Sidebar

21
Пн, сен

Доклад. Казачество в истории России: патриотический аспект

Казачество в истории России

Советник Президента Российской Федерации по вопросам казачества,
Герой России генерал-полковник Г.Н. Трошев


Уважаемые участники конференции!

Впервые во всероссийском масштабе рассматриваются проблемы патриотического воспитания казачества. Скажу откровенно, что событие это весьма значимое и далеко неординарное. И не только в жизни тех людей, которые являются и считают себя казаками или их потомками, но и в целом для россиян, имеющих многонациональную культуру, богатейший арсенал традиций и обычаев, форм и методов обучения и воспитания.

Мне бы хотелось сегодня построить свой доклад таким образом, чтобы в нем прозвучали исторические вехи казачества, его роль и значение в истории нашего государства и, безусловно, был бы обозначен патриотический аспект с тех далеких времен и по сегодняшний день.

Казачество - это этническая, социальная и историческая общность (группа), объединившая в силу своих специфических особенностей всех казаков, в первую очередь русских, а также украинцев, калмыков, бурят, осетин, башкир, татар, эвенков и др. как отдельных субэтносов своих народов в единое целое.

Российское законодательство до 1917 г. рассматривало казачество как особое воинское сословие, имевшее привилегии за несение обязательной службы. Казачество определяли и как отдельный этнос, самостоятельную народность (четвертую ветвь восточного славянства) или даже как особую нацию смешанного тюрко-славянского происхождения. Последняя версия усиленно разрабатывалась в XX веке казачьими историками-эмигрантами.

Первое упоминание о казаках, обитавших по Червленному Яру, появляется в русской летописи от 1444 г. в повествовании о набеге ордынского царевича Мустафы на Переяславль-Рязанский. В древнерусских былинах впервые называется "старым казаком" богатырь Илья Муромец, один из витязей пограничной заставы на краю Дикого Поля.

В формировании казачества участвовали представители самых разных народностей, но в массе преобладали славяне. С этнографической точки зрения первые казаки разделялись по месту возникновения на украинских и на русских. Среди и тех и других можно выделить вольных и служилых казаков. На Украине вольное казачество было представлено Запорожской Сечью (просуществовало до 1775 г.), а служилое - "реестровыми" казаками, получавшими жалованье за службу в Польско-Литовском государстве. Русские служилые казаки (городовые, полковые и сторожевые) использовались для защиты засечных черт и городов, получая за это жалование и земли в пожизненное владение. Хотя они приравнивались "к служилым людям по прибору" (стрельцы, пушкари), но в отличие от них имели станичную организацию и выборную систему военного управления. В таком виде они просуществовали до начала XVIII века. Первая община русских вольных казаков возникла на Дону, а затем на реках Яик, Терек и Волга. В отличие от служилого казачества центрами возникновения вольного казачества стали побережья крупных рек (Днепра, Дона, Яика, Терека) и степные просторы, что накладывало заметный отпечаток на казачество, определяло их жизненный уклад.

Каждая крупная территориальная общность как форма военно-политического объединения независимых казачьих поселений называлось Войском. Основным хозяйственным занятием вольных казаков являлись охота, рыболовство, животноводство. Например, в Донском войске до начала XVIII века хлебопашество было запрещено под страхом смертной казни. Как считали сами казаки, жили они "с травы и воды". Огромное значение в жизни казачьих общин играла война: они находились в условиях постоянного военного противостояния с враждебными и воинственными кочевыми соседями, поэтому одним из важнейших источников существования для них являлась военная добыча (в результате походов "за зипунами" в Крым, Турцию, Персию, на Кавказ). Совершались речные и морские походы на стругах, а также конные набеги. Часто несколько казачьих сообществ объединялись и совершали совместные сухопутные и морские операции, все захваченное становилось общей собственностью - дуваном.

Главной особенностью общественной казачьей жизни являлись военная организация с выборной системой управления и демократические порядки. Основные решения (вопросы войны и мира, выборы должностных лиц, суд провинившихся) принимались на общеказачьих собраниях, станичных и войсковых Кругах или Радах, являвшихся высшими органами управления. Главная исполнительная власть принадлежала ежегодно сменяемому войсковому (кошевому в Запорожье) атаману. На время военных действий избирался походный атаман, подчинение которому было беспрекословным.

Дипломатические отношения с русским государством поддерживались отправкой в Москву зимовых и легких станиц (посольств) с назначенным атаманом. С момента выхода казачества на историческую арену его взаимоотношения с Россией отличались двойственностью. Первоначально они строились по принципу независимых государств, имевших одного противника. Москва и казачьи Войска являлись союзниками. Русское государство выступало в качестве главного партнера и играло ведущую роль как наиболее сильная сторона. Кроме того, казачьи Войска были заинтересованы в получении от русского царя материальной и военной помощи.

Казачьи территории выполняли важную роль буфера на южных и восточных границах русского государства, прикрывали его от набегов степных орд. Казаки принимали также участие во многих войнах на стороне России против сопредельных государств. Для успешного выполнения этих важных функций в практику московских царей вошли не всегда ежегодные посылки отдельным Войскам подарков, денежного жалования, оружия и боевых припасов, а также хлеба, поскольку казаки его не производили. Все сношения между казаками и царем велись через Посольский приказ, т. е. как с иностранным государством. Часто русским властям было выгодно представлять вольные казачьи общины как абсолютно независимые от Москвы. С другой стороны, московское государство было недовольно казачьими сообществами, постоянно нападавшими на турецкие владения, что часто шло вразрез с русскими внешнеполитическими интересами. Нередко между союзниками наступали периоды охлаждения, и Россия прекращала всякую помощь казакам. Недовольство Москвы вызывал и постоянный уход подданных в казачьи области.

