Sidebar

27
Вс, сен

Вооруженные силы и охрана границы России в XVIII в.

Войско и охрана границ X – XVIII в.в.

Конец XVII – начало XVIII вв. был сложным и противоречивым периодом в русской истории. Все острее становилось отставание России от ведущих европейских государств, вступивших на путь капиталистического развития, в области естественных наук и техники, промышленности и бытовой культуры. Это объяснялось, главным образом, крайне неблагоприятными внешнеполитическими условиями, в которых находилась страна. К концу XVII в. Русское государство раскинулось на огромной территории Евразии, занимая почти весь север континента, большую часть Восточно-европейской равнины, Сибирь и часть Дальнего Востока. На юге рубежи России омывались водами Каспийского моря. Далее к западу граница шла по р. Тереку, калмыцкой степи, нижнему течению Дона, Северному Причерноморью до Днепра. От Черного моря Россия была отрезана владениями турецкого султана и крымского хана.

На западе граница с Польшей проходила по Днепру и лишь Киев с небольшим округом (на правом берегу) принадлежали России. От Смоленска русско-польская граница шла на северо-запад, к шведским владениям в Прибалтике. Здесь Швеции принадлежали также древние русские земли по южному берегу Финского залива, р. Неве (Ингрия или Ингерманландия) и Западная Карелия, а также Финляндия. На севере берега России омывались морями Ледовитого океана. Ордынское иго, а затем непрерывные войны, нередко на 2-3 фронта одновременно, иностранные вторжения, смуты, мятежи и усобицы осложняли существование Русского государства, отвлекая его основные силы и средства на борьбу за существование во враждебном окружении, замедляли темпы его развития, наряду с суровыми природно-климатическими условиями. Более же всего в указанный период его развитие затрудняла торговая изоляция, отрезанность от морских побережий, а, следовательно, и от торговых и культурных связей с Европой. Лишь на севере был свободен тяжелый арктический путь в Европу на короткий период летней навигации.

Россия не только была отрезана от центров экономики и культуры, что замедляло рост производительных сил, но и находилась под постоянной угрозой новых нападений как западных агрессивных соседей, так и Турецкой империи с юга и кочевых орд юга и востока, источником обогащения которых служил захват пленников на наших границах и продажа их в рабство. Обеспечение внешней безопасности продолжало оставаться первоочередной задачей правительства. Страна не могла более пребывать в таком положении. Это могло привести к потере самостоятельности.

Для решения назревших внешнеполитических задач Русское государство нуждалось в проведении крупных преобразований в политической, экономической, культурной и военной областях, вызванных всем ходом исторического развития. Все это предопределило неизбежное столкновение с Турцией и Швецией, вылившееся в ряд войн.

Выразителем стремлений русской государственности, талантливым и деятельным организатором сил страны, ее реформатором стал царь Петр I Алексеевич – выдающийся государственный и военный деятель России. Главная его заслуга состоит в том, что он правильно понял насущные задачи своего времени и смело встал во главе коренных преобразований, подготовленных предшествующим развитием страны в XVII в. Их успешное осуществление обеспечило национальную независимость русского народа, превращение России в великую державу, придало импульс ее государственному, экономическому, научному и культурному развитию на целых 1, 5 – 2 столетия.

К важнейшим преобразованиям Петра I, наряду с проведением военной и многих иных реформ, относится его деятельность по укреплению охраны границы. В этой области им был проведен ряд крупных мероприятий, которые в условиях быстрого экономического и политического подъема значительно укрепили безопасность рубежей страны. Заложенные Петром I основные принципы охраны государственной границы развивались и совершенствовались впоследствии.

Задача возвращения западных земель и освобождения «матери городов русских» - Киева была частично решена еще отцом Петра Алексеевича, но две другие – выход к морям на юге и северо-западе все настоятельнее требовали разрешения.

Война с Турцией досталась правительству Петра Алексеевича по наследству. В 1695 г. поход к Азову окончился неудачей, заставившей обратиться к строительству флота. Зимой, на воронежских верфях были построены первые корабли Российского военно-морского флота, увидевшие Азовское море. При поддержке гребной флотилии Войска Донского Азов весной был блокирован с моря и суши и в июле пал. Задача выхода к Черному морю получила частичное решение после заключения в 1700 г. Константинопольского мирного договора, узаконившего строительство Таганрогского порта с крепостью и адмиралтейством.

Оставалась третья задача – возвращение захваченных Швецией земель, дававших России выход к Балтийскому морю. На решении этого вопроса сосредотачиваются усилия русской дипломатии и вооруженных сил.

Характеризуя состояние вооруженных сил, доставшихся молодому царю от его предшественников, известный военный историк А.А. Керсновский писал: «Службу солдатских полков Московского государства в последние десятилетия XVII в. скорее всего можно сравнить с нынешним отбыванием лагерных сборов. Солдаты, поселенные в слободах, мало-помалу омещанивались, утрачивали воинский дух и даже воинский вид. Большинство обзаводилось семьями и занималось ремесллами и промыслами, ничего общего с военной службой не имеющими. Под ружьем они находились месяц или два в году. Безвременье 70 - 80-х годов особенно пагубно отразилось на московских стрельцах, превратившихся из ударной силы в смутьянов и бунтарей – каких-то русских янычар, представлявших своим существованием опасность для государства».

Единственно полноценными частями к началу нового столетия могли считаться всего 4 полка: «потешные» Преображенский и Семеновский (учреждены в 1683, полковую организацию получили с 1691 г.) и два стоявших в Москве же «выборных» (т.е. отборных) – Первомосковский Ф. Лефорта и Бутырский П. Гордона, проходивших регулярную боевую подготовку и постоянно задействованных в различных церемониях.

