Sidebar

30
Ср, сен

Патриотический фактор в истории казачества. А.В. Шишов

Казачество в истории России

Ведущий научный сотрудник Института военной истории Министерства обороны
Российской Федерации, член Союза писателей России,

кандидат исторических наук А.В. Шишов

Патриотизм казачества был заложен в самом его историческом предназначении - быть воинским сословием государства Российского. То есть изначально это были люди-государственники, судьбой на многие века призванные стоять верой и правдой на защите пограничных рубежей Отечества.

Волей истории первыми областями расселения казачества стало Дикое Поле - обширные южно-русские степи, откуда более двух тысячелетий на славянские земли, княжества Древней Руси, Русское царство несчетное число раз обрушивались в опустошительных нашествиях и разбойных набегах орды степных народов. Таковыми были печенеги и половцы, золотоордынцы и крымские татары. Они приходили не одни, а со своими союзниками.

Начиная с древности, на их пути вставали сперва богатырские заставы вольных воинских людей - русичей. Не случайно в былинах богатырь Илья Муромец, личность реальная, именуется "старым казаком". Потом такой преградой для степняков стали казачьи городки, которые впервые появились на Верхнем Дону, в его понизовье, и на Днепре. Так начиналась для казачества добровольная служба порубежными стражниками на благо Отечества.

Казаки, как таковые, изначально были людьми-изгоями, которые стали вольными по той причине, что были отторгнуты окружающим их обществом. Но, уходя из него, эти люди не теряли своих духовных связей с покинутыми родными селениями, городами. То есть свято сохранялась православная вера, мировоззрение защиты родного Отечества, пусть и покинутого, от степного врага. Но этот же враг приходил с огнем и мечом и на казачьи области. Защищая себя, казаки защищали и землю Русскую.

История свидетельствует, что казакам России стать патриотами было написано судьбой с самого начала появления казачества на исторической сцене нашего Отечества.

Для казачества быть патриотом Российской государственности означало быть его вооруженным защитником на всю жизнь, пока руки могли держать оружие. К этому казака с юности обязывал весь уклад семейной, станичной, войсковой жизни. Казак знал, что его первейшая обязанность быть в жизни воином и по первому тревожному сигналу встать в войсковой строй. Как это делали его отец, дед, все мужчины из семьи и рода, хутора и станицы.

Высочайший боевой дух, профессионализм, патриотические начала воинской, долгое время ничем не ограниченной, службы вырабатывались у казаков из поколения в поколения. Причем для этого не требовалось какой-то специальной гуманитарной, политической, религиозной подготовки. Ее с успехом заменяла семейная обстановка, вековые традиции, сам издревле устоявшийся уклад жизни казачьего сообщества.

К слову сказать, история всех казачьих войск России такого явления, как дезертирство, не знала. Того дезертирства, которое стало подлинным бедствием для распропагандированных армий Русского фронта Первой мировой войны 1914 - 1918 г.г.

В истории есть болеее чем достаточно замечательных примеров верности казачества своему патриотическому долгу. Когда войсковой атаман Войска Донского М.И. Платов в разгар Отечественной войны 1812 года привел в Тарутинский лагерь русской армии 26 конных полков донского ополчения, в ряды которого добровольно встали донцы от 16 до 40 лет и старше, изумленный таким внушительным пополнением армейской конницы главнокомандующий М.И. Голенищев-Кутузов воскликнул:

- Платов, что ты им пообещал?

Донской атаман, один из главных действующих лиц изгнания Великой армии императора Наполеона из российских пределов, ответил коротко, и что самое главное - предельно ясно:

- Ничего.

В донском ополчении 1812 г. можно было встретить и казачат 14 - 15-летнего возраста, и почтенных стариков. В той памятной для России "Грозе 12-го года" в донских полках Русской армии сражались за свободу Отечества рядом казаки, разнящиеся по возрасту в пятьдесят лет и более. Офицер-мемуарист Ф.И. Глинка писал:

"… Отцы встречали тут детей, и даже внуки находили дедов. Целые семейства переселялись с Дона на поле брани".

Чем дороги казаки русскому Отечеству? Почему никакая другая разновидность слоев в военной организации старой России не оказалась такой жизнеспособной, как казачество? Почему, наконец, вне пределов Отечества многие столетия тому назад знали о казаках еще до того, когда московские государи собрали владения своих предшественников в единую горсть, а последний русский царь Петр Первый Великий создал Российскую империю?