Демократические порядки (все равны, ни властей, ни налогов) стали магнитом, притягивавшим к себе все новых предприимчивых и смелых людей из русских земель. Опасения России оказались отнюдь не беспочвенны - на протяжении XVII - XVIII веков казачество шло в авангарде мощных антиправительственных выступлений, из его рядов вышли предводители казацко-крестьянских восстаний - Степан Разин, Кондратий Булавин, Емельян Пугачев. Велика была роль казаков во время событий Смутного времени в начале XVII века. Поддержав Лжедмитрия I, они составили существенную часть его военных отрядов. Позднее вольное русское и украинское казачество (служившее польской короне), а также русские служилые казаки принимали активное участие в стане самых разных сил: в 1611 г.они участвовали в первом ополчении, во втором ополчении уже преобладали дворяне, но на соборе 1613 г. именно слово казачьих атаманов оказалось решающим при избрании царя Михаила Федоровича Романова.

Неоднозначная роль, которую играли казаки в Смутное время, заставила правительство в XVII веке проводить политику резкого сокращения отрядов служилых казаков на основной территории государства. Но в целом российский трон, учитывая важнейшие функции казачества как военной силы в пограничных районах, проявлял долготерпение и стремился подчинить его своей власти. Чтобы закрепить верность российскому престолу, цари, используя все рычаги, сумели добиться к концу XVII века принятия присяги вольным казачеством. Войско Донское принесло присягу в 1671 г. Из добровольных союзников казаки превратились в российских подданных. С включением юго-восточных территорий в состав России казачество осталось лишь особой частью российского населения, постепенно потеряв многие свои демократические права и завоевания. С XVIII века государство постоянно регламентировало жизнь казачьих областей, модернизировало в нужном для себя русле традиционные казачьи структуры управления, превратив их в составную часть административной системы российской империи.

С 1721 г. казачьи части находились в ведении казачьей экспедиции Военной коллегии. В том же году Петр I упразднил выборность войсковых атаманов и ввел институт наказных атаманов, назначаемых верховной властью. Последних остатков независимости казаки лишились после поражения Пугачевского бунта в 1775 г., когда Екатерина II ликвидировала Запорожскую Сечь. В 1798 г. по указу Павла I все казачьи офицерские чины были приравнены к общеармейским, а их обладатели получили права на дворянство. В 1802 г. было разработано первое Положение для казачьих войск. С 1827 г. августейшим атаманом всех казачьих войск стал назначаться наследник престола. В 1838 г. был утвержден первый строевой устав для казачьих частей, а в 1857 г. казачество перешло в ведение Управления (с 1867 г. - Главное управление) иррегулярных (с 1879 г. - казачьих) войск Военного министерства, с 1910 г. - в подчинение Главного штаба. Казачество стало воинским сословием России.

Военный министр-реформатор Д.А. Милютин писал: "Если казаки будут названы привилегированным сословием, то привилегия их заключается в том, что они состоят в первом ряду Государевых слуг… ".

Казачество на протяжении веков являлось универсальным родом вооруженных сил. Про казаков говорили, что они рождались в седле. Во все времена они считались великолепными наездниками, не знавшими себе равных в искусстве джигитовки. Военные специалисты оценивали казачью конницу как лучшую в мире легкую кавалерию. Воинская слава казачества укрепилась на полях сражений в Северную и Семилетнюю войны, во время Итальянского и Швейцарского походов А.В. Суворова 1799 года. Особенно отличились казачьи полки в наполеоновскую эпоху. Возглавляемые легендарным атаманом М.И. Платовым иррегулярное воинство стало одним из главных виновников гибели наполеоновской армии в России в Отечественной войне 1812 года, а после заграничных походов русской армии, по словам генерала А.П. Ермолова, "казаки стали удивлением Европы". Без казачьих сабель не обошлась ни одна русско-турецкая война XVIII - XIX веков, войны со Швецией, Польшей, Персией, Францией и другие военные конфликты. Казаки участвовали в покорении Кавказа, завоевании Средней Азии, освоении Сибири и Дальнего Востока.

Успехи казачьей конницы объяснялись не только умелым применением в боях не регламентированных никакими уставами дедовских тактических приемов: лава (охват противника в рассыпном строю), оригинальная система разведочной и сторожевой службы и др. Эти унаследованные от степняков казачьи "обороты" оказывались особенно эффективны и неожиданны при столкновениях с армиями европейских государств.

Казачество как воинское сословие России всегда отличалось высоким ратным духом, верностью Отечеству и долгу его защитника. Поэтому в рядах русской армии казаки всегда были достойными воинских почестей людьми. Воспитывал же их сам образ и смысл казачьей жизни.

"Для того казак родится, чтоб царю на службе пригодиться", - гласит старинная казачья поговорка. Его служба по закону 1875 г. продолжалась 20 лет, начиная с 18-летнего возраста: 3 года в подготовительном разряде, 4 на действительной службе, 8 лет на льготе и 5 в запасе. На службу каждый являлся: со своим обмундированием, снаряжением, холодным оружием и верховой лошадью. За подготовку и несение воинской службы отвечала казачья община (станица). Собственно служба, особый вид самоуправления и система землепользования как материальная основа были тесно взаимосвязаны и в конечном итоге обеспечивали стабильное существование казачества в качестве грозной боевой силы.

