Sidebar

30
Ср, сен

Документы о службе кубанского казачества в собственно Его Императорского Величества конвое

Казачество в истории России

Главный специалист Государственного архива Краснодарского края
Н.А. Хорольская

(по материалам фонда "Лейб-гвардии Черноморский казачий дивизион Черноморского (Кубанского) казачьего войска". 1818-1917 г.г.)

В последние десятилетия повсеместно наблюдается повышенный интерес к истории России и ее регионов, в т.ч. и к истории кубанского казачества. Одной из составляющих истории Черноморского и Кубанского казачьих войск является история отдельных их частей и подразделений, среди которых особое место занимает Собственный Его Императорского Величества конвой. Первая книга, посвященная Конвою, вышла еще в 1899 г. Это труд офицера-конвойца Степана Ивановича Петина "Собственный Его Императорского Величества конвой". Документы, собранные к этой книге, находятся в фонде № 332 "Лейб-гвардии Черноморский казачий дивизион Черноморского (и Кубанского) казачьего войска", хранящемся в Государственном учреждении (ГУ) "Крайгосархив". В эмиграции в 1961 г. вышла книга Н.В. Галушкина с тем же названием, переизданная в 2004 г. уже в России. В 2002 г. издана работа Б.Е. Фролова и В.Е. Науменко "Лейб-гвардии Черноморский казачий дивизион (1811-1861 г.г.)", в которой также широко использованы документы фонда № 332.

Документы этого фонда поступили в войсковой архив Кубанского казачьего войска 15 февраля 1918 г. благодаря усилиям временно командующего Конвоем полковника Георгия Антоновича Рашпиля (внука Григория Антоновича Рашпиля, наказного атамана Черноморского казачьего войска), погибшего во время штурма Екатеринодара Добровольческой армией генерала Л.Г. Корнилова.

Принял документы на хранение не менее известный кубанский общественный деятель - войсковой архивариус войсковой старшина Иван Иванович Кияшко. К сожалению, из принятых им 1331 ед. хр. в период Гражданской и Великой Отечественной войн погибло около трети документов. Но и сохранившиеся документы (939 ед. хр.) позволяют исследователям провести историческую реконструкцию "биографии" Конвоя.

По содержанию и степени значимости документы фонда можно разделить на несколько основных групп:

• документы, отражающие историю формирования, комплектования Конвоя и участия казаков-гвардейцев в крупнейших военных кампаниях
России XIX - начала XX в., выполнение ими других конвойных функций;

• документы по личному составу и о хозяйственной деятельности.

Формирование Собственного Его Императорского Величества конвоя происходило в несколько этапов и из различных соединений: Черноморской гвардейской сотни, лейб-гвардии Кавказско-горского полуэскадрона, команд: Кавказских линейных казаков, лезгин, мусульман, грузин, Кубанских и Терских казачьих эскадронов. Состав Конвоя - 1-я и 2-я Кубанские и 3-я и 4-я Терские сотни - был окончательно закреплен Положением от 26 мая 1891 г.

Точкой отсчета в официальной истории императорского Конвоя считается 18 мая 1811 г., когда завершилось формирование из "лучших людей Черноморского казачьего войска (4KB)" Черноморской сотни. Чести служить в Конвое удостаивались казаки "хорошего состояния, доброго поведения, здоровья, ростом и лицом видные".

Первым командиром сотни, а затем Черноморского гвардейского эскадрона стал Афанасий Федорович Бурсак (сын атамана 4KB Федора Яковлевича Бурсака). В разное время эскадроном командовали такие известные в истории Черноморского войска деятели, как Н.С. Завадовский и ГА. Рашпиль, впоследствии ставшие наказными атаманами 4KB. Одним из эскадронов уже Собственного Его Императорского Величества конвоя командовал Николай Кухаренко, сын атамана Я.Г. Кухаренко.

Функции конвойной службы были разнообразны: охрана императора и его семьи, караульная служба (посты, разводы), участие в военных кампаниях, парадах, смотрах, учениях, торжественных богослужениях, праздничных церемониалах, балах, во встречах царствующих особ. Все это находит отражение в документах фонда.