Один из ответов на этот вопрос можно найти, к примеру, у исследователя русской конницы М.И. Маркова, который более столетия назад назвал казаков универсальным войском не только в смысле ратной выучки, тактики действии, боевого духа, но и в понимании казачеством верности воинскому долгу.

Если мы обратимся к истории казачества, то найдем множество тому достойных доказательств. И, наверное, не найдем ни одного примера тому, чтобы казаки оказались не на высоте положения или же были виновниками неудач Русской императорской армии. Только предвзято относящиеся к казачеству историки и его недоброжелатели из сегодняшнего дня могут утверждать, что наличие казаков в вооруженных силах России было их слабой стороной. Наоборот, являлось сильной стороной, что подтверждено историей.

Казак до 1840 г. служил без срока. То есть на всю жизнь он оставался военнообязанным. Даже и тогда, когда срок его службы стал ограничиваться по возрасту, он с юных лет до глубокой старости ясно понимал свою сопричастность к делу защиты Отечества, с полным сознанием своего патриотического долга перед ним без лишних слов убеждения или принуждения.

Это было в рамках государственных интересов несомненным достоинством казачьего сословия, уникального в истории сословия воинов-землепашцев. Практика воинского воспитания казаков в строевых частях -полках, отдельных сотнях и дивизионах, пластунских батальонах и конно-артиллерийских батареях никогда не предусматривала что-то особенное для патриотического воспитания нижних чинов. Молодые казаки приходили на действительную строевую службу уже бойцами, сознательно готовыми исполнить свой патриотический долг перед Россией, победить или умереть на войне.

Духовное воспитание подрастающего в семье казака строилось на понимании им с детства смысла своей будущей строевой службе - защите родной земли и ее государственности под девизом "За Бога, Царя и Отечество". Казачество в своей массе было исстари убежденно православным сословием. Поэтому защита Русской Православной церкви в любом проявлении этого духовного долга являлась частью казачьего духа.

Известно, что в казачьих войсках России были люди и другого вероисповедания, разных национальностей. Так, 9% Донского казачьего войска составляли калмыки. Часть Кубанского казачьего войска составляли потомки запорожцев. Три Верхнеудинских полка Забайкальского казачьего войска формировались в той части Забайкалья, где большинство населения составляли буряты. В составе Оренбургского казачества значились башкиры и татары, нагайбаки и тептери. В Терском казачьем войске служило много православных осетин (особенно в 1-м, 2-м и 3-м Сунженско-Владикавказских полках), представителей других кавказских народов. Около половины состава Уральского казачьего войска по вероисповеданию были раскольниками-старообрядцами.

Однако это не умаляло духовной готовности казачества к защите Отечества. Более того, в условиях многонациональной Российской империи такой состав казачьих войск являлся одним из факторов сплоченности людей на службе государству.

Вера в царя основывалась на государственном предназначении казачества, как воинского сословия. Но царь, как таковой, являл собой главу Российского государства, то есть законную государственную власть. Казак являл собой по своей сути облик человека-государственника.

Отечеством же для казачества являлась Россия с первопрестольной Москвой. Сепаратизм, как поветрие постсоветского пространства на рубеже двух веков - XX и XXI - казачеству в его массе явление не свойственное. Оно, будучи изначально патриотом мест своего исторического обитания - Дона или Кубани, Семиречья или Амура, понимало это соотносительно со всей матушкой Россией.

Поэтому, когда речь заходит о патриотическом факторе в истории казачества России, надо говорить о том, что его корни исходят из семьи казака, из его исторической памяти, из самой атмосферы формирования духовности казака, которая окружала его с раннего детства в родительском доме, хуторе или поселке, в станице. То есть там, где казак рос, где проходило его становление как человеческой личности, где он жил и откуда уходил на воинскую службу.

Именно благодаря этому русское казачество как воинское сословие смогло просуществовать до начала XXI столетия, смогло пережить трагедию расказачивания и долгих 70 лет пронести свой терновый венок, чтобы в конце прошлого столетия возродиться вновь уже в обновленной, современной России. Возродиться для того, чтобы продолжить свое историческое служение Российскому Отечеству.

0