Главным собственником земли выступало государство, которое от имени императора отводило казачьему войску завоеванную кровью их предков землю на правах коллективной (общинной) собственности. Полученную землю войско, оставив часть на войсковой запас, делило между станицами. Станичная община от имени войска периодически занималась переделом земельных паев (колебался от 10 до 50 десятин). За пользование наделом и освобождение от налогов казак и обязан был нести военную службу. Войско также выделяло земельные наделы и казакам-дворянам (пай зависел от офицерского чина) в потомственную собственность, но эти участки не могли продаваться лицам невойскового происхождения. В XIX веке основным хозяйственным занятием казачества стало земледелие, хотя в разных войсках имелись свои особенности и предпочтения, например, интенсивное развитие рыболовства как основной отрасли в Уральском, а также в Донском и Уссурийском войсках, охота в Сибирском, виноделие и садоводство на Кавказе, Дону и т. д.

Социальный и этнокультурный облик казачества в прошлом определяли особенности его формирования и существования в качестве сословной группы, возникшей на основе общины "вольного" казачества. Форма организации в виде "казачьих войск" сохранила неразрывность, генетическую преемственность казачьей общины.

Эти обстоятельства во многом определили особенности самосознания казачества. Не углубляясь в исторические этапы его формирования и детальный анализ отдельных компонентов, выделим следующие. Для исторической памяти казачества характерны представления об общей исторической судьбе, родственности всех казачьих войск, едином образе жизни, сложившемся во времена "предков". Вторым по важности аспектом можно назвать представления о личной свободе каждого казака и самоуправляемости всего войска. Традиционная организация войска и его управление воспринимались как гарант всеобщего равенства, условие свободы и безопасности членов сообщества. Особое место в самосознании казачества занимают представления о традициях, среди которых доминируют свободолюбие, преданность воинскому долгу, коллективизм, взаимопомощь в различных сферах деятельности, физическое и нравственное здоровье, веротерпимость и пр.

Следует подчеркнуть, что в служении Отечеству казаки видели главный смысл своего существования. В силу ряда исторических и политических причин оно стало восприниматься прежде всего как служение царю. Персонифицированное представление об Отечестве во многом было связано с характером взаимоотношения казачьих войск с верховной властью в абсолютистском государстве: казаки поступали на службу именно царю, а не государству вообще, и наоборот, само понятие "государство" персонифицировалось в государе-самодержце - конкретной личности, образе или идее царской власти. Вполне естественно, что казачество, превратившись в военно-служилое сословие, всеми своими правами и привилегиями обязанное монарху, напрямую связанное с ним сначала договорными, потом и вассальными отношениями, видело себя в числе первых защитников царя. Гражданский и воинский долг казака ассоциировался, таким образом, с верноподданничеством. Особое положение казачества по сравнению с другими группами населения также связывалось с его близостью к главе государства, специфическими функциями и образом жизни.

Официальные идеологи казачества культивировали, прежде всего, эти моменты. Но казачеству было присуще и двойственное отношение к центру и монарху. Оппозиция центру, отдаленность от него, отстаивание независимости казачьих войск в течение длительного времени также повлияли на самосознание казачества. Этим объясняется, в частности, противопоставление казачества в целом (как особой общности) государству и другим группам населения, прежде всего "иногородним" - не казачьему населению, проживавшему на войсковой территории, и вообще "российским" ("мужикам") - крестьянам и другим жителям России. Осознание обособленности, "отдельности", характерное в прошлом для казачества, объясняется, на мой взгляд, не только его сословным положением, но и всеми названными обстоятельствами.

Казакам было присуще и особое отношение к "родной земле", которая считалась помимо прочего собственностью казачьего войска с давних времен, юридически подтвержденной высшей властью. Особые земельные права казачьей общины неоднократно акцентировались в борьбе против притязаний Центра и казачьего дворянства на общественный надел. Понятно, что посягательство со стороны советской власти на "неделимые" казачьи земли, общинный характер владений также встретило активное сопротивление не только зажиточного, но большинства рядового казачества.

Представление о своих исторических и сословных правах на землю, отличавшее казачество от других категорий служилого населения и социальных групп, сформировалось вследствие особого характера землепользования, когда владельцем земли "на вечные времена" считалось все войско. Чувство хозяина, полновластно распоряжающегося всеми дарами своей земли, проявилось, в частности, в бережном отношении к ней, в культе рационального природопользования. Строгая регламентация хозяйственной деятельности воспринималась казаками как естественная необходимость, смысл которой в максимальном использовании и в то же время сохранении природных ресурсов.

Таким образом, сложная природа самосознания казачества, в которой проявились исторические, социальные, географические факторы, может быть понята лишь в контексте его исторического быта.

Трудно возразить, но это действительно аксиома: самая основная многовековая традиция казаков - верность воинскому долгу при защите Отечества. Воспитание преданности к своей Отчизне основывалось на героических традициях казачества, рожденных в военных походах. Трансформация этих традиций являлась основой воспитательной работы. Достойно служили Родине конем и клинком отцы и деды, мужественно защищают Отечество сыновья. Многое помнят станицы, живые свидетельницы былой казачьей славы, хранительницы старых обычаев и устоев казачьей жизни.

О том, как зарождались и укреплялись традиции казачества, его вековой уклад жизни можно судить по истории кубанцев и терцев.

