Sidebar

29
Вт, сен

Вооруженные силы, войны, военное искусство и охрана границ Руси в IX – первая половина XIII вв.) ч.1

Войско и охрана границ X – XVIII в.в.

Автор - Сухарев Ю.В.

Древнерусское государство сложилось не позднее 80-х г.г. IX в. посредством объединения двух славянских центров - Новгорода и Киева. Образование государства, получившего в исторической науке название Древняя (Киевская) Русь, явилось результатом исторически закономерного развития славянских племен, формирования у них предпосылок государственности: достаточно высокого уровня политической организации общества, культуры, ремесел и торговли.

В оформлении древнерусской государственности, как и в истории многих народов Европы, определенную роль сыграли скандинавские викинги, или норманны, известные на Руси как "варяги". Однако вошедшие первоначально в аристократию молодого русского общества варяги достаточно быстро были ассимилированы славянами.

Особенности развития древнерусской государственности на раннем ее этапе (наличие мощных племенных союзов с местными княжескими династиями и крупных городских центров с вечевым самоуправлением, их подчинение киевскому князю на федеративных началах, особенности зарождавшихся феодальных отношений, отсутствие частной собственности на землю) во многом определили своеобразие военной организации Древней Руси.

Становление Киевской Руси в военном отношении связано с присоединением восточнославянских племен и организацией дальних морских и речных походов. Вклад норманнов в развитие военного дела на Руси заключается в том, что они, будучи лучшими воинами-профессионалами своего времени, привносили сюда и лучшие образцы оружия Западной Европы, навыки судостроения, судовождения, пешего боя, тактические приемы. "При этом они действовали на почве, уже подготовленной к быстрому оформлению военно-феодальной организации, где еще до их появления созрели условия для активного прогресса в военном деле. Можно сказать, что русское военное искусство зародилось на местных, восточно-европейских славянских и иранских (сарматских) военных традициях эпохи антского союза и завоевания Балкан, в сочетании с варяжским и степным (авары, хазары, болгары, печенеги и венгры) влиянием.

Комплектование войска. Основу войска Киевской Руси составляло профессиональное ядро - дружина. Все князья, как киевские, так и племенные ( пока они существовали ) , окружали себя такими отрядами воинов-профессионалов ("мужей") Наряду с этой категорией княжеских соратников, свободных людей, избравших военную службу своей профессией и давших князю клятву верности, в дружине существовал низший слой. Его составляли "отроки" -неполноправные военные слуги, использовавшиеся и в княжеском хозяйстве. Национальный состав "отроков" был достаточно пестрым, поскольку помимо добровольцев-соплеменников сюда попадали рабы, военнопленные из различных племен и народов, окружавших Русь. В общественных отношениях эти лица выступали как представители низшего слоя княжеской администрации. К младшей дружине относились также "гриди" (термин скандинавского происхождения) -телохранители князя, имевшие более, высокий социальный статус. Позднее в летописях они называются «детские», по-видимому это несовершеннолетние сыновья старших дружинников.

С развитием феодальных отношений к концу рассматриваемого периода "мужи" стали именоваться "бояре" (термин тюркскою происхождения, пришедший из Болгарии). Это означало начавшиеся изменения имущественного и социального положения старших дружинников, превращение их в феодальных держателей сел -"кормлений". Оформившийся к середине XI в. слой боярства, куда вошли и представители местной родоплеменной знати, в военном отношении постепенно превращался в совокупность бояр-вассалов со своими отрядами вооруженных слуг. В то же время прежние традиции дружины как союза соратников продолжали определять поведение дружинников до конца данного периода, вызывая их перемещение вместе с князем с одного "стола" (княжения) на другой.

Сведения об общей численности киевской дружины на данный период практически отсутствуют. По сообщению арабского пу тешественника (приблизительно конец УШ - начало ТХ в.), у киевского князя насчитывалось около 400 воинов. Из более поздних источников известно, что в 1093 г. князь Святополк Изяславич имел 800 отроков, что считалось крупной дружиной.

Помимо дружины в распоряжении киевского князя вплоть до второй четверти XI в. находились отряды скандинавов, которые служили по контракту (найму). Периодически, на время похода, в рассматриваемый период привлекались отряды кочевников - венгров, печенегов и торков.

На комплектование войска решающим образом влияло то, что основную массу населения Киевской Руси составляли свободные -5-

общинники-смерды. Они и были главным по численности контингентом ополчений племен и племенных союзов, в которые также входили жители древнейших русских городов и дружины местных князей. Все они выступали в поход по призыву киевского князя под собственным племенным именем ("словене", "поляне', "кривичи" и т. п.) и со своим командованием. Князья призывали принять участие в походе всех желающих, но основной массой таковых оказывалась молодежь, о которой упоминают византийские авторы. В летописях воины-ополченцы упоминаются как "вой".

С феодализацией общества, шедшей параллельно с усилением власти киевских князей, падает значение племенных институтов. При Владимире было ликвидировано большинство местных династий, введено заменившее их наместничество сыновей киевского князя, более жестко привязавшее племенные союзы к единому центру, что отразилось и на принципах комплектования. Уже с первой трети XI в. славянские племенные этнонимы при определении состава войска перестают употребляться, вместо них появляются новые названия городских ополчений - "кияне", "смоляне" и другие, что говорит о возрастающей роли городских общин и преобразовании прежней по­литической и военной организации.

Киевские князья могли собрать огромное, по тем временам, войско. Например, в общерусском походе 907 г. князь Олег имел в своем распоряжении более 80 тыс. человек. Десятки тысяч воинов участвовали в походах князей Игоря, Святослава, Владимира и Ярослава. Случалось, что даже число кораблей, перевозивших войска, не поддавалось учету: "Се идетъ Русь, безъ числа корабль. Покрыли суть море корабли".