Казаки-гвардейцы не только несли караульную службу, но и активно участвовали во многих военных кампаниях России: Отечественной войне 1812г., заграничном походе Русской армии 1813 - 1814 г.г., Русско-турецкой войне 1877 - 1878 г.г., Первой мировой войне. Эти события наглядно иллюстрирует ряд уникальных документов, хранящихся в фонде дивизиона.

Ценнейшими документами фонда являются материалы о награждении Конвоя за боевые заслуги - это подлинные грамоты императоров Александра II и Николая II.

По случаю празднования 100-летия Конвоя в 1911 г. лейб-гвардии 1-й и 2-й Кубанским казачьим сотням Конвоя был пожалован Георгиевский штандарте надписями: "1811-1911. За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России в 1812 г. и за подвиг, оказанный в сражении при Лейпциге 4 октября 1813 г." (имелось в виду спасение русского, австрийского и прусского императоров от пленения французами в битве при Лейпциге). Об этом свидетельствует грамота императора Николая II с его подлинной подписью.

Героическое участие конвойцев в Русско-турецкой войне 1877-1878 г.г., когда лейб-гвардии Кубанские эскадроны отличились в бою под Горным Дубняком и Телишем, нашли отражение во второй грамоте - подлинном документе, в котором говорится о пожаловании императором Александром II знаков отличия на головные уборы с надписью "За отличие в Турецкую войну 1877-1878 г.г." 1-му и 2-му Кубанским казачьим эскадронам и Терскому эскадрону "За Ловчу 22 августа 1877 г.".

Кроме того, в фонде имеются копии документов, в частности, грамоты о награждении лейб-гвардейцев серебряными трубами, Георгиевскими штандартами, списки Георгиевских кавалеров, награжденных золотыми и серебряными медалями "За храбрость", "За усердие", "За службу в Конвое", золотым оружием, а также иностранными орденами и медалями.

Большой интерес представляют документы, рассказывающие о "парадной" стороне истории Конвоя: участии в праздничных мероприятиях и торжествах, смотрах, парадах и т. д. Эти мероприятия составляли существенную часть уклада жизни каждой воинской части, тем более такой привилегированной, как императорский Конвой. По материалам фонда - приглашениям, меню торжественных обедов, приветственным телеграммам и т.п. можно составить своеобразную хронику "светской" жизни не только Конвоя, но и русской Гвардии в целом.

В мае 1911 г. праздновалось столетие Собственного Его Императорского Величества конвоя. Сохранилось отдельное дело, посвященное этому знаменательному событию. В нем содержится программа празднования юбилея Конвоя, большое количество поздравительных телеграмм от лиц императорской фамилии, известных военачальников, бывших конвойцев, приглашения на различные торжества, связанные с этим событием. Некоторые телеграммы выделяются особым поэтическим слогом, свойственным высоким жанрам. Так, в телеграмме генерала от инфантерии М.А. Газенкампфа были прекрасные слова: "… с далекого юга прилетев в нашу северную столицу к подножью царского престола, хранители доблестной казацкой славы и верности, вы стоите, кубанцы и терцы, ближними телохранителями государя нашего и во имя прежних заслуг, и в надежде на будущие подвиги. Благодарная всему казачеству наша Родина православная не забудет и вас признательной памятью во дни печалей и радостей".

Среди материалов дела выделяется красочное меню праздничного обеда по случаю 100-летия Конвоя, выполненное по эскизам известного российского художника-баталиста Николая Самокиша. Оно имеет не только историческую, но и определенную художественную ценность. Меню иллюстрировано рисунком военной сцены с участием конвойцев, изображениями чинов Конвоя в формах различного периода. Из меню мы можем узнать и о музыкальных пристрастиях кубанских и терских казаков-гвардейцев: на обеде звучала музыка Л. Бетховена, Р. Вагнера, П.И. Чайковского, А.Г. Рубинштейна и других композиторов.

Документы фонда свидетельствуют об участии конвойцев и в таких больших торжествах, как 100-летие Отечественной войны 1812 г. и 300-летие царствования Дома Романовых.