Когда-то основу Кавказской линии, протянувшейся на многие сотни верст вдоль Терека, Малки и Кубани, составляли крепости, редуты и другие укрепления. Но как бы ни сильны были эти опорные пункты, русское правительство понимало, что с одной только регулярной армией не одолеть беспокойного Кавказа и лучшим средством замирения края является заселение его казачьими станицами. Понимали это и горцы. Они говорили: "Укрепление - это камень, брошенный в поле: дождь и ветер уничтожают его, станица - это растение, которое вживается в землю корнями и понемногу застилает и охватывает все поле".

Линейные казаки, на которых, помимо освоения новых земель и ведения собственного хозяйства, легла вся тяжесть беспокойной кордонной службы с ее ночными дозорами и частыми тревогами по отражению набегов немирных горцев, являли собой образец мужества и стойкости русских людей. Недаром скупой на похвалы генерал А.П. Ермолов писал: "Полное уважение мое приобрели линейные казаки. Прежде я видал их небольшими частями и не так близко, но теперь могу судить о храбрости их и о предприимчивости. Конечно, изо всех многоразличных казаков в России едва ли есть подобные им".

В 1860 г. Кавказская линия была разделена на две области: правую - Кубанскую и левую - Терскую. Соответственно из линейных казаков были образованы Кубанское и Терское казачьи войска, которым присвоили в обмундировании отличительные цвета - первому красный, а последнему - голубой. Основу Кубанского войска составили Черноморское казачье войско (бывшие запорожцы) и переселенные на Кубань полки донских казаков. Основание Терскому войску положили гребенские казаки, поселившиеся в Терско-Сунженских горных гребнях еще во времена Ивана Грозного. Откуда и как попали гребенцы на Кавказ - вопрос до сих пор остается до конца не выясненным. Но судя по особенности гребенского казачьего говора, можно указать на их близость к уральским (яицким казакам). Если верить старинным преданиям гребенцов, их предками были остатки вольного казачества Рязанской окраины, покинувшие свои насиженные места после присоединения Рязанского княжества к Москве, и, возможно, новгородские ушкуйники, исходившие в целях охоты, торговли, а при случае и грабежа, реки от Белого моря до моря Хвалынского (Каспийского). Не желавшая подчиняться Москве казачья ватага выступила в поисках новых мест поселения весной 1520 г. и, спустившись по Волге до Каспия, вошла в Терек, поднявшись по которому обновилась в 150 верстах от его низовья. Обстоятельства складывались на Тереке в то время таким образом, что гребенцам пришлось занять пустопорожние места, очищенные от населения еще кочевниками-татарами, а потому между ними и ближайшими соседями установились добрые отношения. Гребенцы завели себе кунаков среди кабардинцев и чеченцев, причем от последних часто брали себе жен, а от первых, бывших в то время законодателями мод на Северном Кавказе, переняли одежду, холодное оружие и конское снаряжение. Что касается огнестрельного оружия ("огненного боя"), то гребенцы принесли его с собою из Руси, чем сразу завоевали себе почетное положение среди горских племен, не имевших еще иного, кроме "лучного боя". Но усвоив себе обычаи, образ жизни и нравы горцев, русские казаки сохранили в чистоте и свои язык, и свою православную веру.

Мирные отношения между гребенцами и чеченцами испортились в начале XVIII века из-за того, что, с одной стороны, в среду чеченцев проникло мусульманство и турецкое влияние, враждебное русским, а с другой - чеченцам пришлось испытать крайне разорительное нашествие степняков-калмыков, которые пользовались поддержкой русских властей. Участившиеся к этому времени набеги со стороны чеченцев принудили русское правительство озаботиться укреплением пограничной с Предкавказьем линии вдоль Терека, для чего сподвижник Петра Великого генерал-адмирал Ф.М. Апраксин предложил в 1711 г. гребенцам переселиться на левый берег реки, где и возникли пять гребенских станиц: Червленная, Щедринская, Новогладковская, Старогладковская и Курдюковская. Но надеждам гребенцев обезопасить себя от набегов не суждено было оправдаться, а между тем они лишились привольных и плодородных юртов своих по правому берегу, переданных русским правительством мирным горцам.

Позднее, во времена Кавказской войны, линия стала заселяться казачьими семьями с Дона и Волги и переселенцами из южных губерний России. Но гребенские казаки на Тереке продолжали оставаться ядром формирования терского казачества. Недаром старшинство Терскому войску было назначено по Кизляро-Гребенскому полку с 1577 г., когда по велению царя Ивана Грозного воеводою Лукьяном Новосильцевым был построен на Тереке близ впадения Сунжи городок Терки, при котором гребенские казаки "начали держать отъезжие караулы и отправлять другие службы Царские".

А теперь перенесемся мысленно в середину XIX столетия и познакомимся с обстановкой и жизнью казаков на Линии. В большинстве случаев казачьи станицы на Тереке и Кубани строились по общему плану. Прямые улицы рассекали станицу вдоль и поперек. Посреди станицы оставляли место для просторной площади, где у станичного правления казаки собирались по тревоге и проводили общественные сходы. Здесь же на площади ставилась церковь. Со всех четырех сторон линейная станица обычно окапывалась глубоким и широким рвом, по внутреннему краю которого насыщался окружающий станицу вал, увенчанный плетневой оградой с колючим терновником. С двух сторон станицы устанавливались въезды - крепкие ворота. У ворот часовые и "вестовая" пушка. Церкви во многих станицах имели каменные ограды с бойницами. Это было последнее убежище для жителей в случае, если горцы ворвутся через станичные ворота.