Организация войска. Войско Киевской Руси состояло из пехоты, конницы и лодейного флота. Главным родом войск на протяжении почти всего периода являлась пехота, основную массу которой составляли "вой" ополчения. Ударной силой пехоты и вообще войска киевских князей до 30-х г.г. XI в. оставались отряды хорошо вооруженных профессиональных наемников-варягов.

Киевская конница в начале была малочисленна. Несмотря на то, что славяне с глубокой древности использовали лошадей и умели ездить верхом, они предпочитали сражаться пешими еще в X в., а в Новгороде - и в начале XIII в. Скандинавы, которых арабские авторы и называют собственно русами, также, по их словам, "воюют обычно на кораблях и храбрости на конях не проявляют". Поэтому основную часть конницы первых киевских князей в их походах составляли наемные венгры или печенеги. Известен случай, когда конное ополчение в состав киевского войска выставили и жившие на юге, у моря, славяне уличи. Княжеская дружина могла сражаться на конях, но численность ее была невелика. Не обладала она и достаточными навыками. Их хватало, чтобы побеждать кочевников, но, как показал опыт Святослава на Балканах, оказалось явно недостаточно, чтобы противостоять кавалеристам Византийской империи.

Вследствие феодализации общества, а главным образом ввиду необходимости иметь сильную конницу для защиты от нападений печенегов, участившихся после 980 г., численность русской кавалерии быстро возрастала. Лучшие лошади поступали из Венгрии. Успешно развивалось коневодство, в первую очередь в княжеском хозяйстве, о чем упоминают летописи. Имели место случаи, когда князья выдавали коней ополченцам на период боевых действий. Наконец, в 1036 г. Ярослав Мудрый под Киевом разгромил печенегов, причем они разбежались далеко в разные стороны и никогда более не составляли единой народности. Это было бы невозможно без многочисленной конницы, способной не просто вести преследование, но решать стратегические задачи. В 1060 г. объединенное войско сыновей Ярослава нанесло столь же мощный удар по племенам торков, после чего часть из них покинула причерноморские степи, а другая перешла на службу к русским.

В основе организации войска Древней Руси лежала десятичная система. Это отразилось в названиях представителей земской администрации. Так, в Новгороде и Пскове выборные должностные лица назывались "соцкими", а "тысяцким" во всех русских землях назывался командующий ополчением. На эту ключевую должность всегда выбирайся представитель старой племенной знати. "Тысяча" -синоним ополчении города или всей "земли".

В XI в. происходят некоторые изменения в организации войска. Появляется новая организационная единица — часть объединенного киевского войска - полк, всегда состоящий из однородных по составу сил - ополчение или целиком войско одного княжества, или союзники (наемники). На данный период нет точных сведений о том, как назывались подразделения полка. Стяг (боевое знамя) служил главным средством управления в бою. "Поставить стяг" означало начать сбор войска. На поле боя это обозначало сбор, построение боевого порядка. С древнейших времен в войске присутствовали музыкальные инструменты - рога и трубы, а также бубны, служившие для воодушевления воинов, шедших в бой, и подачи звуковых сигналов.

Вооружение русских воинов составляли копья, дротики (сулицы), луки, боевые ножи, а также топоры трех основных типов — тяжелые секиры скандинавских наемников на длинных рукоятях, кавалерийские топорики-чеканы с узким лезвием - азиатского происхождения и топорики славянского пехотного типа с широким лезвием. Широко употреблялось ударное оружие: палица с металлическим, а иногда и с каменным навершием и кистень - боевая гиря на ремне или цепи. Защитным вооружением служили шлемы двух основных типов: европейского - полусферического и азиатского - конического и сфероконического типов. И те, и другие нередко снабжались полумаской или имели неподвижный "нос" для защиты лица. Щиты чаще всего применялись круглые, варяжские, или миндалевидные, общеевропейского типа. Реже встречались пластинчатые и кольчатые "брони". Металлические доспехи в этот период, как правило, являлись достоянием профессионалов - также, как и мечи.

Древняя Русь имела многочисленный лодейный флот. Например, в уже упомянутом походе Олега на Константинополь (Царьград) в 907 г. флот ру-сов состоял примерно из двух тысяч судов со средней численностью экипажей (десанта) 40 человек. Многие исследователи справедливо отмечают, что в большинстве случаев лодьи использовались как транспортное средство для перевозки войск. Вместе с тем известны примеры боевых действий русского флота. Так, в 941 г. флот Игоря у берегов Византии принял бой с флотом противника. Техническое превосходство греков, применивших зажигательную смесь (так называемый "греческий огонь"), предопределило поражение русов. В другой раз (1043 г.) русский флот разгромил отряд византийских кораблей. Византийцы высоко ценили русов и славян как воинов и мореходов. На протяжении всего X и в начале XI в. они постоянно приглашали их в качестве союзников или наемников для действий на Средиземном море против арабов и других своих противников.

Воинское обучение и воспитание. Исключительное внимание наши предки уделяли воинскому воспитанию подрастающего поколения. Обучение профессионального воина начиналось в раннем детстве со дня "пострига" или "посаженья на коня". С этого акта мальчик вступал во взрослую жизнь, переходя жить в половину отца, под опеку "дядьки", начинавшего готовить его как в физическом, так и в морально-психологическом отношении к преодолению трудностей боевой и походной жизни. Если представители высшей аристократии готовились индивидуально, то для детей дружинников важную роль имел институт "гридей" (позднее - "детские"), проходивших воинское обучение и воспитание коллективно, под контролем своих командиров и придворных.