Февральскую революцию конвойцы приняли неоднозначно. Большинство из них, особенно офицерский состав, воспитанный в верноподданническом духе, отречение царя восприняли как катастрофу. Тем не менее, Временному правительству присягнули многие офицеры. Это подтверждается соответствующим заявлением, подлинник которого содержится в фонде: "Дивизион Собственного Его Императорского Величества конвоя, находящийся в данное время в Царском Селе, выражает желание подчиниться требованиям Временного правительства, избранного Государственной думой и состоящего под председательством М.В. Родзянко, причем обязуется исполнять все требования от правительства, направленные к охране царской семьи и поддержания порядка в стране и частях войск". Документ датирован 3 марта 1917 г. и подписан всеми офицерами Конвоя, находившимися в это время в Царском Селе. Это один из последних по времени подписания документов фонда.

С отречением Николая II от престола Конвой утратил свое предназначение. 4 марта 1917 г. он был переименован в конвой Верховного Главнокомандующего, но в этом качестве просуществовал недолго и был переформирован в Кубанский и Терский гвардейские дивизионы, принявшие участие в Гражданской войне на Юге России.

Большую помощь исследователям, занимающимся военной антропологией и генеалогией могут оказать документы по личному составу Конвоя: приказы командующих Императорской главной квартирой генерал-адъютантов графов А.Х. Бенкендорфа, А.Ф. Орлова, В.Ф. и А.В. Адпербер-гов, командиров Конвоя: П.Р. Багратиона, Д.И Скобелева, С.А. Шереметева, П.А. Черевина, М.А. Ивашкина-Потапова, А.Е. Мейендорфа, Г.И. Трубецкого, А.Н. Граббе; документы о составлении штатов, переводе на внутреннюю службу, в отставку, назначении командиров Конвоя, формулярные, послужные списки о службе и достоинстве. Из послужных списков можно узнать не только о времени и месте рождения, но и сведения об образовании, семейном положении, наличии детей, вероисповедании, участии в военных действиях, поощрениях, награждениях.

Например, в фонде хранились послужной список и наградные документы первого командира Черноморской гвардейской сотни А.Ф. Бурсака, переведенные ныне в родовой фонд Бурсаков, имеются материалы о службе командира Конвоя в 1860-е годы, а впоследствии наказного атамана Кубанского казачьего войска С.А. Шереметева.

Документы по личному составу дают представление об особом порядке комплектования Конвоя: в отличие от других гвардейских частей, нижние чины Конвоя отбирались специально командированным в Кубанское казачье войско офицером, "благонадежность" кандидатов подтверждалась приговором станичного сбора. От казаков льготных эскадронов Конвоя требовалось собственное обмундирование, строевые лошади, исправные шашки, кинжалы, пояса, бурки и башлыки. Казаки первоочередных эскадронов обязаны были иметь строевых лошадей, холодное оружие, бурки и башлыки; все остальные предметы обмундирования, снаряжения и вооружения они получали от казны. Из документов фонда можно сделать вывод о существовании целых династий кубанских казаков-конвойцев: Рашпилей, Шкуропатских, Зборовских, Безладновых, Свидиных и д. р.

Значительный интерес представляют содержащиеся в фонде документы личного происхождения. Яркую картину жизни Кубани в начальные месяцы Первой мировой войны дает дневник подъесаула Георгия Антоновича Рашпиля, сопровождавшего императора Николая II на Кавказский фронт, во время которого император посетил Кубанское и Терское войска. 24 ноября 1914 г. император в Екатеринодаре побывал в войсковом соборе, войсковой и городской больницах, Мариинском женском институте. Все эти события подробно описаны в дневнике Г.А. Рашпиля.

Документы фонда рассказывают о любопытной традиции в Конвое, когда некоторые новорожденные дети офицеров-конвойцев удостаивались чести быть крестниками царствующих особ и получали щедрые подарки. Так, в документе Управляющего делами флигель-адъютанта Конвоя Воейкова, сообщается об отправке золотой броши, украшенной розами и рубинами, пожалованной императором в подарок на крестины жене штаб-ротмистра 1-го Кавказского эскадрона Шкуропатского.

В фонде имеются информации о хозяйственной жизни Конвоя: строительстве и ремонте помещений, конюшен, отопления, освещения, о приобретении предметов и товаров.

Несмотря на значительную утрату документов фонда в годы Гражданской и Великой Отечественной войн его материалы являются важной ис-точниковой базой не только для изучения истории Кубанского казачества, но и самого Конвоя. Несомненно, документы фонда могут оказать неоценимую помощь тем, кто занимается изучением родословной своей семьи, чьи предки служили в Конвое. Многие документы еще ждут своих исследователей…

0