В 1694 г. под с. Кожуховым (ныне в черте Москвы) были проведены первые 2-х сторонние маневры с участием войск всех типов комплектования, выявившие превосходство регулярных частей над стрельцами и ополчением (всего участвовало до 30 тыс. чел.). Азовские же походы окончательно убедили царя в необходимости коренной реорганизации войска. Отступление осенью 1695 г. более походило на бегство, а в следующем году 70-тысячная армия лишь через два месяца сломила сопротивление 5 тыс. турок. Солдатские полки, не говоря о стрелецких, проявили мало боеспособности и еще менее – дисциплины. Наоборот, полки из набранных на время войны даточных людей с командирами из дворян – обнаружили большое рвение при всех неизбежных недостатках войск милиционного типа.

Это подало Петру мысль целиком обновить состав армии, распустив всех «янычар» - солдат, рейтар, драгун, стрельцов и вновь набранных людей сделать профессионалами. Причем сделать это в принудительном порядке, превратив даточную систему в рекрутскую повинность для крестьян, а дворянскую службу из временной сделать постоянной, до старости.

Реформа была начата в 1698 г., после стрелецкого бунта. Все старые полки были расформированы (в первую очередь – в московском гарнизоне) за исключением четырех вышеупомянутых. В их штаты были переведены все, кого царь посчитал надежным и пригодным для дальнейшей службы – 28 тыс. чел., причем стрельцов, после бунта не брали на службу вовсе.

Ближайшим и самым ценным сотрудником Петра стал командир бутырцев, ветеран многих войн и герой азовских походов П. Гордон, переработавший в это время старый пехотный устав 1648 г., но в следующем году он умер, что стало тяжелой утратой для молодой армии и ее вождя.

В 1699 г. указом был объявлен набор добровольцев, вскоре, как и ожидалось, оказавшийся недостаточным. Осенью, по новому указу, было призвано 32 тыс. даточных, ставших первым рекрутским набором. Одновременно было принято на русскую службу (с большими преимуществами в окладах) много иностранных офицеров.

Весной и в начале ле та 1700 г. из сверхкомплекта четырех старых полков, новонабранных и призванных было сформировано 29 пехотных полков, составивших три сильные дивизии, а также 3 драгунских. Большинство из этих полков просуществовало более двухсот лет.

Царь понимал, что Архангельск и Азов не в состоянии вернуть России великодержавность. Лишь выход на Балтику возвращал бы страну в Европу. Заключив мир с Турцией, Россия, уже на следующий день по получении об этом известия, в союзе с Саксонией и Данией объявила войну Швеции.

Карл XII – король Швеции – решил разбить своих противников порознь, с помощью англо-голландского флота, который подверг бомбардировке Копенгаген. Под прикрытием флота союзников он пересек пролив и с 15-тысячным корпусом высадился у ворот датской столицы. Маленькая страна капитулировала, заключив мир со Швецией.

В Москве об этом узнали с большим опазданием. Русские войска только 16 сентября 1700 г. блокировали Нарву – сильнейшую шведскую крепость в Прибалтике, а в это время Карл XII, высадился с армией в Курляндии, выгнав оттуда другого русского союзника – курфюрста Саксонии Августа, являвшегося также польским королем. Поляки и саксонцы без боя отступили, а Карл, снова морем перебросил свою пехоту в Ревель и оттуда, в начале ноября, поспешил на выручку гарнизону Нарвы.

Осада Нарвы проходила с большими трудностями. Осаждающие нуждались в самом необходимом.. Зная о приближении противника царь, тем не менее, выехал во Псков и далее в Москву, наводить порядок в вопросах тылового обеспечения.

19 ноября шведские войска, будучи в меньшинстве, атаковали русский лагерь и нанесли тяжелое поражение молодой русской армии. В ходе боя две дивизии капитулировали. Дворянская конница бежала с поля боя и частично утонула в реке. Общие потери русских составили более 7 тыс. чел. Потеряны были вся артиллерия и обоз. Шведы потеряли около 3 тыс. чел. Дивизия сохранившая боеспособность, основу которой составляли гвардейские полки, была отпущена с оружием и знаменами, две другие были разоружены. Их командиры пленены, а офицеры, как правило, перешли на шведскую службу.

Решив, что с русскими покончено надолго король двинул свои войска в Польшу, против Августа. Против русских были оставлены небольшие заслоны – 8-тысячный корпус ген. Шлиппенбаха в Эстляндии и 6-тысячный Кронгиорта – в Ингерманландии.

Среди всеобщего уныния охватившего Россию не терялся один царь, думавший только о скорейшем восстановлении армии. В течение зимы 1700 – 1701 г.г. было вновь сформировано десять драгунских полков, а из снятых церковных колоколов отлито 270 орудий – вдвое больше, чем потеряно под Нарвой.

К весне 1701 г. главные силы русской армии (35 тыс. чел.) под командованием Б.П. Шереметева сосредоточились под Псковом. Генерал Репнин с 20 000 тысячами был послан в Польшу для оказания помощи Августу, но после поражения саксонцев вернулся назад.

1701 г. прошел в мелких стычках – решено было не зарываться, атакуя только при подавляющем численном превосходстве и постепенно приучая войска к решению все более сложных задач. 29 декабря Шереметев одержал первую победу, разгромив Шлиппенбаха у мызы Эрестфер. Шведы потеряли 3 тыс. убитыми и 2 тыс. пленными, 16 знамен и 8 орудий. Наши потери – ок. 1 тыс. чел. Еще ранее, летом, шведская эскадра, пытавшаяся напасть на Архангельск и разорить торговый порт и судостроительные верфи, была отбита с потерей двух судов. Летом следующего года шведы потерпели новое сокрушительное поражение в Эстляндии – при мызе Гуммельсгоф. Из 6 тысяч их уцелело 500 чел. В это же время сам Царь открыл боевые действия в Ингрии против ген. Кронгиорта. Он прибыл сюда с гвардией из-под Архангельска, перетащив волоком по болотам и моренным грядам два небольших фрегата и две яхты с Белого моря в Онежское озеро и далее - в Ладогу. С их помощью русские войска взяли в октябре 1702 г. шведскую крепость Нотебург – древний новгородский Орешек на острове в истоке Невы. Весной следующего года русские войска вышли к устью Невы. Шведская крепость Ниеншанц на Охте была оставлена противником без сопротивления. В июне, рядом с ней была заложена новая русская крепость Санкт-Питербург.