В промежутках между станицами тянулся "кордон" - цепь сторожевых постов, между которыми в подходящих местах на ночь закладывались секреты, обычно в плавнях Терека и Кубани, главной обязанностью которых было следить за переправой неприятельских партий и вовремя доносить об этом на посты и в ближайшие станицы. Донесения о заранее ожидаемых прорывах посылались по постам открытыми "цыдулами", ставившими всю Линию в известность о грозящей опасности.

Таким образом, помимо сторожевого назначения, посты исполняли и обязанности полевой почты, перевозя казенные и частные пакеты вдоль Линии. Если пакет с донесением или приказанием нужно было передать срочно, без малейшего промедления, то к нему пришивалось орлиное (или иное какое) перо, и такой пакет получал имя "летучки".

Но помимо службы на кордоне часто приходилось казакам справлять царскую службу и на дальней стороне. Так, в юбилейный 1877 г., когда отмечалось 300-летие Терского войска, шла война России с Турцией. Терские казачьи станицы выставили на боевую службу весь свои строевой состав, послав часть полков в Дунайскую армию на Балканы, а часть в азиатскую Турцию. Сам же наказной атаман с оставшимися казаками защищал границы края от набегов горцев, которые воспользовались ослаблением войск на Линии. Так что строевой казак редко бывал дома, проводя большую часть своего времени на кордоне или в походе.

День в станице начинался рано утром. На рассвете выбегали из станицы во все стороны конные разъезды, чтобы "осветить местность". И только когда эти разъезды доносили, что кругом все спокойно и следов неприятеля не обнаружено, растворялись старинные ворота и станичники отправлялись на свои работы. В каждом саду, на каждой ниве или бахче становился мальчишка или дед с ружьем, чтобы вовремя предупредить об опасности нападения. В быту и хозяйстве терские казаки многое переняли у горцев: русский рубленый курень, азиатская мазанка во дворе, старинные медные складни в киоте в переднем углу и по стенам развешанное оружие и конская сбруя, вместо телеги - двухколесная арба, запряженная быками, а конь же только под седло. Легкий кабардинский плуг и самый способ обработки земли, где пашут мелко, также целиком перешел к казакам. Кроме скотоводства и земледелия, которое на Тереке из-за песчаной и солончаковой почвы не давало хороших урожаев зерна в отличие от кубанского чернозема, трудолюбивые гребенцы издавна занимались разведением винограда, шелковичных червей и марены, что идет на краску. "Где виноградная лоза, - говорят на Тереке, - там и женская краса, там и мужская храбрость и веселая беседушка за чапурою родительского вина".

Большим подспорьем в хозяйстве терских казаков была охота и рыбная ловля на Тереке. Дома казаков состояли обыкновенно из двух комнат -сеней и избы. В домах побогаче была и третья комната для гостей - горница. В сенях стояли сундуки, покрытые войлоком или коврами. Летом на них отдыхали, спасаясь от зноя в прохладе сеней, а зимой складывали тыквы и всякую домашнюю рухлядь, нужную только летом. В избе большое место занимала русская печь, в которой зимой варили обед, а ее теплый верх служил лежанкой для стариков и ребятишек. Обычная обстановка - буфет, лавки вдоль стен и стол, покрытый белой скатертью. В горнице русскую печь заменяла голландка, стояла широкая деревянная кровать, вместо лавок - стулья.

Помимо хозяйства в станице, у каждого казака, как правило, был хутор, базок (загон) верстах в 12 - 15 от станицы, преимущественно близ воды, где содержалась и кормилась скотина - скирдовалось сено, обмолачивался и хранился хлеб.

Здесь же поблизости заводились огород, поля для посевов, пастбища и сады. Несмотря на постоянно грозящую опасность набегов, казаки жили на хуторах более беспечно, чем в станицах, расположенных на Линии. Возможно, эта беспечность объяснялась в какой-то мере самой русской натурой, а отчасти проистекала из того обстоятельства, что линейные казаки никогда и не думали о более спокойной жизни, с детства привыкнув к опасности, как к самой обыденной вещи. Но эти-то хутора и служили часто приманкой для набегов горцев.
Линейные казаки были довольно неприхотливы в быту. Они привыкли сами обслуживать себя на кордоне, да и дома в будни ели мало и однообразную пищу - жидкую просяную кашу, ремчик (сваренную докрасна простоквашу), вяленую рыбу, лапшу, у горцев позаимствовали хинкалы (тесто, нарезанное квадратами) и пасту (сбитую в караваи пшенную кашу), пили молоко и чихирь (виноградное вино). Но когда казаки возвращались с похода и отмечали какое-либо семейное торжество, дома устраивали пирушки, которые, как правило, не обходились без песен, плясок, воспоминаний о курьезных и трагических случаях в их совместной службе.

Гуляньями отмечали казаки и окончания больших массовых работ в станице, которые делали сообща, таких, как заготовка таркал (жердей) в лесу или багрение рыбы. На таких гуляньях и больших праздниках готовили общее угощение: зажаривали кабанов, делали шашлыки из баранины или из севрюги, варили пилав из фазанов, много ели и пили чихирь.