В воинском воспитании главное внимание удел ялось формированию таких качеств, как преданность своему князю, в том числе и после его смерти, и личная честь - неукоснительное соблюдение определенного кодекса поведения. В бою это означало безусловную готовность на самопожертвование ради князя и даже готовность умереть на том же месте после его гибели. Как и на Западе, честь для воина-профессионала являлась понятием абсолютным и далеко превосходившим ценность жизни. Для князя помимо личной чести и даже более важной ценностью являлась слава - утвердившееся в обществе представление о нем как о справедливом, щедром, благочестивом правителе, храбром и удачливом полководце.

Помимо индивидуальных представлений и качеств, стимулировавших определенный тип поведения, в древнерусском войске, причем не только в дружинной среде, было чрезвычайно развито понятие коллективной чести и славы. Так, воинов Святослава, осажденных превосходившими силами византийцев, более всего волновал вопрос о славе русского оружия, до тех пор остававшегося непобедимым. Поэтому смерть в бою для них выглядела предпочтительнее, чем прорыв с боем из крепости и уход с Дуная без перемирия и добычи, что считалось равносильным бегству и признанию себя побежденной стороной. Святослав был готов по­гибнуть, так как "мертвые сраму не имут", а дружина выражала готовность сложить головы там, где его "голова ляжет", но не уронить чести русских воинов.

С принятием православия воинская идеология облагораживается. Слова Евангелия: "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих", - означающие готовность к самопожертвованию не только ради князя и войсковых товарищей, но и за всех тех, кого призван защищать православный воин, становятся отныне основой его поведения. С усилением и всесторонним развитием Киевской Руси расширяются и представления русских людей о ее и своей собственной роли в истории. Воины Руси, "славной во всех четырех концах земли", уже могут прочесть » первом произведении русской литературы - "Слове о Законе и Благодати", что они живут в Богом избранной стране, которой предназначена великая судьба - служить идеалам христианской любви, добра и справедливости и возглавить борьбу с мировым Злом во имя торжества Божьей правды на земле.

Важнейшие события военной истории. За точку отсчета отечественной военной истории следует принять появление под стенами Константинополя кораблей Аскольда и Дира в июне 860 г. С этого времени походы к Царьграду безусловно были важнейшими событиями такого рода наряду с борьбой за подчинение Киеву славянских и финских племен Восточной Европы. Помимо упоминавшихся выше походов Олега и Игоря следует также назвать гигантский поход Святослава на хазар по Волге, Северному Кавказу и Дону с возвращением в Киев в 965—966 г.г., а также его балканские походы 968—971 г.г. Главными военными предприятиями Владимира явились завоевание области червенских городов , что определило на века западную границу русских земель, восстановление власти над племенами, затем предшествовавший крещению поход на Корсунь и борьба с печенегами. Правление Ярослава характеризовалось временным устранением угрозы с юга, а также успешными войнами с западными соседями — поляками, литовцами и чудью.

Стратегия Киевской Руси носила ярко выраженный наступательный характер, но такой она стала не сразу. Собирая восточнославянские племена под власть Киева и, одновременно, освобождая их из-под власти хазарского кагана, князю Олегу пришлось столкнуться с мощью Хазарии — третьего сильнейшего государства Восточной Европы — и начать с ней борьбу, которая длилась с переменным успехом около века. Лишь с ослаблением каганата, вызванного появлением в степях Причерноморья печенегов — врагов хазар, ставших на время естественными союзниками Киева, Русь смогла разгромить Хазарию и на восточном стратегическом направлении прорваться к побережью Каспия и предгорьям Кавказа — своим естественным границам, создав этим новые возможности для дальнейшего экономического роста.

Вторым стратегическим направлением для Киева сразу же стало босфорское, южное. Признание Константинополем поли тического статуса Киевского государства являлось важнейшей задачей после завоевания независимости. Кроме того, Византия была и важнейшим торговым партнером Руси, и с ней необходимо было установить равноправные торговые отношения.

Этими целями и объясняются мощные морские экспедиции Олега и Игоря к стенам Константинополя. Резкое усиление Руси при Святославе и укрепление ее позиций на побережье Черного моря вызвали у молодого князя стремление распространить свою власть вплоть до устья Дуная, где "сходятся все блага", которые несут пересекающиеся важнейшие торговые пути Европы — Дунайский и "из варяг в греки", а то и прогнать императора "ромеев" на азиатский берег Босфора. Но этим планам не суждено было осуществиться.

На других стратегических направлениях, имевших второстепенное значение, киевские князья действовали в разное время различными способами, но главной задачей являлось поддержание мира на оптимальных условиях. При этом Прибалтика рассматривалась как подвластная территория и здесь из-за сборов дани шла постоянная малая война. С венгерскими королями поддерживались традиционно союзнические отношения посредством заключения династических браков. С Польшей, не прекращавшей попыток отвоевать червенские города, через которые проходил торговый путь от балтийского побережья на Балканы и к Черному морю, периодически происходили конфликты. Шведам при Олеге платили дань "мира для", а затем, по­строив каменную крепость в Ладоге, заняли жесткую оборону. В страну "еми" — Финляндию совершались походы за данью.

Оборона границ. Со времени Владимира Русь вынуждена была вновь вернуться к решению давней стратегической задачи восточного славянства — обеспечению безопасности своей юго-восточной, степной границы, где, с 980 г. началась непрерывная война. За неимением хорошей конницы эта проблема в стратегическом плане пока решалась традиционными средствами - созданием оборонительных рубежей.