В том же году шведы потеряли в Западной Ингрии крепости Ям и Копорье, а в Эстляндии – Мариенбург. В кампанию 1704 г. были взяты Нарва, Ивангород и Дерпт. Шведы были отброшены к Ревелю и Риге. Появилась возможность оказать реальную помощь польско-саксонскому союзнику, уже потерявшему Варшаву и Краков, и поддержку польского Сейма . Карл преследовал Августа по всей Польше, чтобы окончательно разгромить и принудить к капитуляции.

Весной 1705 г. русская армия двинулась через Западную Двину, взяла Митаву и вытеснила из Курляндии войска Левенгаупта. В сентябре русские вступили в Гродно и встретили здесь союзников, намереваясь в следующем году вместе выступить на шведов.

Передав командование Августу. Петр на зиму уехал в Москву, оставив войска на зимних квартирах, но в декабре Карл внезапно выступил из своего лагеря на р. Варте и пришел под Гродно с 20 тыс. чел., рассчитывая в полевом сражении разгромить союзников (25 тыс. русских и 10 тыс. саксонцев и поляков).

В январе Август увел из лагеря почти всю кавалерию, в том числе и русскую, оставив нашу пехоту на произвол судьбы. Оставшись без кавалерии, производившей фуражировку, пехота в условиях полуокружения терпела голод. Началась цынга и другие болезни, от которых к весне умерло 8 тыс. чел. Остальных Репнину удалось спасти. Перейдя ночью через р. Неман и уничтожив мост, он, несмотря на большое количество больных и ослабленных, сумел оторваться от преследователей и уйти на Брест, а затем на Киев, на соединение с царем. Петр же в это время готовил страну к обороне, укреплял Смоленск и Москву, сосредотачивал войска в Минске. По его приказу вдоль всей западной границы были устроены засеки, а на полянах – рвы и частоколы.

8 июня 1706 г. под Киевом сосредоточилось до 35 тыс. пехоты и 21 тыс. драгун под командой царя. Еще 8 тыс. драгун находились у Полоцка, прикрывая северное и восточное направления, а в Прибалтике гарнизонами стояло еще 26 тыс. чел., но Карл не принял вызова. Отдохнув на Волыни, он повел войска через Польшу в Саксонию, решив, наконец, покончить с Августом, так как узнал, что оставленный им против Саксонии ген. Реншильд разгромил войска Августа при Фрауштадте, имея 12 тыс. чел. против 20 тыс. поляков, русских и саксонцев. Соединившись с Реншильдом Карл за месяц покорил все саксонские крепости. Остатки саксонцев бежали за Рейн, а разгромленная при Фрауштадте кавалерия оказалась вместе с Августом под Краковом. Сам он был Карлом вызван в Альтранштадт на Эльбе, и в палатке победителя подписал мирный договор, по которому отказался от польской короны. Это произошло в тайне от Петра.

Следом за шведами в Польшу вошел кавалерийский корпус Меньшикова (точнее – конная армия – 40 тыс. сабель) из 20 тыс. драгун (вся кавалерия киевской армии) и 20 тыс. малороссийских кзаков. У г. Калиш Меньшиков встретил корпус ген. Мардефельда – 7 тыс. шведов и 20 тыс. поляков нового короля Станислава Лещинского и потребовал от Августа прийти на помощь. Тот прибыл к полю боя, но не принял в нем участия. Тем не менее шведы были разгромлены наголову, а поляки рассеяны. Тысяча шведов пала в бою, а четыре, в том числе и командующий, попали в плен. Потери русских – 400 чел. Несмотря на победу Август отказался воспользоваться ее результатами и уехал в Саксонию, отослав Меньшикова на зимовку в Галицию. Мир между Саксонией и Швецией был объявлен 1 ноября.

Получив это известие и предвидя всю тяжесть единоборства со Швецией, Петр предложил «брату Карлу» мир, оговаривая лишь оставление за Россией Ингрии с Петербургом, но король фактически отказался, обставив свое согласие рядом заведомо невыполнимых, унизительных условий. Россия стала готовиться к тяжелой войне. Укрепляя границы, крепости и пополняя армию рекрутами.

В 1707 г., оставив Киев на казаков гетмана Мазепы, 60- тысячная, пополненная и отдохнувшая армия вернулась на Неман. Весь год ушел на подготовку сторон к боям. Глубокой осенью Карл двинулся из Познани в Литву. С ним было 35 тыс. чел. из имевшихся под ружьем 116, разбросанных гар низонами от Финляндии до Голштинии, а также в самой Швеции.

В феврале король вступил в Белоруссию. Царь с армией стоял у Полоцка, в Чашниках, рассчитывая предупредить движения шведов как в Прибалтику, так и на Днепр, но Карл предпочел лобовую атаку через Минск. Однако в это время он получил письмо от Мазепы с предложением идти на Украину, где ему была обещана помощь людьми и ресурсами, а также комфортная зимовка с последующим совместным походом на Москву. Поэтому король повернул на юг, перейдя на левый берег Днепра. Он надеялся дождаться здесь идущего из Лифляндии корпуса ген. Левенгаупта с большим транспортом боеприпасов и продовольствия. Одновременно ген. Либекер из Финляндии должен был напасть на С-Петербург и уничтожить его (был успешно отражен), а затем двигаться на Новгород и Псков.