Самое оживленное время в станице было в последние дни масленицы. Казачки собирались на станичной площади и водили там хороводы; казаки ехали туда верхами. Собиралась почти вся станица. Садились на коней молодые казаки, садились и старики, уже давно отслужившие свой срок, и начиналась джигитовка, чудесная кавказская джигитовка. Вот во весь дух несется казак, он стоит на седле и машет папахою. Другой бросил поводья и, свесившись с седла, загребает рукою землю, песок, а если зрители бросают деньги - поднимет и пятачок. Третий на всем скаку соскакивает с лошади и, не останавливаясь, опять вспрыгивает в седло; а тот на полном карьере спешился, положил на землю коня и стреляет из-за "его, как из-за бруствера". И все это делается с гиком, стрельбою и свойственным казаку ухарством. Нередко заключали на джигитовке пари: ставили на землю яйцо или рюмку, и казак должен был на скаку попасть в эту мишень из пистолета.

В гребенских станицах существовал еще обычай устраивать проводы казаков в поход, когда все население выходило в степь за станицу, принося с собой обильное угощение. Походные казаки, выстроенные во фронт, спешивались и начинался общий разгул: ведра чепурки с чихирем переходили из рук в руки, и при этом был обычай, что казак, которому казачка подносит чашку с вином, имеет право три раза поцеловать ее. Проводы обыкновенно также заканчивались джигитовкой… Наконец, звук трубы собирал казаков, и сотня выступала. А станичники с музыкой и песнями возвращались по домам. Таковы были нравы и быт казачьего населения, не лишенные своей поэтической прелести.

Делить с мужьями их воинские заботы зачастую приходилось казачкам. Если случалось, что тревога оказывалась вблизи станицы, то выходили или выбегали на тревогу даже женщины, которые надевали тоже на себя черкески, на головы папахи, а через плечо винтовки. Все это делало характер казачки решительным, мужественным и стойким. По возрасту гребенские казачки были на несколько лет старше своих мужей, которым иной раз к свадьбе едва исполнялось 16 лет: ведь на женщине держался весь дом и хозяйство. Впрочем, как остроумно заметил один из историков терского казачества, жены готовы были много работать, лишь бы видеть своего мужа лихим казаком на добром коне. С другой стороны, не один казак сложил голову в своем молодечестве, чтобы доставить возможность своей красавице-жене щегольнуть геройством мужа. Вот почему, оставаясь дома на побывке, казак практически отдыхал, в досужее время ладил плетень, чистил ружье, вязал уздечку. Всем остальным делом, включая заботу и о коне, заправляла казачка. Она седлала коня, подводила его мужу, по возвращении из похода она же первая с низким поклоном его встречала, водила коня по двору и снимала седло; но горе казаку, если его саквы оказывались пусты, без подарков любимой жене и близким родственникам.

На строевую службу все казаки призывались, по строгому медицинскому освидетельствованию. Для службы казак обязан был иметь в первые десять лет собственную строевую лошадь и все казачье снаряжение за исключением ружья, которое на срок действительной службы, а льготным казакам - на время ежегодных лагерных сборов, выдавалось из войскового арсенала. В обязательное снаряжение, которое казак приобретал за свой счет, входили шашка и кинжал с поясом, седло и кожаные переметные сумы (саквы), черкеска, бешмет, шаровары, бурка, башлык, папаха, одна пара сапог, пара теплых портянок, полушубок, две пары теплых перчаток, нагайка, патронташ, две пары подков, щетка, скребница и тренога.

Таким образом, вся система, которая была заложена и укреплялась веками, способствовала подготовке казака сызмальства к защите Родины, охране границ, воспитывала и формировала стойкость, храбрость и непревзойденное мужество. Накануне Первой мировой войны в России насчитывалось 11 казачьих Войск: Донское, Кубанское, Терское, Астраханское, Уральское, Оренбургское, Сибирское, Семиреченское, Забайкальское, Амурское, Уссурийское и два отдельных казачьих полка. Они занимали 65 млн. десятин земли с населением 4, 4 млн. чел., в том числе 480 тыс. служилого состава. Среди казаков в национальном отношении преобладали русские (78%), на втором месте были украинцы (17%), на третьем буряты (2%). Большинство казаков исповедовало православие, имелся большой процент старообрядцев (особенно в Уральском, Терском, Донском войсках), а национальные меньшинства исповедовали буддизм и мусульманство.

На полях сражений Первой мировой войны принимало участие более 300 тыс. казаков (164 конных полка, 30 пеших батальонов, 175 отдельных сотен, 78 полусотен, не считая вспомогательных и запасных частей). Война показала неэффективность использования больших конных масс (казаки составляли 2/3 численности русской кавалерии) в условиях сплошного фронта, высокой плотности огневой мощи пехоты и возросших технических средств обороны. Исключения составили сформированные из добровольцев-казаков мелкие партизанские отряды, успешно действовавшие в тылу противника при выполнении диверсионных разведывательных заданий. Казаки как значительная военная и социальная сила участвовали в Гражданской войне. Боевой опыт и профессиональная военная подготовка казаков вновь были использованы при решении острых внутренних социальных конфликтов.

Весьма осторожное отношение властей к казачеству, результатом чего стало забвение его истории и культуры, породило современное казачье движение. Первоначально (в 1988 - 1989 г.г.) оно возникло как историко-культурное движение казачества (по некоторым оценкам, около 5 млн. человек). К 1990 г. движение, выйдя за культурно-этнографические рамки, стало политизироваться. Началось интенсивное создание казачьих организаций и союзов, как на местах бывшего компактного проживания, так и в крупных городах, где за советский период осело большое количество потомков, спасавшихся от политических репрессий. Массовость движения, а также участие военизированных казачьих отрядов в конфликтах в Югославии, Приднестровье, Осетии, Абхазии, Чечне заставили правительственные структуры и местные власти обратить внимание на проблемы казачества. Дальнейшему росту казачьего движения способствовали Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1992 г. № 3321-1 "О реабилитации казачества" и ряд законов. При Президенте России было создано Главное управление казачьих войск, ряд мероприятий по созданию регулярных казачьих частей предприняли силовые министерства (МВД, Погранвойска, Минобороны).