Усиление печенежских набегов заставило Владимира в 988 г. начать грандиозное строительство сплошной дерево-земляной стены по притокам Днепра к югу от Киева (по рр. Стугне, Росси, Трубежу и Суле), дополнив ее новыми крепостями. Оборонять эту линию были призваны «лучшие мужи» от всех подвластных племен. Оказавшись на передовом рубеже обороны единого государства, воины племенных князей быстро превращались из кривичей и вятичей в первых, собственно русских людей, мыслящих общегосударственными категориями и живущих интересами всей Руси - первых ее пограничников.

При Ярославе обеспечение безопасности южных рубежей было достигнуто путем создания многочисленной конницы и разгрома печенегов на своей территории в 1036 г., непосредственно под стенами Киева, что позволило взять инициативу в свои руки. Кроме того, он продолжал строительство приграничных крепостей, заселяя их приведенными из походов пленными. Поход против торков

1060 г. в этом отношении оказался пробой сил в степи. Часть разбитых торков была поселена по обеим сторонам Днепра в приграничной полосе, с обязательством нести сторожевую службу.

Военное искусство. Основной формой военных действий древнерусского государства являлись военные походы, причем наиболее масштабные из них совершались на кораблях, но в отличие от морских походов викингов-варягов, носивших характер грабительских набегов, походы русских князей имели совершенно иное содержание. Они служили государственным интересам Руси. В этой связи необходимо отметить, что многочисленные нападения "русов" на южное побережье Каспия в конце IX и первой половине X в., а также имевшие место с середины VIII в. их набеги на побережье Черного моря, в том числе и набег "новгородского князя Бравлина" на Сурож, имеют к отечественной военной истории лишь косвенное отношение, являясь типично норманнскими.

Тактика. Боевой порядок войска Древнерусского государства на начальной стадии его существования значительно отличался от линии родовых групп, известной в предшествующую эпоху. Его основу составляла "стена" тесно сомкнутое фалангообразное построение пехоты протяженностью по фронту до 30 0 м и глубиной 10-12 шеренг. Фланги его могли прикрываться конными отрядами. В первой шеренге стояли воины, имевшие лучшее защитное вооружение. Такому боевому порядку были присущи те же сильные и слабые стороны, что и древнегреческой фаланге. Сила боевого порядка "стены" заключалась в его монолитности и силе удара атакующей массы войска, поставленные "стеной", прикрываясь большими щитами, стремительно кидались на врага. Поскольку конница была малочисленна, исход боя определял этот натиск пехоты. Иногда войско выстраивалось таранящим клином. Действия в подобных построениях предполагают высокий уровень боевой подготовки воинов, а также наличие единоначалия и дисциплины в войске.

Тактика первых киевских князей, основанная на использовании такого боевого порядка, позволяла им успешно действовать против племенных ополчений, отрядов пеших скандинавов или кочевников. Однако в противоборстве с врагом, имеющим сильную тяжелую конницу, отчетливо проявились слабые стороны "стены", прежде всего плохая защищенность флангов и тыла от охватов и низкая маневренность войска. Дальнейшее развитие тактики шло в направлении обеспечения надежной защиты тыла и флангов, выделения из "стены" новых элементов боевого порядка, повышения их маневренности и взаимодействия.

В XI в. боевой порядок приобретает трехзвенную структуру — "полчиый ряд", расчленяясь но фронту на "чело" (центр боевого порядка) и "крылья" (фланги). Это было связано с возрастанием численности и усилением роли конницы и необходимостью взаимодействия с ней пехоты, которая, как правило, находилась в центре. Такое построение увеличивало маневренность войска. Первое упоминание о подобном боевом порядке и о маневре его частей на поле боя встречается в описании битвы у Листвена в 1024 г. между сыновьями Владимира — Ярославом и Мстиславом.

Тактика осады и обороны крепостей была примитивна, поскольку средства обороны намного превосходили средства нападения. Осаждавшие, если им не удавалось захватить крепость внезапным налетом — "изгоном", как правило, ограничивались пассивной обороной, надеясь взять слабейшую сторону измором. Исключение составляет осада Владимиром Корсуни, когда у стены насыпалась земляная гора — "примет". Тем не менее, город пал только после того, как осаждавшие "отняли воду" у осажденных, перекопав подземный самотечный водопровод от источника вне крепостных стен. Низкая ак­тивность осаждавших сказывалась и на фортификации — русские крепости того времени были практически лишены башен (за исключением воротных сооружений).

Военная организация феодально-вотчинной Руси. Борьба с кочевниками и междоусобные войны. Усилившийся с середины XI в. процесс дробления Киевского государства и, одновременно, новый натиск кочевников стали историческим фоном, на котором развивалось русское военное искусство, вплоть до первой трети ХШ в. Эти факторы, наряду с развитием феодальных отношений в обществе и совершенствованием военной техники, определили характер национального военного искусства и его особенности на Руси.

Комплектование войска. Состав войска русских земель эпохи фео­дальной раздробленности мог быть различным, в зависимости от характера и целей данной войны. В каждом конкретном случае в нем принимали участие вассалы-бояре со своими отрядами и личная дружина князя, а также добро­вольцы — "охотники" из числа городского населения. Часто эти силы допол­нялись городским ополчением и изредка — сельским. Для участия в походе ополчения требовалось согласие веча.

Кроме того, в феодальных войнах обычным стало участие половцев и представителей некоторых других кочевых племен. Известно, что князья Юго-Западной Руси нередко прибегали к помощи венгерских и польских союзников, а полоцкие князья использовали отряды своих прибалтийских данников. Сбор дружины и ополчения проводился князем и тысяцким после принятия решения о походе или в случае нападения врага. Для того чтобы выступить в поход, князь должен был разослать гонцов "но селам". Обычно сбор занимал около недели. В огромном Владимиро-Суздальском княжестве и в Новго родской земле — несколько более. Объединенное южнорусское войско в поход на Калку в 1223 г. собиралось около полутора месяцев.