Русские пытались не допустить шведов к Днепру, но под Головчиным были разбиты и отступили на Оршу и Мстиславль, потеряв 1700 чел. и 12 орудий. Потери шведов составили 1, 5 тыс. чел. Взяв Могилев, король еще месяц стоял здесь, надеясь дождаться Левенгаупта, но не имея от него вестей (перехватывавшихся русскими) двинулся далее на Украину. Со всех сторон его армия была окружена летучими отрядами русских драгун, а с левой стороны его сопровождали главные силы русских, прикрывая московское направление. Левенгаупт же в это время подходил к Днепру.

Когда шведы заняли г. Стародуб и остановились здесь, рассчитывая зимовать, царь, оставив их в окружении своих главных сил с Шереметевым, сам с летучим корпусом в 12 чел. и которых 7 составляли драгуны, а остальные – посаженная на телеги пехота, бросился навстречу Левенгаупту. 28 сентября у дер. Лесной в продолжительном и упорном сражении он разбил 15-тысячный шведский корпус, остатки которого бросив обоз прорвались на соединение с королевской армией и без того испытывавшей острую нехватку боеприпасов. Потери шведов составили 8 тыс. убитыми и пленными. Это была первая победа над превосходящими силами шведов. Царь Петр прозвал ее «Матерью Полтавской виктории».

На Украине шведов ожидали все новые разочарования. Вместо цветущей страны они нашли пустыню с враждебным населением. Мазепа привел всего несколько тысяч запорожцев. Заготовленные изменниками запасы были уничтожены русской кавалерией. Всю зиму русские и казаки тревожили шведов диверсиями. Терпя крайнюю нужду они, по совету Мазепы, осадили крепость Полтаву, рассчитывая в ней найти запасы продовольствия и пороха, но встретили отчаянное сопротивление и понесли здесь лишь новые потери. Король лишился здесь пятой части армии.

Осажденные также несли большие потери. Положение Полтавы стало критическим и царь, доведя численность армии до 42-х тыс. чел., двинулся на помощь. У Карла же осталось всего 28 тыс. чел. при почти полном отсутствии орудийных зарядов. Попав в отчаянное положение король решил действовать первым.

Перед рассветом 27 июня (8.07 н. ст.) шведы атаковали русскую армию, но, неожиданно для себя, наткнулись на вынесенную вперед линию редутов с артиллерией. Взять удалось только первые два из них, оставшиеся недостроенными и проходя далее мимо редутов под картечными выстрелами шведы понесли огромные потери, не дойдя до русского лагеря. Они расстроили свои боевые порядки и были опрокинуты русской контратакой. Одновременно шведская конница после упорного боя была разбита русской. Крайняя же правая колонна шведов, наступавшая между линией редутов и лесом из-за этого не выдержала и отступила обратно в лагерь, где атакованная вылазкой защитников Полтавы сдалась преследовавшей ее русской кавалерии. Основная часть шведской армии, отойдя за пределы огня с редутов, построилась для новой атаки.

Ожидая повторной атаки царь Петр вывел войска из лагеря (42 батальона в две линии с 17 драгунскими полками на флангах). Оставшиеся 18 шведских батальонов в одну линию бросились на них в штыки. Поражение шведской конницы на флангах решило исход боя и после получасовой штыковой схватки пехота была вместе с королем обращена в бегство. Убито было более 9 тыс., на поле боя пленено 3 тыс. чел. Захвачено 32 орудия. На следую щий день на берегу Днепра, у Переволочны русской конницей во главе с А.Д. Меньшиковым были пленены остальные – еще более 15 тыс. чел. при 137 знаменах и штандартах, с фельдмаршалами Реншильдом и Левенгауптом. Лишь 2 тысячам, а также Карлу и Мазепе с небольшой свитой удалось переправиться. Спастись же от погони на турецкой территории за Бугом удалось совсем немногим.

Полтавская победа достигнутая в результате активной обороны и умелой инженерной подготовки поля боя, явилась переломным событием войны, изменившим ее ход.

Отпраздновав победу русские войска выступили на север. В кампанию 1710 г. они взяли крепости Ригу, Ревель, Кексгольм и Выборг. Цель войны была достигнута. Эстляндия, Лифляндия, Ингерманландия и Карелия были отвоеваны, но Карл XII, находившийся в Турции, не собирался прекращать войну и подстрекал султана выступить против России. В этом был заинтересован и крымский хан, недовольный условиями Константинопольского договора. К войне Турцию, недовольную появлением русского флота в Азовском море, подталкивали и ряд европейских государств, в первую очередь Франция. Осенью 1710 г. османская империя объявила России войну.

Зимой русские войска выступили с Невы и из Прибалтики на Днестр, где их должны были ожидать союзники – поляки Августа Саксонского, вновь ставшего польским королем, а также молдаване и валахи. Кроме того Апраксин с донцами и калмыками должен был атаковать Крым, а Голицын с малороссийскими казаками – Очаков. Регулярные русские войска составляли 50 тыс. чел. Еще сто тысяч обещали союзники.

В конце мая русская армия подошла к Днестру. Авангард Шереметева дошел до р. Прута и выяснил, что валашский господарь перешел на сторону турок, а молдавский смог собрать только 7 тысяч ополченцев и не подготовил необходимых запасов. Обозы с продовольствием, двигавшиеся из Киева, были на Подолии перехвачены татарами. На военном совете проходившем в Сороках все эти обстоятельства не были приняты во внимание и было решено идти на встречу с турецкой армией. Лишь ген. Галарт заявил, что положение русской армии напоминает шведов перед вступлением в Малороссию…

Надеясь на подход поляков царь смело вел армию по Бессарабии, но они остановились у границы, а великий визирь приближался с 300 тысячами и 500 орудиями. Переоценивая русские силы он остановился на Дунае. Султан, опасаясь всеобщего восстания христиан на Балканах, предложил царю мир, но Петр ответил отказом.