Напомню несколько моментов из истории. Декретом ВЦИК и СНК от 17 ноября 1917 г. формально казачество как сословие и казачьи формирования были упразднены. В Гражданскую войну казачьи территории стали основными базами Белого движения (особенно Дон, Кубань, Терек, Урал) и именно там велись самые ожесточенные бои. Казачьи части являлись в численном отношении главной военной силой Добровольческой армии в борьбе с большевизмом. К этому казачество подтолкнула проводимая политика расказачивания (массовые расстрелы, взятие заложников, сожжение станиц, натравливание иногородних против казаков). В Красной Армии также имелись казачьи подразделения, но они представляли малую часть казачества. По окончании Гражданской войны большое количество казаков оказалось в эмиграции (около 100 тыс. человек).

В советское время официальная политика расказачивания фактически продолжалась, хотя в 1925 г. пленум ЦК РКП(б) признал недопустимым "игнорирование особенностей казачьего быта и применение насильственных мер в борьбе с остатками казачьих традиций". Тем не менее, казаки продолжали считаться "непролетарскими элементами" и подвергались ограничению в правах. В частности, запрет служить в рядах Красной Армии был снят лишь в 1936 г., когда создали несколько казачьих кавалерийских дивизий, затем и корпусов), отлично проявивших себя во время Великой Отечественной войны.

Свой доклад мне бы хотелось завершить тем, что на сегодняшний день сложилось в становлении российского казачества. Серьезное внимание этому уделяет лично Президент нашей страны В.В.Путин.

Только благодаря ему, два года назад наконец-то вышел Федеральный закон № 154-ФЗ "О государственной службе российского казачества".

Считаю, что прошедший период был полезным и результативным в дальнейшем развитии казачьего движения в России. Да, многих казаков и меня в том числе, редакция этого законодательного акта не во всем устраивает, хотя мы осознано пошли на это, и для того чтобы закон заработал, нужен комплекс нормативных правовых актов Президента и Правительства Российской Федерации по его реализации.

В настоящее время эти документы разработаны и проходят согласование в федеральных органах исполнительной власти.

Как бы длительно не развивались события с их утверждением, по моему глубокому убеждению, они в ближайшее время будут, в конце концов, приняты и вступят в силу.

В казачьих рядах бытует мнение, что с принятием федерального закона все казаки пойдут на государственную службу и все проблемы сразу же разрешатся мгновенно. Так не бывает.

Не надо забывать и о том, что на федеральном уровне приняты приоритетные национальные проекты, участие в которых должно определить и российское казачество. По всем этим вопросам казачьи общества должны найти взаимопонимание с органами государственной власти, работать настойчиво и целенаправленно.

Чем же занимаются войсковые, отдельные окружные казачьи общества в настоящее время?

Самое главное и первостепенное - патриотическое воспитание подрастающего поколения, подготовка казачат к военной службе. Принимают участие в охране общественного порядка в городах и станицах; участвуют в охране государственной границы Российской Федерации в составе общественных формирований; проводят мероприятия по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций; принимают участие в природоохранных мероприятиях и ликвидации последствий стихийных бедствий; в обеспечении экологической и пожарной безопасности; сохраняют объекты государственной, муниципальной и личной собственности граждан.

Сегодня в нашей стране набирает обороты движение по развитию казачьего кадетского образования. С участием казачьих обществ создано 25 казачьих кадетских корпусов, в которых казачата проходят помимо общеобразовательной школьной программы полный курс начальной военной подготовки, воспитываются истинными патриотами нашей Родины. Такие казачьи кадетские корпуса созданы: 9 - во Всевеликом войске Донском, 8 - в Волжском казачьем войске, 3 - в Забайкальском ВКО, по одному - в Кубанском, Енисейском, Сибирском, Терском и в Центральном казачьем войсках.

В казачьих кадетских корпусах сегодня воспитываются и проходят обучение свыше 6 тыс. кадетов. Это совсем не значит, что в них обучаются только казачата. Здесь обучаются и воспитываются дети-сироты, те, у кого отцы погибли в Чечне, очень высок процент беспризорников, детей из неблагополучных и многодетных семей.

Кроме того, на базе общеобразовательных школ создано более 300 кадетских классов с казачьим компонентом.

На Дону сегодня пошли дальше. Они проводят эксперимент уже по созданию казачьих технических училищ на базе ПТУ. Забота о нашей молодежи должна стать предметом особого внимания всего общества и, прежде всего, конечно же, органов государственной власти. Именно их поддержка так нужна этим учебным заведениям.

В конце декабря прошлого года, благодаря нашим совместным усилиям, распоряжением Президента Российской Федерации 2 казачьих кадетских корпуса Ростовской области переданы в качестве эксперимента на федеральный уровень, в Рособразование.

Достойному воспитанию казачьей молодежи способствуют созданные в казачьих обществах военно-патриотические клубы, спортивные секции, оздоровительные лагеря, казачьи музеи, творческие коллективы.