Дружина, как и прежде, подразделялась на старшую и младшую, но в ее составе происходили изменения. В условиях постоянной междоусобной борьбы князья стремились усилить, в противовес аристократической боярской оппозиции, свою младшую дружину, прежде всего за счет увеличения ее численности. Наряду с "отроками" — низшими военными слугами — и "детскими" — ближними телохранителями благородного происхождения - в ее составе появились новые категории - "милостники", получавшие вооружение и коней от князя, а также -"пасынки", получавшие за службу право сбора оброка со смердов и жившие вне княжеского двора, — прообраз служилого дворянства. С течением времени их служба стала носить наследственный характер и к 30 г.г. ХШ в. сформировался устойчивый слой мелких феодалов, известных как "дворяне" или "слуги". Иногда их именовали на старинный лад "мужами". В связи с этими изменениями термин "дружина" вышел из употребления и с качала XIII в. появился новый — "двор".

Во второй половине ХП в. в Киевской земле известна еще одна категория воинов — так называемые "седельники". Судя по описанию, это были военные поселенцы, лично зависимые от князя, входившие в состав легкой конницы.

На особом положении находились жители степного приграничья, населявшие крепости на оборонительных линиях бывшей Киевской Руси. Первоначально они являлись военными поселенцами — частью войска великих князей С усилением усобиц крепостные гарнизоны превратились в самостоятельные общины, население которых вынуждено было совмещать занятия ремеслом и сельским хозяйством с несением сторожевой службы (т.н. поршане - жители Поросья).

Организация войска. Войско феодально-вотчинной Руси, как и прежде, представляли пехота и конница. В данный исторический период пехота состояла из беднейшей части ополченцев. Бе вооружение и тактика не претерпели серьезных изменений. Роль пехоты в полевых сражениях постепенно снижалась. Этот род войск самостоятельно мог использоваться в качестве десантов, а также при осаде и обороне крепостей.

Как и в Западной Европе, в период феодальной раздробленности в русском войске возрастали удельный вес и значение конницы. По тактическому предназначению и типу вооружения она делилась на тяжелую ("оружники") и легкую ("стрельцы"). В соответствии с понятиями того времени полноценными воинами считались только "оружники", обладавшие полным комплексом защитного и наступательного вооружения. Главным их оружием служили длинная пика и меч. Тяжелая кавалерия решала исход боя фронтальным ударом копейщиков.

Основу легкой кавалерии составляли находившиеся на службе князей (гл. обр. на юге Руси) родовые группы кочевников (торки, берендеи, ковуи), а также "молодые люди" из младшей дружины и ополчения. Выделение в составе кавалерии легкой конницы на Руси произошло ранее, чем на Западе, и явилось значительным шагом вперед в развитии военного искусства.

Развитие военного мореплавания в данный период продолжалось только в Новгороде. Так, в 1188г. новгородцы участвовали в морском походе корелов на столицу Швеции г. Сигтуну. В то же время в каждом княжестве имелась флотилия речных боевых кораблей — насадов. Наиболее крупные походы "судовой рати" организовывало Владимиро-Суздальское княжество.

Развитие военной техники характеризовалось появлением в середине XII в. метательных машин, а также ручных самострелов (арбалетов) и их постепенным распространением, в первую очередь в западнорусских землях.

Организационно русское войско в это время делилось на полки, формируемые за счет ополчений отдельных земель или крупных городов. Полки, в свою очередь, подразделялись на стяги — отряды крупных феодалов, ополчения небольших городов или городских "концов". Стяги состояли из наименьших тактических единиц — "копий" численностью приблизительно в 16—20 человек. Число стягов в полку и копий в стяге было непостоянным. Для подачи сигналов служили музыкальные инструменты. В кавалерии — трубы, а в пехоте — бубны .

Обучение и воспитание войск. Воинское обучение и воспитание в период феодальной раздробленности Руси носили традиционный характер, и их содержание на протяжении столетий почти не менялось. Как и в предшествующее время, основу воинского обучения составляли ежедневные упражнения в верховой езде, фехтовании, стрельбе из лука и т. п. По западным источникам известны случаи участия русских воинов в рыцарских турнирах при европейских дворах. О проведении подобных игр на Руси в сохранившихся летописях сведений не содержится.

Огромную роль в воинском обучении продолжала играть зверовая охота, которая не только развивала индивидуальные навыки владения оружием и верховой езды, но, главным образом., являлась психологической тренировкой, закалкой духа.

Своеобразным элементом воинского обучения будущих военачальников являлось участие в военных походах подростков. Вникая в детали замысла предстоящего сражения, наблюдая за его подготовкой и ходом, сыновья князей и бояр на практике постигали военную науку.

Новые общественные отношения способствовали формированию соответствующих моральных ценностей воинов, видоизменявшихся от идеала дружинной преданности к верности вассальной. При этом неизвестное на Западе вплоть до конца XIII в. чувство патриотизма и любви к отечеству как стране в целом ("Русская земля") тесно -16-переплеталось с понятием воинской чести и идеалами православия.

На формирование соответствующих морально-психологических ка­честв воинов большое влияние оказывал народный эпос и появившиеся первые литературные произведения на военные темы. Образцами подобной литературы могут служить дошедшие до нашего времени "Поучение" Владимира Мономаха, "Слово о полку Игореве", а также воинские повести, включенные в состав летописных сводов. Получив широкое распространение во всех русских землях, они способствовали поддержанию и развитию уже сложившихся боевых традиций.