В результате 9 июля на берегу Прута он был окружен в лагере и попал вместе с армией в безвыходное положение. По счастью визирь согласился на переговоры. В результате был заключен мир по которому Россия теряла свои завоевания на Азовском море. Флот был продан туркам, Таганрогское адмиралтейство сожжено, крепость срыта, Азов возвращен, Россия, кроме того, отказывалась от вмешательства в польские дела, а Карл XII получил право свободного выезда в свои владения. Могло быть и хуже. Без Петра Россию ожидала бы новая смута и откат к Московии.

В 1712 г. наши бывшие союзники возобновили боевые действия против шведов в Померании и Северной Германии, но даже оставаясь без короля и в меньшинстве шведы успешно их били. Подоспев в январе 1713 г. Петр возглавил командование и 12 февраля разбил ген. Стенбока при Фридрихштадте, после чего тот капитулировал с 12 тыс. чел. Защищать шведские владения в Северной Германии было более некому. И они были переданы под управление нейтральной Пруссии.

Петр перенес боевые действия в Финляндию, одержал там осенью две победы, после чего вся она оказалась в его распоряжении. 14 июля (27 н.ст.) 1714 г. была одержана и первая морская победа при м. Гангут, в результате которой русский гребной флот прорвался к западной оконечности финского побережья и получил возможность действовать в Аландском архипелаге, являющемся мостом в Швецию.

В конце 1714 г. Карл, рассорившись с султаном, внезапно появился в Штральзунде (одной из двух последних оставшихся у шведов в Германии крепостей) и потребовал от прусского короля возвратить ему потерянные владения. В ответ на отказ он объявил ему во йну и тут же лишился и последних остатков и будучи вынужден бежать в Швецию на рыбацкой лодке.

Союзники собирались осуществить высадку в Швеции. Для этого в Дании было сосредоточено 35 тысяч русских войск. Царь Петр командовал объединенным флотом 4-х держав, но среди них начались раздоры. Союзники и далее собирались воевать за свои интересы русскими руками. Недовольный царь отозвал в 1717 г. свои войска из Дании и Германии. Более того, он предложил Карлу союз. Взамен за передачу прибалтийских провинций и Южной Финляндии царь обещал военную помощь для возвращения шведских владений в Германии и Норвегии, где в это время шла война. Король дал согласие, но вскоре был убит в Норвегии.

Сестра и наследница Карла, Ульрика Элеонора заключила мир со всеми бывшими союзниками России, надеясь на союз с Англией. Войну начатую армией заканчивал флот. Не обращая внимание на английскую эскадру в Ботническом заливе, русские десанты опустошали побережье Швеции в 1718 – 1719 г.г. В мае 1720 г. адм. Н. Сенявин в бою у о.Эзель пленил 3 шведских корабля. 27 июня, в годовщину Полтавы гребная флотилия ген. Голицына в Аландских шхерах (Гренгам) пленила 4 шведских фрегата. Это было последнее сражение 20-летней войны.

Переговоры длились год. Мир был заключен в финском городе Ништадте 10 сентября 1721 г. По его условиям в состав России вошли Западная Карелия с Выборгом и Кексгольмом, Ингрия, Эстляндия и Лифляндия, причем последние две провинции – на условиях уплаты за них выкупа-компенсации. В 1724 г. в Стокгольме был заключен оборонительный союз России и Швеции сроком на 12 лет. Потери России в ходе Северной войны составили приблизительно 300 тыс. чел.

Война в целом была выиграна благодаря превосходству стратегического мышления Петра Великого, при явном отставании от противника в способности к тактическому маневрированию на поле боя. Военное искусство русской армии в Северной войне нагляднее всего проявилось в Полтавской битве. Оно, безусловно, носит еще огромное влияние старомосковского.

По словам А.А. Свечина “Русское командование видит всю карту театра военных действий в целом, выдержанно преследует свой план измора шведов, режет их сообщения и образует вокруг них кольцо из конных частей. Но параллельно с этими блестящими стратегическими достижениями русская армия и ее вожди, напуганные победами шведов, помнящие Нарву, действуют тактически крайне неуверенно, несмотря на свое тройное превосходство.

Укрепления – наша важнейшая надежда. Наступление русского укрепленного лагеря вниз по Ворскле напоминает еще… московский гуляй-город”.

“Блестящая победа увенчала действия русских под Полтавой, но, этой победе мы обязаны стратегии больше, чем тактике. Тактически Петровская армия под Полтавой еще не научилась маневрировать в поле; вагенбург поместного московского ополчения еще выглядывает на этом поле сражения сквозь оболочку нового линейного боевого порядка” (Свечин А.А. Судьбы военного искусства в России.// Савинкин А.Е. сост. Постижение военного искусства. М. ВУ, 1999.-С.41.).

Наиболее заметные черты русского военного икусства в этой войне: активная оборона, действие летучих корпусов - “корволанты”, стратегическое окружение и “измор” противника, особое внимание взаимовыручке и взаимодействию частей и родов войск – “секундирование”. Победа над Стенбоком при Фридрихштадте в 1713 г. целиком и полностью принадлежит Петру, и является доказательством того, что царь лично превратился в ходе войны в первоклассного военачальника-тактика.

