться надо с Фридрихом!..

Елизавета (перебивает его)

Каков

Кумир!.. Он за обедом взмахом

Платка очередного адъютанта

Зовет к себе в постель.

Петр (в сторону)

А вы – иначе?

Елизавета

Стишки кропает, а Вольтер их правит…

А как сраженье проиграл – с собой

Чуть не покончил… Взяли мы Берлин!

И Пруссию губернией российской

Готовы сделать. Он и сеет смуту.

Торопится сменить меня на троне

Тобой, Екатериной, Павлом… даже

Иваном. Чтоб вернуть войска в Россию.

И полководцы наши побросали

Свои победы. Заговор плетут!..

Петр

Кто ж заговорщик?

Елизавета

Ты!.. Наследник мой!..

Все Тайной канцелярии известно!

Помощник твой, Батурин - в Шлиссельбурге.

К нему камердинера посылал?

Петр

Не знаю никакого я…

Елизавета

Не лги!..

Иль Тайной канцелярии отдать?

Петр (опустив голову)

Я отказался от его соблазна.

Елизавета

Торопитесь все захватить престол.

Не можете дождаться моей смерти!..

Вытирает глаза платком.

Петр (бегает по комнате)

Зачем не принял я короны шведской?

В России мне несдобровать!.. Запреты,

Запоры, надзиратели - тюрьма!..

Зачем мне трон российский? Отпустите!..

Хочу домой – в Голштинию мою!..

Стук в дверь.

Петр ныряет за ширму и, с испугом, выскакивает, но Шувалов затаскивает его обратно.

Входит Екатерина и падает к ногам Елизаветы.

Екатерина (целует руку Елизавете)

Ваше величество, прошу, отправьте

Меня домой. Жизнь для меня здесь – пытка!

Елизавета (поднимает ее)

Занемогла, великая княжна?

Екатерина

Как исповедалась – мне стало легче…

Но легче жизнь здесь никогда не будет.

Я - в утеснении и под надзором,

И подозрением… Я - как в тюрьме!

И своему супругу не нужна.

И ваше недовольство вызываю…

Только не знаю, в чем я виновата.

Я выполнила свой священный долг –

Наследника престола родила.

И больше не нужна!.. Я здесь - чужая!..

Плачет.

Елизавета

А кто отец у Павла? Салтыков?..

Курносый – на красавца не похож,

Но сходства нету и с Петром… Чухонец?..

Екатерина

Отец у Павла – мой супруг… А вам

Порядочность мою угодно ранить…

По вашей воле Салтыков любезен?..

Елизавета

Ко всем, опричь Петра пылали страстью –

Чернов и Салтыков, и Понятовский,

Теперь Орлов…

(Слышится возня за ширмой.)

Екатерина (смеется)

Я нравлюсь – но и только!..

Но что же делать женщине в расцвете,

Когда супруг не исполняет долг?..

Передо мной – пример для подражанья –

Бекетов, Разумовский и Шувалов,

И кто еще пылает от любви?..

Елизавета (перебивает)

Сопернице я пенсий не плачу,

Как ты - Елизавете Воронцовой!

Екатерина (перетерпев обиду)

Власть женщин над мужчинами огромна,

А власть монархинь вовсе безгранична…

Елизавета

Что-о?..

Екатерина

Умоляю вас, простить за дерзость!..

Отправьте в Цербст, в Германию, домой!

Елизавета

Я в этом не вольна…

Екатерина

Но приказали

Отправить брауншвейгскую семью

На родину… И это было б лучше

Для самого несчастного из всех

Монархов…

Елизавета

Сердобольная моя!

Тебя послушать – сердце разорвется!..

А план, как действовать Петру, на случай

Захвата власти, составляла ты?

Екатерина (растерянно)

Он сам просил… Да недосуг читать.

Елизавета (наступая)

А план твой, как сама престол захватишь,

Ты Тайной канцелярии расскажешь?

Екатерина (в страхе пятится)

Я заговоров, как огня, боюсь!..

Клянусь, Ваше величество, - невинна!

Елизавета (в сторону)

И я клялась правительнице Анне…

Екатерина (опять падает на колени)

Помилуйте!..

Елизавета

Успел канцлер Бестужев

Перед арестом написать тебе,

Что документы сжег, не беспокойся.

Екатерина

Все это – наговоры!.. Он – мой враг!

Елизавета

Ты стакнулась с врагом своим, чтоб только

Престол российский нагло захватить?

Фельдмаршалу Апраксину писала,

Что я больна?.. В политику – не лезь!..

Екатерина (встает)

Мою тревогу о болезни вашей

Я только сообщила… Отпустите

Меня домой! Я больше не могу! (Плачет).

Елизавета (обнимает ее)

И на чего ты будешь жить в своем

Имении немецком? Мать твоя,

Покойница, наделала долгов –

Никак не расплачусь… Сейчас расплачусь!

Плачет вместе с Екатериной.

Екатерина (обнимает ее)

Потребности придется ограничить…

Елизавета

Покаялась?.. Теперь ступай на бал!..

С проспекта Невского мы пригласили

«Живую географию» - развлечься…

И приласкай Петрушу, он хороший!..

Екатерина (в сторону)

Хороший для меня – российский трон!..

Елизавета (в сторону)

Да, ну их, к Богу в рай! Кому же трон?..

Все недостойны, хоть не умирай!

Уходит.

Во дворец врывается музыка. Выходят маски. Танцуют кадриль. Мужчины одеты в женские наряды, а женщины – в мужские. И путаются в непривычных одеждах.

Первая пара.

1-я маска

… Бунтарь для фарисеев – и Христос.

Новый завет его – любить друг друга –

Немало покорил царей и царств.

2-я маска

Вон, Разумовский взял императрицу

Не силою, как Разин, а любовью.

И маетности казакам вернул,

И даже тайно с нею повенчался…

1-я маска

А маргинальный брак – престолу враг.

Как повенчался, так и распрощался.

Теперь Шувалов люб императрице.

2-я маска (чуть не падая)

При государыне – и царство – бабье!

Скоро мужчины женщинами будут…

Вторая и третья пары.

3-я маска

… Петр умер, но оставил завещанье.

И тем - правление свое продолжил!

4-я маска (щупает ее грудь)

Вы дама, Де Еон?.. Она иль он?

5-я маска

… Барон Мюнхгаузен. Я адъютантом

Генералиссимуса раньше был,

А нынче – при княжне Екатерине

Служу.

6-я маска (толкает его на первую пару)

Барон Мюнхгаузен? Вы – врун!

3-я маска падает под кринолин 5-й маски.

5-я маска

Еще кадриль немного попляшу –

И, кажется, кого-нибудь рожу.

Вытаскивает из-под кринолина за волосы 3-ю маску.

Смех.

Елизавета с Шуваловым выводят маски «Живой географии».

Маски «Пруссия» и « Англия».

«Пруссия»

… Дворцового переворота хватит –

Закончить Семилетнюю войну.

«Англия»

Не войны ослабляют Русь, а смуты!..

Пускай вернутся к старине, туземцы!

И не мешают нам в делах Европы…

Маски «Франция» и «Австрия».

«Франция»

Вольтер «Историю Петра» им пишет.

Да, мы Россию покорим - любовью

К французскому, от шляпок до Вольтера.

«Австрия»

Боюсь, Вольтер весь мир перевернет.

Елизавета (громко)

Все маски – в гости к нам! Со всех широт!

Гремит оркестр. Все танцуют кадриль.

Занавес.

0