Показателем уровня нравственности русских воинов того времени может служить пример самопожертвования "лучших мужей" войска Игоря Повгород-Северского. Бросить своих "простых" однополчан и самим прорваться из окружения они посчитали грехом перед Богом, предпочтя неизбежные гибель или плен жизни, добытой ценой предательства.

Следует заметить, что процесс профессионализации военного дела приводил к общему снижению боевой подготовки ополчения. С распа­дом родоплеменных отношений исчезла систематическая подготовка подраставшей части мужского населения. Поэтому сельское ополчение лишь в крайних случаях привлекалось к участию в боевых действиях. На поле боя оно становилось легкой добычей "княжьих мужей", которые "жали как колосья" толпы вооруженных чем попало смердов. Основные военные события в рассматриваемый период были обусловлены междоусобной борьбой русских князей главным образом за великокняжеский престол и защитой от внешних врагов. Война с половцами почти без перерывов длилась около полутора веков. В данной лекции нет возможности хотя бы кратко привести хронологию ее событий. Отметим лишь, что главные победы в первом ее полувековом отрезке связаны с именем Владимира Мономаха.

Усобицы, прекращенные Владимиром Мономахом (1113—1125 г.г.), возобновились после смерти его сына Мстислава (1132 г.). Объектом нападений черниговских князей стал Киев, сохранявший еще значение столицы. Участие в этих войнах половцев сказывалось особенно разорительно на приграничных землях Южной Руси. Борьба с ними оставалась насущной задачей, решению которой посвятили себя наиболее выдающиеся полководцы данного периода. С 1146 г. началась длительная война за Киев между Изяславом Мстиславичем и Юрием Долгоруким — сыном Мономаха, давшая выдающиеся образцы военного искусства. С 1169 г. Южная Русь и правившие там князья попали в зависимость от Андрея Юрьевича Боголюбского, а в последующем от его брата Всеволода Большое Гнездо — правителей Владимиро-Суздаяьской земли.

Оборона границ, на весь период раздробленности, формально оставаясь общерусской задачей практически (на конкретных участках) превратилась в обязанность князей - правит елей приграничных земель.

Главным стратегическим направлением в обороне Южной Руси был степной юг и юго-восток. С приходом к русским границам в 1059 г. половцев здесь развернулась ожесточенная война, длившаяся с небольшими перерывами вплоть до начала двадцатых годов XIII в. С конца XI в. ее возглавил Владимир Мономах. Под его руководством были одержаны победы в 1096 г. под Переяславлем, в 1107 г. — под Лубнами, совершены походы в глубь степей в 1103, 1109, 1111 г.г. Дело князя продолжили сыновья Ярополк и Мстислав в походах 1116и 1129 г.г., довершив разгром и частичное изгнание половцев, но возобновившиеся усобицы быстро свели на нет плоды их деятельности.

Позднее борьба с кочевниками шла с переменным успехом, но с конца семидесятых годов, когда в Киеве установилось правление одновременно двух князей, она вновь приобрела наступательный характер. Наиболее значительными были успешные походы в степь в 1152 и 1170 п. Мстислава Изяславича; в 1184 и 1185 г.г. — Святослава Всеволодовича и Рюрика Ростиславича; в 1192 и. 1193 г.г. — Ростислава Рюриковича; в 1202 и 1205 г.г. — Романа Мстиславича.

На северо-востоке успешно боролся с половцами рязанский князь 'Роман Глебович. В то же время главным противником здесь являлась Волжская Булгария. В ответ на нападения булгар владимиро-суздальские князья организовывали походы на Волгу, привлекая к ним рязанских и муромских вассалов.

На западных границах все большую опасность представляли литовские племена и родственные им ятвяги. Здесь с ними успешно боролся Роман Мстиславович Волынский. Начало XIII в. характеризуется новым литовским натиском. Теперь литовцы уже представляли опасность и для Смоленска, и для Пскова, так как Полоцкая земля окончательно ослабела от дробления на уделы и внутренних смут.

После гибели в 1205 г. Романа Мстиславича, объединившего Волынь и Галичину, венгерские короли от политики традиционного союза с русскими переходят к попыткам подчинить себе Прикарпатскую Русь. Борьба за Галич длилась почти без перерывов до 1234 г. Ее возглавили Мстислав Мстиславич (Удалой) и Даниил Романович.

На северо-западных рубежах на протяжении всего периода новгородцы то отражали нападения чуди (эстов), то совершали походы в их земли за данью. В начале XIII в. в землях ливов укрепился немецкий рыцарский орден меченосцев, распространивший свою экспансию и на Эстонию. Русское влияние здесь было утрачено. В 1224 г. пал его последний оплот — г. Юрьев (Тарту).

Стратегия. Военные действия, как и в предшествующий период, достигались посредством походов. Но если в IX — начале XI в. они были еще достаточно примитивны по своим стратегическим замыслам, то во времена феодальной раздробленности их осуществление и достижение конечной цели значительно усложнились.

В условиях политической самостоятельности отдельных земель князьям приходилось сосредоточивать свои усилия на обеспечении безопасности как своего участка общерусской границы, так и внутренних границ. В этой связи первостепенное значение приобретал, выбор стратегических партнеров, причем половецкие ханы, польские князья или венгерский король оказывались зачастую предпочтительнее двоюродных братьев. При выступлении в поход учитывались самые разнообразные факторы, начиная от времени года и хода полевых работ, условий зимовки половцев и кончая сложным переплетением дипломатических отношений между русскими землями и их ино­племенными соседями.