В ходе Северной войны Россия уделяла внимание и Востоку. Петр I пытался разведать торговый путь в Индию, делал шаги к расширению связей со Средней Азией и пытался расширить русские владения на побережье Каспийского моря. В 1714 г. отряд капитана Бухгольца был послан в верховья Иртыша для разведки путей в Индию, приискания месторождений золота и строительства укреплений. В 1716 – 1717 г.г. из Астрахани отправлялась экспедиция Бековича-Черкасского с целью установления отношений с Хивинским ханом и дальнейшего движения в Индию, численностью в 3 тыс. чел. Отряд был уни чтожен обманом. Царское правительство внимательно следило за событиями в Иране, так как возникла опасность его захвата Турцией из-за внутренней смуты и нападения афганцев. Появление турецких войск на берегах Каспия привело бы к еще большему усилению Османской империи, нежелательному для России.

Весной 1722 г., для иранского похода была сформирована армия в составе 22 тыс. регулярных пехоты и артиллерии, 9 тыс. драгун, 20 тыс. донских казаков и 30 тыс. татар и калмыков. Пехота – морем, а конница – по берегу выступили весной в поход. Были взяты Дербент, Баку, Астрабад и Решт на южном берегу Каспия.

Весной 1723 г. Турция, главным образом, чтобы помешать России, объявила войну Ирану, вторглась в Грузию и захватила Тифлис. В этих условиях Иран пошел на заключение договора с Россией (12\23.09.1723).

Россия обязывалась оказывать вооруженную помощь Ирану, в первую очередь против афганцев. Иран уступал России западное и южное побережье Каспийского моря (провинции Дагестан, Ширван, Гилян, Мазандеран с городами Дербент, Баку, Астрабад).

Это обострило русско-турецкие отношения. Турция угрожала войной, но конфликт удалось урегулировать. В июне 1724 г. в Константинополе был подписан новый русско-турецкий договор, разграничивавший владения России и Турции на Кавказе. Турция признала за Россией западное побережье Каспийского морря, а земли Грузии и Армении остались во владениях Османской империи.

К концу царствования Петра I в пехоте насчитывалось 2 гвардейских, 2 гренадерских и 42 пехотных полков (70 тыс. чел.) при 200 орудиях полковой артиллерии (по два 3-х фунтовых на полк); в кавалерии – 33 драгунских полков – 37 850 чел. при 100 орудиях конной артиллерии; в полевой артиллерии – 1 гвардейская и 4 армейских канонирных роты – 4 190 чел. при 21 полевых (8 – 12 фн.) и 160 тяжелых (24 фн.) орудиях.

Всего регулярная полевая армия насчитывала 112 тыс. чел при 480 орудиях. Кроме этого существовали гарнизонные войска, насчитывавшие 68 тыс. чел. в составе 50 пехотных и 4 драгунских полков. Имелось также 10 тыс. ландмилиции (поселенных войск) в составе 4 пехотных и 16 конных полков. 35 тыс. чел могли выставить казачьи войска Малороссии, Дона и Терека (казачьи формирования Поволжья, Урала и Сибири считались гарнизонными вспомогательными и к военным походам в данный период еще не привлекались, выполняя как правило, пограничные функции). Итого вооруженные силы Российской Империи насчитывали 225, а с флотом – 250 тыс. чел. при 17 млн. населения.

В мирное время полки являлись высшими административными единицами. Бригады и Дивизии создавались только в военное время. Пехотный полк состоял из двух батальонов по 4 роты каждый (1-я - гренадерская), численностью в 1200 чел. строевых чинов. До 1708 г. полки назывались по полковникам, а с этого года получили территориальные названия (при Петре соблюдался шведский принцип окружного пополнения, позднее забытый).

В результате петровских преобразований созданы регулярная армия и флот, что резко повысило боеспособность вооруженных сил, военную мощь государства, ставшего одной из великих держав.

Качественное состояние военного дела в стране, а также престиж и статус военнослужащего резко повысились за счет, профессионализма, воинского мастерства, а также резкого повышения воинского духа в вооруженных силах; возросшего самосознания военнослужащих; развития чувства личной чести (чему способствовал сам Петр: «В службе – честь!»), гордости за принадлежность к славным, победоносным войскам Великой России, за службу Великому Императору.

Приобретение выхода в Балтийское море позволило нормально развиваться российскому государству, укрепить экономические и культурные связи с европейскими странами. Балтийский вопрос был решен, а окончательное решение Черноморского отодвигалось в будущее.

Петровское время ознаменовалось целым рядом высочайших решений по реформированию системы пограничной охраны – от изменения порядка и структуры управления – до разработки новых инструкций по тактике действий сил охраны границы. При этом главное внимание Петра I бы ло сосредоточено на жизненно необходимом в условиях роста промышленности и торговли укреплении таможеных институтов и войсковом усилении пограничной охраны.

С первых дней своего правления царь-реформатор взялся за благоустройство южной границы государства. Чтобы закрепить за Россией и обезопасить берега Черного и Азовского морей им были предприняты Азовские походы, но изменение внешнеполитической ситуации в Европе изменило планы правительства. Царь отказался от реализации планов дальнейшего расширения государственных границ на юге ради решения главного вопроса – Балтийского. Начавшаяся Северная война потребовала перенацеливания и сосредоточения на северо-западном направлении основных сил и средств.

Чтобы успешно решить эту задачу, надо было обезопасить страну и тыл действующей армии от Крымского ханства. Дипломатическая часть этой задачи была обеспечена заключением в 1700 г. Константинопольского мирного договора. Для решения же ее «силовой» части развернулось строительство новых пограничных укрепленных линий, к охране которых привлекали казаков и ландмилицию. Эти формирования создали в первую очередь на Слободской Украине, затем на Каме и в Южной Сибири.

Украинская ландмилиция защищала границы от набегов крымских татар. Первоначально она состояла из пяти пеших некомплектных полков и поселенцев Белгородской черты, которая к началу XVIII в. уже утратила значение укрепленной пограничной линии, так как южнее ее возникла густо заселенная так называемая Слободская Украина (современные территории Харьковской, части Сумской, Донецкой, Луганской, Белгородской и Воронежской областей), где поселились в основном “слободские казаки”. Еще в 1680 г эти новые поселения.Слободской Украины, появившиеся южнее Белгородской, черты были прикрыты новой, Изюмской чертой.