При содействии Всевеликого войска Донского создано 167 взрослых и 53 детских творческих коллектива с общей численностью участников более 4 тыс. человек.

В Терском войсковом казачьем обществе сегодня создано 4 военно-спортивных лагеря, 28 спортивных секций и 12 секций конного спорта, в которых регулярно занимаются до 700 казачат. Разве это не пример для подражания?

В Иркутском казачьем войске создана и успешно работает некоммерческая организация "Центр казачьей культуры", которая объединяет 19 казачьих творческих коллективов, 11 из которых детские. В общей сложности там занимается сегодня свыше 150 детей.

В Волжском войсковом казачьем обществе созданы военно-исторические клубы и конные военно-исторические клубы, члены которых являются постоянными участниками военно-исторических фестивалей на Бородинском и Куликовом полях, в Москве и Санкт-Петербурге.

В Сибирском казачьем войске подобных военно-патриотических клубов и спортивных секций создано более 20, в которых занимаются сегодня около 1500 детей.

В Москве, при поддержке Кубанского и Центрального казачьих войск, работает педагогический центр "Каникулы", который ежегодно, вот уже на протяжении 13 лет, проводит до четырех крупных детских казачьих мероприятий в масштабе страны: Рождественская елка "Казачий Круг" и сбор воспитанников казачьих кадетских корпусов в г. Москве, фестиваль детских творческих коллективов "Казачок" в г. Анапе и другие мероприятия, в которых ежегодно участвуют 600 детей из разных регионов России. Они знакомятся с историческими и культурными центрами столицы (музеями, театрами, выставками), принимают участие в смотрах-конкурсах детских творческих коллективов.

Что касается участия казаков в обеспечении общественного порядка…

В 2006 г. казачьими обществами, на региональном уровне, удалось заключить с органами правопорядка значительное число соглашений (договоров) о совместной деятельности по поддержанию общественного порядка, наладить тесное деловое сотрудничество и организовать плановую работу.

Положительных примеров участия казачества в обеспечении правопорядка достаточно, однако более эффективно эта работа организована и более результативно проводится в традиционных казачьих регионах Северного Кавказа, Поволжья и Урала.

В последние годы в деятельности казачьих обществ появилось новое направление - охрана и обеспечение порядка в учебных и медицинских учреждениях, пригородных поездах.

Казаки совместно с органами правопорядка регулярно принимают участие в обеспечении общественного порядка в дни государственных и религиозных праздников в местах массового скопления людей.

Депутатами Государственной Думы в марте месяце 2007 г. внесен на рассмотрение законопроект "О привлечении граждан Российской Федерации к охране общественного порядка" и состоялись парламентские слушания по этому вопросу (речь идет о воссоздании народных дружин).

Большинство выступающих высоко оценили роль и место казачества в работе по поддержанию общественного порядка, но при этом, с оговоркой на тот факт, что число казачьих дружин правоохранительной 'направленности за прошедшие годы сократилось более чем на 20 процентов.

Думаю, что с принятием указанного выше федерального закона ситуация изменится в лучшую сторону.

Казачьи общества активно занимаются сегодня и охраной государственной границы. При поддержке пограничной службы ФСБ России проводят совместные мероприятия по предупреждению правонарушений на государственной границе, рейды, патрулирование (засады), а также проводят разъяснительную работу среди населения этих районов.

Добровольные казачьи дружины по охране государственной границы сегодня созданы во многих войсковых казачьих обществах.

К примеру, Уссурийское казачье войско постоянно выделяет для охраны государственной границы до 100 казаков. Только за прошлый год этими силами было задержано 35 нарушителей государственной границы.

Добровольная дружина Находкинского городского казачьего общества в прошедшем году выставила 266 нарядов на морском участке государственной границы.

Я перечислил только некоторые примеры деятельности казачьих обществ в этом вопросе.
Одним из основных направлений деятельности казачьих обществ является и участие казаков в охране природных ресурсов.

На основе договоров казачьих обществ с региональными природоохранными структурами осуществляется охрана лесов от пожаров и незаконной их вырубки, охрана биоресурсов и животного мира, контроль за экологическим состоянием объектов и населенных пунктов.

Только в Ростовской области за прошлый год казаками изъято более 80 км браконьерских сетей, с нарушителей взыскано около 50 млн. рублей штрафа.

Экологические подразделения Волжского казачьего войска провели 118 природоохранных рейдов, предотвратили 48 крупных лесных пожаров.

Немаловажное значение в деятельности казачьих обществ имеет и участие их в охране государственной, муниципальной и личной собственности граждан.

Члены казачьих обществ охраняют объекты инфраструктуры и жизнеобеспечения населения (очистные сооружения, объекты водозабора, плотины, мосты, школы, детские дошкольные и медицинские учреждения и т.п.).

В большинстве войсковых казачьих обществ созданы и успешно функционируют охранные предприятия.
Так, в Сибирском казачьем войске таких охранных предприятий 12, которые охраняют 59 объектов. В структуре охранных предприятий работает 274 казака, из них 183 имеют лицензии на право ведения охранной деятельности.

По договорам с юридическими лицами иркутские казаки охраняют 70 хозяйственных объектов (в том числе 5 объектов ОАО "Иркутскэнерго"), 17 объектов муниципальной собственности и 18 садоводческих кооперативов.

Считаю, что та работа, которую мы проводим и планируем проводить, будет способствовать укреплению казачества, повышению его роли в жизни нашей страны и, безусловно, патриотическому воспитанию молодежи.

Благодарю Вас за внимание.

0