Эффективно решать стратегические задачи могли только крупные политические деятели. Классическим примером осуществления масштабной стратегической операции в данный период может служить операция по ликвидации самостоятельности Полоцкой земли Мстиславом Великим в 1128 г., когда отрядам девяти вассалов и великокняжеских воевод был назначен единый день начала насту­пления на противника с семи различных направлений.

Поставленные цели стремились достичь главным образом разгромом противника в полевом сражении. При этом, особенно со времен Владимира Мономаха, широко использовали внезапность нападений за счет совершения форсированных п ередвижений, в том числе и ночью. В походе-Мономаха на Дон в 1111 г. величина суточного перехода смешанной колонны временами достигала 50 км, а при наличии сменных лошадей конные отряды совершали переходы в 120 км и более. Нередко передвижение войск осуществлялось по рекам в судах -насадах или комбинированным способом, когда конница шла берегом. Главными направлениями их являлись: вниз по Днепру — против половцев; вниз по Клязьме, Оке и Волге — против булгар; против шведов — по Волхову, оз. Ладога, Неве и Финскому заливу.

Зимой боевые действия не только не прекращались, а, скорее, активизировались. В этот период была возможность привлекать к ним большие людские ресурсы. Походы на половцев вообще оказались наиболее эффективны именно в морозные и снежные зимы, так как кочевники, привязанные к зимовкам, теряли способность к организованному сопротивлению.

Огромное значение русские полководцы уделяли ведению разведки в целях получения стратегических данных о противнике. Особенно показательны в этом отношении зимние рейды в половецкие степи отрядов легкой кавалерии численностью в несколько тысяч всадников. Направляемые для выяснения намерений противника, разорения его кочевий, они использовались также для срыва готовящегося набега или отвлечения внимания от другого направления. Нередко встречаются и упоминания о существование сети агентурной разведки и ее действиях.

Оборонительная стратегия осуществлялась с опорой на крепости. Наиболее известна стратегическая оборонительная линия общей южной границы, созданная в период единого Киевского государства. В дополнение к построенным ранее некоторые киевские князья продолжали строить новые крепости. С середины XI! в. в каждой из крупных русских земель возникла своя система стратегических крепостей, оборонявших границы, подступы к столице или контролировавших пересечения торговых путей.

В междоусобных войнах противник "затворялся" в городе лишь по причине своей слабости. Укрывшись за стенами укрепления, князья выторговывали почетный мир, выжидали время, надеясь на перемену обстоятельств. При равных возможностях маневрирование вне стен всегда было предпочтительнее, чем сидение в осаде, поскольку создавало большую угрозу противнику и уменьшало вероятность собственного поражения.

В полевой войне, в зависимости от ее целей или соотношения сил, характера местности и иных обстоятельств, один из противников нередко предпочитал уклониться от решительного столкновения, "стать за твердь", "засечься", то есть занять недоступную или укрепленную позицию, чтобы изменить ситуацию в свою пользу, выждать более благоприятный момент для нападения или начать переговоры. Избравший же способ маневренной обороны мог достигать существенных результатов и при недостатке сил. Так, в 1185 г. небольшой русский отряд, встретив войско хана Кзы, отступил в дефиле среди болот, где часть сил вступила в бой, а другая часть, совершив глубокий обход, ударила в тыл половцам и разгромила их.

Важнейшие решения, касавшиеся вопросов коллективной обороны, принимались всегда коллегиально, на "снемах" (съездах) князей. В целом для русской стратегии данного периода характерна оборонительная направленность, стремление защитить свои рубежи, но оборона эта носила активный характер. Бить врага предпочитали на его территории. Чрезвычайно ценным и актуальным выглядит решение княжеского съезда 1223 г.: "Лучше нам встретить его (врага) на чужой земле, нежели на своей".

Тактика. Боевое построение войска в рассматриваемый исторический период не претерпело существенных изменений и, как и ранее, подразделялось на три части: "чело", полки правой и левой руки. Каждый из этих элементов боевого порядка обычно состоял из однородной боевой единицы — полка какого-либо князя или ополчения города. В междоусобных войнах такой боевой порядок сохранялся на протяжении всего периода. Лишь простое увеличение числа полков в объединенном войске крупной коалиции вызывало механическое растяжение «полчного ряда».

Усложнение боевых порядков русских войск связано в первую очередь с борьбой против половцев. Дей ствуя на открытой местности, когда не было возможности надежно прикрыть фланги, князья вынуждены были эшелонировать боевое построение своих войск в глубину и выделять значительные резервы. Именно по такому принципу действовали Игорь и Всеволод Святославичи в 1185 г., имевшие 6 полков и расположившие их в три линии.

Сражение начиналось сближением сторон и перестрелкой конных стрельцов, затем следовал таранный удар копейщиков-оружников. Маневрирование до начала фронтального столкновения являлось исключением из правил и предпринималось в особых условиях (битва на р. Колокша, 1178 г.). Обычно маневр на поле боя происходил как импровизация, когда та или иная часть боевого порядка противника не выдерживала и, отступая, открывала соседа для удара ему во фланг.

Усиление феодальной раздробленности, профессионализация военного дела и распространение идеологии рыцарского индивидуального героизма (погоня за «честью и славой», соперничество из-за них) в русском военном искусстве, как и на Западе, приводили к анархии на поле боя, где каждый стремился отличиться любой ценой, заботясь в первую очередь о выборе себе прогивника "поблагороднее" для очередного поединка. Особенно характерно это было для западно- и южнорусских земель. Во Вла-димиро-Суздальском княжестве с его более прочной централизацией в большей степени сохранялась киевская, державная традиция в военном искусстве.