Восточнее и южнее этих районов значительно численно выросло Донское войско. Слободские и донские казаки для защиты от татарских набегов высылали к Перекопу, Миусу и Азову дозоры и разъезды, укрепляли свои поселения и самостоятельно отражали мелкие набеги крымцев.

В 1722 г. ландмилиция пополняется однодворцами (самыми мелкими дворянами). Численность ландмилиции постепенно вырастала, ее пешие полки преобразовывались в конные и были объединены в отдельный корпус. Ландмилиция несла службу в основном в весенне-летний период, когда татары совершали свои набеги, а осенью распускалась по домам. Служащие ландмилиции получали на 1\3 меньше, чем солдаты регулярных частей, зато владели земельными наделами.

В царствование Петра I было создано (или начато строительством) три новых укрепленных пограничных линии: Царицынская – в 1717 г. между Волгой и Доном – протяженностью всего в 60 верст с 4 крепостями и 25 форпостами – от набегов кубанских ногаев.

Сибирская линия была возведена от Южного Урала до р. Бухтармы впадающей в Иртыш на Алтае, т.е. до границы с Китааем. Она разделялась на три части: Ишимскую, Иртышскую и Колыванскую и имела целью защитить русские поселения Западной Сибири от набегов киргиз-кайсаков. Главные ее укрепления были закончены к 1745 г. По линии были поселены казаки, образовавшие Сибирское казачье войско. Их усиливали драгунские полки, линейные пехотные батальоны и артиллерия.

С 1723 г. начинает строиться Кавказская укрепленная линия – от Азова к Тереку и от Моздока – до устья, где был основана крепость Кизляр, с задачей ограничить разбойные набеги ногаев. Охранялась эта линия в основном казаками, на западном участке – донскими, а на восточном – терскими.

На юго-восточном направлении границу по р. Яику охраняли яицкие казаки, сдерживая калмыков на левом берегу Волги и отражая нападения киргизов из-за Яика.

К концу XVII в., после присоединения Сибири и закрепления в Прибайкалье, владения России вплотную приблизились к границам Китая и Монголии. В 1689 г. был заключен первый российско-китайский договор, который, хотя и не устанавливал точной границы между двумя государствами, тем не менее, имел важное значение для дальнейших взаимоотношений.

Для охраны границы с Китаем был выстроен ряд строгов, а так ие из них как Нерчинск и Кяхта сыграли важную роль в закреплении границы. К охране дальневосточной границы помимо гарнизонных войск и забайкальских казаков широко привлекалось местное население из бурят и тунгусов, позднее включенных в состав Забайкальского казачьего войска. Причем отдельные участки границы закреплялись за отдельными родами и передавались по наследству.

Условия охраны и обороны границ России на западе, юге и востоке чрезвычайно различались, но везде основу составляли гарнизоны крепостей. Учитывая обстановку, сложившуюся на западных и северо-западных рубежах после выхода к Балтике, Петр I решил и здесь границу защищать крепостями. В дополнение к существовавшим здесь ранее были построены С-Петербург, Кронштадт, Рогервик, Динаминд в Прибалтике, а также ряд мелких крепостей в Карелии. На западе совершенствовались Псков, Великие Луки, Смоленск, Брянск, Чернигов, строились Ново-Киев и Переяславль.

Южные и восточные окраины продолжали подвергаться набегам крымцев и ногаев, поэтому необходимо было наладить четкую систему оповещения войсковых гарнизонов и местного населения о появлении неприятеля. В 1723 г. царским указом накаждом форпосте повелено было соорудить по 3 маяка или пирамиды в 3 сажени высотой из хвороста и соломы со смоляными бочками в центре. В зависимости от близости и численности неприятеля поджигалис 1, 2 или 3 пирамиды. Огонь возле них поддерживался постоянно.

Окончание войны со Швецией потребовало четкого разграничения государственных территорий и обозначения государственных границ между двумя странами. По Ништадтскому мирному договору отходило морское побережье от Выборга до Риги, острова Эзель, Даго и Моон, часть Карелии. Швеция же возвращала Финляндию. В 1723 г., при размежевании границ со Швецией было установлено, что по всей сухопутной границе будет прорублена просека в 3 – 4 сажени шириной. На отдельных, наиболее ответственных участках ее ширина значительно увеличивалась.

Граница с Польшей охранялась путем выставления застав из постоянной опытной стражи. В местах “заповедных проездов” высылались разъезды, устраивались засады для поимки нарушителей. В “проезжих пунктах” оборудовались шлагбаумы, устанавливалось постоянное дежурство караулов во главе с унтер-офицерами.

Пересекавшего границу подвергали тщательному допросу и проверке, отбирали паспорт, и лишь после резолюции коменданта или старшего караулов его впускали впределы Российской Империи.

В первой четверти XVIII в. началось быстрое развитие отечественной промышленности, в том числе и новых отраслей. Усиленному развитию производства, торговли, всевозможных промыслов и добыче полезных ископаемых способствовала экономическая политика правительства, получившая название “меркантилизм”. Так называлась система мер, поощрявших развитие экономики, главным образом внешней торговли, а также отраслей промышленности работающих на экспорт. Она основана на преобладании вывоза товаров над ввозом по принципу “покупать дешевле – продавать дороже” и предполагает накопление денежных капиталов внутри страны. Составной частью меркантилизма является торговый протекционизм – защита внутреннего рынка, установление высоких таможенных пошлин на ввозимые товары, что предъявляет определенные требования к организации пограничной службы.

Получение Россией выхода к Балтийскому морю, наряду с ускоренным ростом промышленности способствовали росту внешней торговли. Уже в 1721 г. торговый оборот С-Петербургского торгового порта в 12 раз превысил этот показатель Архангельского порта.