Военачальники, сражавшиеся в первых рядах, практически сразу же утрачивали возможность влиять на ход боя. В ситуации, когда лишь колышущийся в гуще боя полковой стяг показывал бойцам, что их глава продолжает действовать, исход столкновения в огромной степени зависел от стойкости войска. Падение же стяга однозначно расценивалось как перелом в сражении, поражение данной стороны.

В то же время нарушение боевого порядка и бегство одной, а то и двух частей с поля боя еще не означали окончательного разгрома, особенно если победители увлекались преследованием. В этом случае они сами могли оказаться под ударом части противника, сохранившей боеспособность и сомкнутый строй.

Подобная неорганизованность уравновешивалась тем, что и в противоположном стане складывалась аналогичная ситуация, не позволявшая воспользоваться оплошностью противника, но при столкновении с монголами на Калке, имевшими великолепную организацию и четко налаженное управление, войско, собранное едва ли не с половины Руси, было наголову разгромлено.

Огромное значение русские военачальники придавали разведке и боевому охранению, функции которых выполняли "сторожи". Умелые действия разведчиков иногда оказывали решающее влияние на исход всего похода, как это случилось в 1103 г., когда передовой отряд русских "устерег" вражескую "сторожу" и уничтожил ее целиком. В результате половецкие полчища неожиданно для себя оказались перед строем изготовившихся к атаке русских полков, пришли в замешательство и были рассеяны.

Десятилетия непрерывной маневренной обороны границы с Диким полем выработали у русских воинов особую тактику степной войны. В столкновениях на открытом пространстве с превосходящими и высоко маневренными силами кочевников русские военачальники - всегда стремились построить устойчивое ядро из пехоты (Мономах в 1111 г., Игорь и Всеволод в 1185 г., Владимир Переяславский в 1215 г.) или тяжелой конницы (Володислав и Михалко в 1172 г.) как опору для маневрирующих "стрельцов". Этот прием носил название "город".

Известны два излюбленных приема перехвата кочевников, возвращавшихся из набега: подстерегание на переправе, а также движение со стороны степи по тропе набега навстречу врагу с последовательным уничтожением передового охранения, конвоя пленников и в последнюю очередь — главных сил, прикрывавших отход.

Умело использовалось против половцев и их же традиционное ложное отступление. Так, в походе 1184 г. главные силы, двигавшиеся по Днепру в насадах, прикрывал шедший далеко впереди отряд молодых князей и служилых тюрок ("черные клобуки"), ведомый Владимиром Глебовичем Переяславским. Хан Кобяк долго отступал, пока не увидел, что князья повернули обрат но и встали на дневку возле устья р. Орель. Уверившись в том, что это и есть все русское войско, он нагнал их и завязал перестрелку, о чем было сообщено киевским Святославу Всеволодовичу и Рюрику Ростиславичу. Конница главных сил обошла половцев, а авангард в это время атаковал их и связал боем. В результате кочевникам был нанесен удар, сопоставимый с победой 1103 г.

Для войска Владимиро-Суздальской Руси было свойственно стремление усиливать свою позицию полевыми укреплениями: надолбами, окопами, частоколами, засеками, рогатками. Такое стремление к пассивной обороне в последующем станет характерной чертой действий пехоты войска московского государства.

Повсеместно на Руси использовались засады, а также всевозможные военные хитрости: например, разбивка ложного лагеря с множеством костров, чтобы ночью создать видимость стоянки огромного войска и тем скрыть отход своих сил, и т. д. Одним из интересных и исключительно эффективных приемов был "обман стягом." Он применялся в междоусобных войнах, когда противники не слишком различались внешне; в случае бегства части своих войск, когда часть сил противника уходила на преследование, а у оставшихся врагов удавалось отбить стяг и прогнать их с поля боя. Тогда, подняв этот трофей и спрятав свой, возле него стерегли возвращавшихся из погони врагов, которые, будучи уверенными в победе, съезжались, по обычаю, к своему знамени. Внезапно поднятый стяг великого князя -или грозного полководца мог сам по себе ошеломить противника, дезорганизовать его атаку и стать причиной его поражения.

С середины XII в. ускоренно стало развиваться искусство обороны и взятия крепостей. Все более активно применялись метательные машины. Из-за этого оборона городов стала носить эшелонированный характер, что выражалось в создании нескольких линий укреплений: внешнего острога (частокола), нескольких рвов и крепостных стен. За счет ведения боя перед крепостными стенами расширялась зона обороны, а метательные машины противника отодвигались за пределы эффективной дальности их применения. Другим путем повышения активности и эффективности обороны крепостей стало увеличение числа башен и их высоты. Все чаще проездные башни, а также донжоны и цитадели строили из камня.

Овладение крепостями осуществлялось несколькими способами: измором (самый распространенный), "изгоном", то есть врасплох, через открытые ворота и штурмом. Последний способ к концу рассматриваемого периода применялся все чаще.

В 1220 г, штурмуя булгарский г. Ошель на Каме, владимирское войско столкнулось с четырехрядной системой обороны: тын на валу, за ним два дощатых заплота, ров, за которым — основная стена. За тыном перемещались конные стрелки противника. Чтобы овладеть такой крепостью, осаждавшим пришлось создать специальные отряды разрушения укреплений, которые, действуя впереди штурмовых колонн, под прикрытием метательных машин проделывали проходы, последовательно просекая тын, заплоты, и заваливали ров. Таким образом, в домонгольскую эпоху русское военное искусство получило свое дальнейшее развитие. Однако политическая раздробленность русских земель существенным образом ослабляла их военную мощь, что, наряду с возобладавшей среди военачальников идеологией рыцарского эгоизма, дезорганизующей государственную оборону, привело к поражению в столкновении с единым войском раннефеодальной "империи чингизидов".

0