Оживленная торговля процветала также в Риге, Ревеле, Нарве, Выборге. Были построены каналы соединившие Волгу с Невой (Ладожский, Вышневолоцкий) были предприняты попытки строительства каналов “Москва - Волга” и Волго-донского. Усилился также обмен товарами между отдельными частями страны. Важнейшими пунктами товарообмена были ярмарки. Из России вывозилось преимущественно традиционное сельскохозяйственное сырье: пенька, сало, лен, а также лес и продукция лесных промыслов. Ввозились шерстяные и шелковые ткани, напитки, сахар, кофе, красильные вещ ества, предметы роскоши.

По окончании Северной войны и установлении с Польшей союзнических отношений охрана западной границы более не вызывала особых забот в военном отношении. Зато все большее значение приобретает в этот период борьба с контрабандой, издавна наложившая особый отпечаток на организацию здесь пограничной службы.

В целях совершенствования таможенных правил еще в 1653 г. был издан “Торговый устав”, согласно которому многочисленные таможенные пошлины были заменены рублевой пошлиной в размере 5% с каждого рубля цены товара. Кроме того – с соли – 10%, рыбы и пушнины – особые пошлины. Иностранные купцы были обязаны платить пошлины – 6% от цены товара на внутренних таможнях и 2% проезжих пошлин в приграничных таможнях при вывозе русских товаров.

В 1661 г. вышел “Новоторговый устав” в котором, кроме введения сбора деньгами, был предельно ужесточен порядок ввоза в Россию отдельных товаров, пошлину на которые увеличили в 4 раза. Иностранцы могли торговать только в Архангельске, Новгороде и Пскове. В Москву им разрешалось приезжать только со специальной жалованной грамотой. Однако эти меры стали причиной укоренения в России контрабанды, ставшей весьма доходным занятием, несмотря на то, что, например, за тайный провоз спиртного не только били кнутом, но и отсекали руки и ноги.

Протекционизм в торгово-промышленной политике и борьба с контрабандой стали одним из главных направлений государственной деятельности Петра I. он сосредоточил свое внимание на укреплении таможенных институтов и войсковом усилении пограничной охраны, жизненно необходимых в условиях торгово-промышленного роста.

Реформы таможенного законодательства, начатые в 1699 г., вступили в новую фазу в 1717 г., когда последовал целый ряд указов. Главной их целью было ограничение ввоза иностранных товаров наряду с таможенными льготами российским купцам. Одновременно всемерно усиливалась борьба с контрабандой. Результатом проделанной работы стал таможенный тариф; ограждавший молодую отечественную промышленность от конкуренции со стороны более сильной промышленности западных стран.

Для контроля за движением товаров учреждались портовые и пограничные таможни. Размер пошлин на ввозимые и транзитные товары достигал 75% их стоимости, что вызвало резкое усиление контрабанды, особенно на границе с Польшей. Предвидя это Петр I, еще в 1723 г. издал Указ, в котором предписывал по всей польской границе учредить крепкие заставы, проезды засечь лесом или перекопать рвами, чтобы никто не мог беспрепятственно объехать таможни. Для наблюдением же затаможенным режимом на море Указом Коммерц-коллегии от 1724 г. было повелено в каждом порту “иметь таможенную яхту со служителями для всяких отправлений купеческих дел”.

Усиление контрабанды, развитие шпионажа, а также коррупция местных органов власти вынудили Петра I учредить независимых от них “земских фискалов” – должность введенная царем в 1711 г. для тайного наблюдения за исполнением правительственных распоряжений в первую очередь в области финансов и судопроизводства, и донесения о замеченном. Возглавлял их деятельность обер-фискал (с 1723 г.- генерал-фискал), которому подчинялись губернские, городские и уездные фискалы. Фискалы осуществляли тайный надзор всей администрации. Они не вмешивались в порядок решения вопросов, молча следили за ходом дел и затем доносили обо всем, что, по их мнению, нарушало законность: о всяких отступлениях от царских указов и распоряжений правительства, взяточничестве, в том числе и на таможнях.

Для поимки беглых крепостных и преступников Указом от 8.03.1723 г. во всех пограничных городах при таможенных заставах выставлялись специальные войсковые команды во главе с офицером. Таким образом, в 1723 г., когда были введены новые таможенные пошлины, охрана границы в России стала приобретать принципиально новое, финансово-экономическое содержание и значение. Изменились цели и задачи охраны границы, но пока, главным образом, на западе. Ее целью здесь становится не только защита государства от военного нападения неприятеля и разбойничьих набегов, но и борьба с контрабандой, с тайным, беспошлинным ввозом иностранных товаров.

Для достижения этих целей охрана границы была возложена на суше – на военное ведомство, на море – на Коммерц-коллегию, т.е. на гражданское. В этих же целях на западной границе, а также в Архангельске и Астрахани была учреждена таможенная администрация.

При Петре I управление таможнями находилось сначала в руках выборных представителей купечества (“таможенных бурмистров”) с их помощниками – “целовальниками”. Служба в таможнях рассматривалась как принудительная, ибо жалование от казны шло не всему персоналу таможен, а кому и шло – выдавалось не регулярно. Однако должностные лица: надзиратели, досмотрщики и целовальники стремились компенсировать этот недостаток разными сделками и достигали в этом иногда такого успеха, что появилась поговорка: “Таможня – золотое дно”.

В целом же меры по борьбе с контрабандой оказались малоэффективными: более результативной мерой оказалось понижение высоких таможенных пошлин на заграничные товары, что и было сделано в 1726 г., хотя и оказалось, как очевидно, “палкой о двух концах”. Уменьшив контрабанду, эта мера ударила по внутреннему рынку сбыта отечественной продукции.

0